Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Кабмин замедленного действия
Данияр АШИМБАЕВ
14 января
"Время"

10 января правительству Карима МАСИМОВА исполнилось три года, и хотя оно не побило рекорд долгожительства, поставленный кабинетом Даниала Ахметова, но уже успело пережить немало прогнозов о своей отставке. Три года в нынешней ситуации - срок достаточно большой, можно со страной сотворить такое… Жизнеописание нынешнего кабмина, даже если не затрагивать его эффективность, дает большую пищу для размышлений.

Взять хотя бы кадровый состав правительства. Персоны 18 министров, назначенных в январе 2007 года, представляют забавный срез отечественной элиты конца "нулевых годов". "Усредненному" министру было 50 лет, он имел гуманитарное образование, степень доктора наук, был мужчиной-казахом, пришел из администрации президента и не был судим.

Забавно, что 41-летний премьер оказался самым молодым членом собственного правительства. В 1991 году, когда вчерашний студент Масимов устроился на свою первую работу, Есимов и Мусин уже побывали секретарями обкомов партии, Храпунов - председателем горисполкома, Ертысбаев - народным депутатом, а Карагусова защитила докторскую диссертацию.

Сильно новым правительство нельзя было назвать, поскольку только четверо не работали в составе прежнего. Да и они оказались отнюдь не новичками - аким, секретарь Совбеза, посол и президент нацкомпании.

Я пришел дать вам холдинг

Как можно было понять из первоначальных деклараций, ничего плохого делать новое правительство вроде бы и не собиралось. Напротив, оно намеревалось сократить государственное регулирование экономики, провести административную реформу с целью повышения эффективности работы аппарата и стимулировать активную инвестиционную политику. И это не считая борьбы с коррупцией и повышения благосостояния населения.

Только вот методы достижения этих целей министры избрали весьма странные. Роль правительства в экономике действительно была снижена до минимума и передана госхолдингам, формально подчиненным тому же правительству, но совершенно бесконтрольным и зачастую искренне не понимающим, что, собственно, надо делать с той кучей активов и бюджетов, которые им отписали.

Административная реформа свелась к перекройке полномочий между министерствами, агентствами, комитетами, акиматами, департаментами и инспекциями, причем с использованием самой разной методологии и постоянными пересмотрами вчерашних решений. Апофеозом реформы стало введение института ответственных секретарей, которые должны были стать гарантами стабильности и преемственности, а также отделить министров от хозяйственных функций. Совсем отделить министров от тендеров не удалось еще никому, а что касается несменяемости, то тут сама за себя говорит статистика. Из 14 ответственных секретарей министерств, назначенных осенью того же года, остались лишь трое…

Если раньше только сторонние наблюдатели не могли сразу определить, кто чем занимается и кто за что отвечает, то в итоге реформы чиновничий аппарат сам был приведен в состояние полного хаоса. Это, кстати, нанесло мощнейший удар по коррупции - поскольку все перестали понимать, кому и чем надо заниматься, соответственно, стало непонятно, что можно тащить в карман, а что нельзя. Собственно говоря, на вопрос, как эффективно потратить бюджетные средства (на инвестиции или социальные вопросы), тоже никто ответить не мог. Вследствие чего миллиардные капиталы направились на депозиты в банки, что никак не соответствовало законодательству, но целиком и полностью одобрялось наверху…

То, что в новом правительстве работали аж восемь докторов экономических наук, совсем не помогло кабинету справиться и со свалившимся на его голову экономическим кризисом. Ну, в самом деле, кто бы мог подумать, что приток нефтедолларов в страну, обусловленный явно спекулятивным ростом цен на сырье на мировых рынках, и переток этих же долларов в не менее спекулятивно разогретый рынок недвижимости и финансово-банковский сектор когда-нибудь может закончиться?! Правительство же отреагировало на кризис в свойственной ему манере - усиленным финансированием социально близких бизнес-структур и перетряской госактивов.

Холдинги "Самрук" и "Казына" были объединены в один, а холдинг "Самгау" разделен на три (" Арна-медиа", "Парасат" и "Зерде"). Как это повлияло на экономику, кроме создания новых рабочих мест для отдельных представителей особо талантливой молодежи, доподлинно неизвестно. Видимо, удачную комбинацию пока не подобрали.

Вообще же, гуманное обращение с кадрами - это наша добрая традиция. "Провалил министерство, малыш? Ну может, из тебя аким хороший выйдет?.. Ох, и с областью как-то неудачно вышло… Ну, это не страшно, у нас их много, ты, главное, не переживай, "попослишь" немного в Европе, отдохнешь, дадим нацкомпанию, там себя и проявишь..."

Снятый со скандалом глава МЧС Виктор Храпунов благополучно оказался в Швейцарии, где тут же попал в рейтинг самых богатых людей страны. А вот дело другого отставника, Нурлана Искакова, продемонстрировало, что громкий коррупционный скандал можно превратить в фарс, и поставило слишком уж много вопросов о состоянии дисциплины и эффективности в работе одного отдельно взятого министерства, причем не самого важного…

Наш кризис - самый прогрессивный в мире!

В последние годы в Казахстане зафиксированы: падение ВВП, рост безработицы, падение производства, двукратное снижение внешнеторгового оборота, ежемесячные обнародования фактов нецелевого использования миллиардных сумм, девальвация национальной валюты, высокая инфляция и постоянный рост тарифов на коммунальные услуги, рост коррупции и преступности, конфликты между силовыми структурами, снижение позиций страны во всех возможных мировых рейтингах.

Но, похоже, так оно выглядит только со стороны.

В причудливом мире государственного управления картинка получается намного интереснее и светлее. Встретишь в коридоре министра чего-нибудь-там и возмущенно высказываешься: "Представляете, сегодня курс рухнул, тариф на свет вырос на 10 процентов, а уровень коррупции составил 35 процентов!" А человек смотрит на часы: "Ух ты, точно по расписанию, у нас именно на сегодня это и было запланировано. А вот по коррупции недобор еще небольшой, в среднесрочной программе на II квартал запланировали 37,2 процента, надо поработать", - и уходит, озабоченный государственными думами…

Взять, к примеру, последнюю правительственную статистику: 9 декабря Агентство по статистике сообщило, что снижение реального ВВП по сравнению с аналогичным периодом 2008 года составило 2,2 процента. В те же дни министр экономики сообщил, что "министерство совместно с центральными местными органами проанализировало и проработало параметры достижения запланированного роста. Индикатор оценочный - 0,1 процента. Анализ и результаты 11 месяцев ушедшего года показывают, что эти параметры будут выполнены точно. Кроме того, по отдельным отраслям может быть перевыполнение". То есть оно как бы падает, но при этом растет. Понять это сложно, можно только верить.

Допустим, статистики сообщают, что "доля населения республики, имеющего доходы ниже величины прожиточного минимума, в III квартале… составила 10,5 процента". При этом разъяснено, что "величина прожиточного минимума в декабре 2009 года составила 11983 тенге" (иначе говоря, каждый десятый казахстанец живет меньше чем на 80 долларов в месяц). Данная величина "рассчитана исходя из минимальных норм потребления основных продуктов питания", то есть не включает в себя постоянно дорожающие коммунальные услуги. Получается, что с точки зрения обеспечения нужной статистики идеальное население должно жить на деревьях и питаться дождевой водой и, допустим, дождевыми червями - зато все будут находиться выше черты бедности…

Как заявил недавно глава МЭБП, "в экономике уже четко видны позитивные тенденции. В первую очередь на это повлияли антикризисная программа и "Дорожная карта". Злые языки же утверждают, что появление "позитивных тенденций" связано не столько с эффективностью исполнительной власти, сколько с арестом двух зампредов Агентства по статистике и отставкой их шефа. Подтвердить эту версию практически невозможно, но при новом руководстве статистического ведомства тут же начали сокращаться инфляция, безработица, дефицит платежного баланса, а промышленность показала рост…

Отдельные данные позволяют понять, кому больше всего помогли "антикризисные меры правительства". По данным тех же статистиков за ноябрь, "самая высокая заработная плата сохраняется в финансовой деятельности - 132,6 тыс. тенге (в 2,0 раза превышает среднереспубликанский уровень), в горнодобывающей промышленности - 121,4 тыс. тенге (в 1,8 раза), в сфере осуществления операций с недвижимостью - 107,6 тыс. тенге (в 1,6 раза), в строительстве - 97,2 тыс. тенге (в 1,4 раза)".

Недавно один из топ-менеджеров "Самрук-Казыны" признался, что за последние два года на решение проблем 4355 дольщиков были потрачены 66 млрд. тенге (100 тыс. долларов на человека). Можно было, конечно, раздать эти деньги всему населению страны, но тогда вышло бы всего по 27 долларов на человека. Даже несолидно как-то людям такие деньги давать. Тем более когда банки, строительные корпорации и нищие горно-металлургический и топливно-энергетический комплексы загибаются…

Верую, ибо абсурдно...

У нас ведь как устроено: если уж пытаются оценивать работу того или иного министра/акима, то проще всего не формировать сложную систему оценки эффективности работы, а выбрать простых 2-3 показателя. К примеру, акимов чаще снимают не за рост безработицы, а за плохие показатели на выборах. Ответственных секретарей - не за злоупотребления, а за психологическую несовместимость с министрами. Вот и приходится придумывать варианты. Холдинги и акиматы просят оценивать себя не за эффективность, а за скорость и объем освоения бюджетных средств. Правительство уцепилось за рост ВВП, ухитрилось его как-то насчитать и пережило свое трехлетие…

Нельзя не привести статистику качественного изменения состава самого правительства. Несмотря на то что прошло три года, средний возраст остался тот же (50 лет). И премьер уже не самый молодой - его обогнали аж трое во главе с министром экономики. Доли женщин и неказахов уменьшились до 5 процентов. Число гуманитариев выросло на 15 процентов, а инженеров - сократилось вдвое. Число врачей не изменилось, зато появился агроном. На 20 процентов стало меньше обладателей ученой степени, зато появилось три генерала.

В целом же, получается, что, элита окончательно перешла к универсальности, когда любой чиновник может работать в любой отрасли. И может он там работать как угодно и на кого угодно, поскольку от результатов работы его карьера в принципе не зависит. Собственно говоря, результаты деятельности министров не зависят толком даже от их собственных желаний и устремлений, поскольку что от чего зависит и кто кому подчиняется, доподлинно неизвестно. Но судя по тому, что правительство до сих пор работает, в стране еще есть люди, верящие в статистику.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже