Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


После политического штиля снова вдруг забурлило
Игорь Хен, camonitor.com, 18 марта

"Заштиленная" в последнее время политическая жизнь в Казахстане внезапно забурлила. В прессе развернулось несколько локальных информационных войн, оживилась оппозиция, зашевелились национал-патриоты. Венцом всех этих внутриполитических "движений" стали реорганизационные процессы в правительстве страны и очередная перетасовка привычной глазу колоды чиновников, имеющейся в наличии у руководства страны. Закономерность и мотивы нынешних процессов в казахстанском истеблишменте, а также их возможные последствия мы попросили оценить автора энциклопедии "Кто есть кто в Казахстане" Данияра Ашимбаева.

Изменения есть, перемен - нет

- Что вы можете сказать о произошедшей реорганизации некоторых министерств и о новых назначениях среди управленческой элиты?

- Если говорить о недавних громких назначениях, то, по-моему, нужно, прежде всего, иметь в виду, что все это - вопрос больше технический. По большому счету, перераспределение полномочий между министерствами - это не перераспределение ключевых полномочий в государстве. Существуют "смежные" вопросы, которые могут курировать и Минюст, и Минкультуры и так далее. Проблемы экологии или геологии, например, могут присутствовать и в Минэнергетики, и в Минэкологии, и в Мининдустрии. Главный повод для нынешних перестановок очевиден - это принятие нового плана индустриального развития. Именно под него было укреплено Министерство индустрии и новых технологий во главе с Асетом Исекешевым, который одновременно стал вице-премьером. Исекешев к тому же получил новые полномочия по электро- и атомной энергетике за счет Министерства нефти и газа. Многие перестановки намечались уже давно, и, скорее всего, их решили провести сразу - до кучи. Например, Министерство экономики снова стало центром планирования экономической политики. Бахыт Султанов, который стал помощником президента, является очень хорошим финансистом, но, при всем моем уважении к нему, на роль экономического стратега в правительстве немного не подходил. Он грамотный финансист, отличный бюджетник…

- А на роль помощника президента он, на ваш взгляд, подходит?

- Администрация ведь уже давно не является экономическим штабом, ей сейчас нужно просто обеспечивать президента грамотной экономической информацией. Представляется, что Жанар Айтжанова, которая стала министром экономики, на эту роль тоже не очень подходит. В системе экономического планирования она никогда не работала, а ее последнее место до прихода в Казахстан называлось вроде как "представитель ПРООН в Монголии". Затем она сразу стала заместителем министра индустрии и руководителем переговорной группы по ВТО. Вместе с тем, у нас со вступлением в ВТО какие-то не очень понятные процессы идут, сейчас еще и Таможенный союз появился, который с ВТО не очень стыкуется. Не совсем понятно, как и над чем именно новое министерство будет работать.

Что касается Министерства культуры, то оно уже несколько раз выделялось, да и вообще исторически было самостоятельным. Фактически сейчас разделилась идеология - на "практическую" и "теоретическую" части. "Теоретическая" досталась Мухтару Кул-Мухаммеду - это культура, религия, языки, молодежь, архивы, научные институты. А "практическую" получило новое Министерство связи и информации. На самом деле эта композиция далеко не окончательна, и через год, два или три ситуация может опять измениться. Потому что Министерству связи и информации отдали, с одной стороны, вопросы, касающиеся "электронного правительства" и информатизации, а, с другой - все правительственные электронные и печатные СМИ. Такого гибрида еще не было, и потому оценить его эффективность пока очень сложно. Единственное, что можно сказать по этому ведомству, это то, что возглавивший его Аскар Жумагалиев - достаточно грамотный менеджер, в "Казахтелекоме" проявил себя неплохо, так же, как и в АИСе. Но как он выстроит отношения с государственными СМИ, еще непонятно. Вообще, как мне кажется, многое сейчас будет зависеть от второго эшелона чиновников - тех, кто займет места ответственных секретарей, вице-министров и председателей комитетов. Здесь тоже пока нет никакой ясности.

- Насколько логично появление Сергея Дьяченко на посту акима Акмолинской области?

- Это достаточно неожиданное назначение - примерно такое же, какими были в свое время назначения Таира Мансурова и Анатолия Смирнова на пост акима Северо-Казахстанской области. В принципе, Сергей Дьяченко как политик состоялся - спорить с этим не имеет смысла. Как вице-спикер, зампред Ассамблеи народа Казахстана, нуротановский функционер он себя вполне проявил. При этом в свое время (несколько забытый факт его биографии) в конце 1980-х и до начала 1990-х он был первым секретарем Кокчетавского горкома партии и сейчас возвращается на малую родину. Можно, конечно, рассматривать его назначение как благодарность за работу на идеологическом фронте, но опять-таки как он проявит себя как менеджер, как аким - пока тоже неизвестно.

- Как вы считаете, что значит назначение на пост первого заместителя министра индустрии и новых технологий Альберта Рау?

- Рау давно зарекомендовал себя как неплохой управленец, будучи акимом нескольких городов и районов областного значения. За работу на посту руководителя СПК президент его похвалил - и было за что. При этом немного бросалось в глаза то, что на посту акима области ему не хватало "политического веса". Мне кажется, что его назначение на пост вице-министра индустрии - вполне логичный и хороший шаг. Если вдуматься, то в наших министерствах, отвечающих за промышленность, очень давно не было специалистов (от министра до директора департамента), имеющих опыт работы в индустрии, инженерное образование и хотя бы хозяйственные навыки…

Президент попросил подарить ему на семидесятилетие успешную реализацию новой индустриальной программы. Для этого-то и укрепили профильное министерство, но те институты, через которые будут реализовываться намеченные планы, остались. Я имею в виду так называемые институты развития (инвестиционные и инновационные фонды, корпорацию "Kaznex", Банк развития и т.д.), то есть все те структуры, которые за годы своего существования не продемонстрировали никаких принципиальных успехов. Если даже успехи и были, то явно не покрывающие средства, которые были затрачены. Почему-то так сложилось, что государственная инвестиционная политика существует исключительно в виде бесконтрольного расходования бюджетных средств и отвлечения инвестиционных ресурсов на депозиты в коммерческих банках.

Если рассматривать степень эффективности состоявшихся перестановок и структурной реорганизации правительства именно с точки зрения повышения уровня компетентности при реализации индустриальной программы, то, на мой взгляд, там ничего не изменится. Потому что даже если будут образованы некие новые институты или структуры, они будут укомплектованы теми же самыми менеджерами, которые за долгие годы работы ничем себя не проявили.

- Существует мнение, что Асет Исекешев в последнее время растет "как на дрожжах". В свои неполные 39 - уже министр, вице-премьер…

- Ну, это еще как сказать. Для нынешней управленческой элиты у него достаточно средние показатели "динамики роста". Он работал в Минюсте, в корпорации "Ордабасы", оттуда перешел в команду Келимбетова, при нем дорос до помощника президента, затем пересел в кресло министра индустрии, сменив ушедшего в "Казатомпром" Владимира Школьника. В его работе не было как явных провалов, так и ярких прорывов. Это стандартный тип современного чиновника-управленца, от которого многого не требуют, но который в рамках разумного свой фронт работ ведет неплохо. Но я хотел бы отметить, что независимо от личностей обеспечить те задачи, которые пишутся в программах, при имеющемся инструментарии, опыте и с учетом наших традиций практически невозможно.

Ставим опыты. Неудачные…

- Как известно, медиа-холдинг "Арна Медиа" упразднен. Насколько это значимое событие на информационном поле Казахстана?

- С упразднением этого холдинга не все понятно. Первым холдингом, как известно, был "Самрук", и смыслом его создания была цель собрать в один сильный кулак все национальные компании. Хотя было бы логичнее, если бы ими управляли министерства. Но от министерств решили отсечь практическое управление экономикой, чтобы они больше занимались политическими вопросами. Создание фонда "Самрук" можно критиковать, но так или иначе оно состоялось и, в принципе, себя оправдало. Затем появился холдинг "Казына", который объединил в себе кучу институтов развития. Затем - холдинги "Самгау", "Казагро" и т.д. С точки зрения логики пошло уже тупое перенесение одного опыта на все подряд. И если "Самрук" в той или иной степени состоялся, то все остальные - однозначно нет. Причем "Самрук" может нормально работать, по всей видимости, только под руководством Тимура Кулибаева. Когда там сидела другая команда, эффективность была намного ниже. Кулибаев как человек, имеющий определенный авторитет в данной сфере, знает, как принимать решения и "продавливать" их исполнение.

В сущности, "Самрук-Казына" - это не цельный институт. "Самруковские" активы остались под Кулибаевым, активы "Казыны" - под Келимбетовым, а двумя несчастными банками - БТА и "Альянсом", которые, по сути, не нужны ни Кулибаеву, ни Келимбетову, занимается Арман Дунаев. И эти три группы между собой не очень сильно связаны. В случае с холдингом "Арна Медиа", скорее всего, было желание создать что-то серьезное на основе государственных медийных активов, которые имеют разную специфику, разный бюджет, разные задачи и разную аудиторию. На мой взгляд, идея изначально была весьма бессмысленной, потому что Министерство информации с функциями управления вполне нормально справлялось. В итоге возник холдинг, а с ним и дополнительное управленческое звено. Получилось, что государственными СМИ руководили Министерство культуры и информации, при котором есть Комитет информации, пресс-служба президента, отдел внутренней политики, секретариат, секретариат госсекретаря, канцелярия премьер-министра, "Нур Отан" и т.д. Определить, кто тут у нас главный идеолог, невозможно. И все перечисленные структуры пытались управлять СМИ, а к ним в итоге добавился холдинг. Появилось дополнительное звено по управлению идеологическим блоком, кроме того, руководство холдинга стало финансовым посредником между бюджетом и собственно СМИ. Это очень плохо повлияло на все каналы и газеты, которые вошли в холдинг. Наверное, не нужно объяснять, почему.

- Если уж мы заговорили о СМИ, можете ли вы прокомментировать информационную войну, вернее, несколько локальных войн, которые сегодня происходят в казахстанской прессе. Имеются в виду "битва за Жанаозен", "Аблязов против всех" и т.д.?

- На мой взгляд, СМИ, которые называют себя "независимыми" и "оппозиционными", давно уже таковыми не являются. Ни для кого не секрет, кто и чьи интересы защищает. Они исторически являются такой же "олигархической прессой", как и многие другие издания в стране. Просто, позиционируя себя в качестве "оппозиционных", они имеют больше возможностей для продавливания информационной политики своих владельцев. Кроме того, через оппозиционную прессу часто "сливают компру" различные группы из Астаны. У нас нет ни газет, ни журналов, ни сайтов, которые можно было бы назвать независимыми. Черный, белый и серый пиар процветает везде. Большинство изданий разделено между конкретными политическими или финансовыми группами, и понятно, что они на 90 процентов выполняют волю своих заказчиков. Если же говорить о Жанаозене, то совершенно ясно, что одни СМИ будут писать только с позиции "КазМунайГаза", а другие - с точки зрения, выгодной оппозиции. Объективное освещение проблемы уже давно никто не практикует. Понятно, что там обостренные социальные проблемы, безработица, у населения очень низкий уровень доходов. С другой стороны, требования рабочих активно используются некоторыми политиками для решения своих частных задач. Хотя при этом понятно, что им "фиолетово" реальное положение дел в городе.

А что касается Аблязова, то его цели понятны, тем более, что они не меняются уже много лет - постоянная необходимость "отмывать" свою репутацию, перенося внимание на коррупцию в чужом огороде. С использованием черного пиара и либеральной патетики он сам, его карманная партия и подконтрольные ему СМИ уже много лет "мочат" тех, кто является его конкурентами в политике и бизнесе. Сначала они воевали против Машкевича и Блаватника. Потом против Алиева и Субханбердина. Потом против Токаева и Ахметова, потом снова взялись за Алиева. Когда последнего "свергли", его затянули в новую информационную войну против Шабдарбаева. Сейчас борются против Кулибаева и Тасмагамбетова. Понятно, что в условиях нашего доморощенного авторитаризма и однопартийности традиционная политическая конкуренция в Казахстане не приживается, и информационно-олигархические войны являются ее эрзацем. Но надо помнить, что за либеральными воплями, обвинениями в коррупции и национал-патриотической патетикой скрываются частные интересы всем известного беспринципного афериста.

Справедливо, но много?

- Недавно был вынесен приговор бывшему главе "Казатомпрома" Мухтару Джакишеву. Можете ли высказать свое мнение по этому поводу?

- Мухтар Джакишев всегда производил хорошее впечатление. Он умеет выстраивать отношения с прессой и создал себе глубоко положительный имидж. При этом никто не изучал глубоко объективную ситуацию в "Казатомпроме", не было никакой иной точки зрения кроме той, что Джакишев - отличный парень, а "Казатомпром" - это успешная и эффективная компания. Вглубь внутренних процессов никто не влезал, может быть, благодаря личным связям Джакишева. Посудите сами, у него были хорошие отношения и с Бутей, и с Рахатом, и с "Казкомом", и с Аблязовым, которые обеспечили и политическое, и экономическое, и общественное прикрытие. К тому же экс-глава "Казатомпрома" в какой-то степени и к семье президента имел отношение…

Все эти годы компания была почти бесконтрольной. В ней не было чужаков, к управлению компанией не допускались люди со стороны. При этом нужно учитывать, что осужденный Джакишев руководил "Казатомпромом" больше десяти лет, а то, как работает такая крупная государственная компания, понятно даже детям. В итоге все финансовые и товарные потоки замыкаются на команде первого руководителя, затем начинается теневая приватизация возможных активов. Так живут все госкорпорации…

Судя по тем фактам, которые были предъявлены следственной группой и были озвучены в суде, обвинения более чем серьезные. При этом защита подсудимого практически их не оспаривала, а делала упор на его здоровье и нарушении прав человека. Сегодня из Мухтара Джакишева хотят сделать очередного казахстанского "Манделу", что, на мой взгляд, не совсем оправданно. У нас ведь традиция такая: полстраны требует борьбы с коррупцией, посадки чиновников, олигархов, а после того, как кого-то "берут", начинается визг. Тот, мол, болен, этот - хороший друг, третий - замечательный семьянин. Но это ведь не причина для того, чтобы делать из него героя.

В случае с Джакишевым свою роль сыграл и тот факт, что следствие не обеспечило достаточного пиар-сопровождения своих действий. Эта часть информационного поля была отдана на откуп оппозиции, которая на данную тему наизгалялась - будь здоров. Как бы то ни было, считаю, что 14 лет - приговор более чем суровый, и надеюсь, что при апелляции срок существенно "скостят". При всем при этом еще раз оговорюсь, что те обвинения, которые были предъявлены Джакишеву, ни его защита, ни его коллеги, ни его соратники не опровергли. Делать же упор на то, что он хороший человек, которого нельзя сажать, - на мой взгляд, это надуманная линия поведения тех людей или сил, которые решили заработать на этом процессе политический капитал.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже