Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Из жизни государственных активов
Данияр АШИМБАЕВ
29 апреля
"Время"

В начале года премьер заявил: "Вопрос ставится так: есть будущее у нашей индустрии или нет? Сможем ли мы конкурировать на рынках с нашей продукцией или будем продолжать жить, только продавая свое сырье, и на эти деньги выплачивать социальные пособия? Думаю, что вывод однозначен".

Проблема лишь в том, что ответ на этот вопрос однозначен для всех, кроме правительственных шаманов, которые год из года, поигрывая бубнами, пытаются вызвать инвестиционно-инновационный дождь для полива нашей несчастной сырьевой экономики. И что характерно, умудряются исправно фиксировать собственные успехи и регулярно докладывать о них городу и миру, которые искренне им верят (или очень убедительно притворяются).

В успехи государственной инвестиционной политики можно верить – именно верить, а не доверять взаимоисключающим сообщениям министерств и профильных корпораций. В изречении, приписываемом Фоме Аквинскому, сказано: "Верую, ибо абсурдно". По этой формуле и создавалась, и развивалась вся инвестиционная система в нашей стране. В 1992 году, помнится, создали Национальное агентство по иностранным инвестициям, которое вскоре растворилось в дебрях Минфина. В 1996 году, еще при жизни прежних структур, создали Госкомитет по инвестициям – с особыми полномочиями и правами и даже отдельным законом. Потом он стал агентством, потом комитетом да и ныне где-то там существует.

В 2003 году стали создавать институты развития (инновационный и инвестиционный фонды, центры маркетингово-аналитических исследований и инжиниринга и трансферта технологий, корпорацию по страхованию экспортных кредитов и инвестиций), к ним же отнесли уже существующие Фонд развития малого предпринимательства и Банк развития. Потом над всем этим великолепием воздвигли фонд устойчивого развития "Казына", на который возлагалась надежда на долгожданный прорыв. ФУР "Казына", правда, через пару лет вошел в состав ФНБ "Самрук-Казына", но, по сути, остался "условно самостоятельной структурой". Прошло каких-то 7 лет, и уже можно подвести некоторые итоги: "АО "Инвестиционный фонд Казахстана" и АО "Национальный инновационный фонд" допущены убытки на сумму 25,5 млрд. тенге". "В АО "Центр инжиниринга и трансферта технологий" не определены четкие приоритеты развития инноваций. Не создана эффективная система трансферта технологий. Наблюдается слабая обоснованность реализуемых проектов. Деятельность АО убыточна с момента образования".

Или вот взять социально-предпринимательские корпорации (СПК). Когда они только создавались, один вице-премьер заявил: "Тот багаж, тот ресурс, который был собран в советское время, уже потихоньку исчерпан. Нам надо создавать новую экономику – инновационную, высокотехнологичную. Надо подтягивать сюда инвестиции, нужен новый инструмент". В 2007 году были созданы семь СПК, подчиненных Министерству индустрии и торговли, в 2008 году они перешли в ведение ФНБ "Самрук-Казына". 20 июля 2009 года СПК были переданы в доверительное управление Министерству индустрии и торговли. В начале 2010 года президент в своем послании поручил правительству передать СПК местным исполнительным органам. 10 марта правительство издает постановление №185, в соответствии с которым на базе семи СПК было создано 16 новых СПК, переданных в коммунальную собственность акиматам. Тут проходит совещание, на котором глава государства "наезжает" на правительство и поручает до 1 апреля передать СПК в ведение местных исполнительных органов ( "Немедленно надо передать. Это идет сопротивление чиновников, начиная от премьер-министра"). То ли премьер не сообщил, что постановление о передаче подписал еще два дня назад, то ли побоялся говорить, что СПК уже не семь, а 16, то ли решил сразу переосмыслить полученные ЦУ, но 31 марта он подписывает новое постановление, которым отменяет предыдущее (то есть СПК становится снова семь), распределяет пакеты акций СПК между акиматами.

К слову сказать, речь идет все о тех же корпорациях, о которых сказано в официальном документе: "В 2007-2008 годах из бюджета на пополнение уставных капиталов СПК было выделено 39,4 млрд. тенге, которые в дальнейшем размещались на депозитах банков второго уровня… Инвестиции в дочерние и зависимые организации не привели к получению ожидаемых доходов"… Возникает закономерный вопрос: зачем надо было создавать эти госкорпорации, если смысла в их создании, кроме правительственных чиновников, никто никогда не видел? В актив можно занести тот факт, что два руководителя СПК стали акимами областей, а один возглавил новую корпорацию "СК-Фармация", деятельность которой превращается в один сплошной скандал и повод для разборок между Минздравом, парламентом, акиматами и медицинской общественностью…

Счетный комитет вообще подписал приговор, назвав причины провала институтов развития: "Недостаточно проработанные и порой безответственные решения топ-менеджеров... Отсутствие четкой системы планирования и мониторинга хода реализации проектов... Долгосрочные проекты реализуются без оцифровки промежуточных результатов, которые должны быть достигнуты на этапах их реализации. Как следствие, не может быть и речи о качестве и эффективности реализации, самоокупаемости, рентабельности проектов… До сих пор не сформирована система ответственности исполнителей за принятые экономически неоправданные, непродуманные решения. Безнаказанность порождает безответственность".

Казалось бы, все ясно, надо старые закрыть, а вместо них создать новые, тем более что в государстве недавно приняли программу форсированного индустриально-инновационного развития с бюджетом 6,5 триллиона тенге. Но не успели представители институтов развития опровергнуть обвинения, как их сразу же прорвало: "Наша цель, чтобы как минимум 70% проектов, реализуемых в рамках программы форсированного индустриально-инновационного развития Казахстана, финансировалось через институты развития". Это как в том анекдоте: "Дайте мне таблетки от жадности, и побольше, побольше!"

С одной стороны, существование именно таких корпораций и такой "инвестиционной" политики бессмысленно. С другой – если абстрагироваться от того, что инвестиционная политика теоретически направлена на создание новых производств, рабочих мест, внедрение новых технологий и т.д., то можно найти массу достоинств.

A. Снимается проблема трудоустройства "золотой" молодежи, особенно имеющей западные дипломы экономического и юридического профиля. Заодно решается и вопрос о консолидации элиты – в госсекторе находится место для детей и племянников не только высокопоставленных сановников, но и их противников – от либерал-олигархов до национал-патриотов, вплоть до тех, кто еженедельно требует отставки правительства.

B. Снимается ответственность с министерств и правительства в целом за проводимую экономическую политику, поскольку правительственные чиновники также дружно ругают нацкомпании, СПК и институты развития за допущенные теми ошибки, при этом ни разу не поднимая вопроса об их упразднении (ну, может, в лучшем случае о реорганизации).

C. Список неправильных способов государственного инвестирования усилиями правительства становится все короче (на одном из форумов попалась фраза: "Годы геймерства дают о себе знать: теперь я не ищу легких путей, потому что за более сложные дают больше опыта").

Остается непонятным лишь один маленький нюанс: а где, собственно, результат всей этой экономической политики? Если этот вопрос задать задействованному в ней персонажу, то он долго и убежденно будет рассказывать о том, что на 21% вырос уровень подготовки кадров, вместо схемы размещения производственных ресурсов разработана карта инвестиционной привлекательности, проведено шесть конференций с участием нобелевских лауреатов, выработана принципиально новая методика оценки бюджетоемкости программ, посетует на мировые финансовые рынки, сравнит уровень инвестиционного менеджмента в Казахстане и Бельгии, расскажет о том, что весь месяц не высыпался, заседая в дюжине подкомиссий и экспертных советов, лично предложил 28 поправок в действующее законодательство по вопросам снижения административных барьеров и, сказав напоследок: "Брат, ты не слушай, что про нас пишут; если бы ты знал, какая сильная у нас команда работает, с таким энтузиазмом!..", пойдет дальше по коридору, вызывая трепет и уважение окружающих.

Вопрос "А где же обещанное новое производство?" как-то и неудобно становится задавать: люди же работают! С энтузиазмом работают. На страну работают. Карту вот разработали… К чему им эти мирские заботы-то про заводы, про производство, про технологии, про новые рабочие места для инженеров, мастеров?..




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже