Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Политик приятный во всех отношениях
Данияр АШИМБАЕВ
5 августа
"Время"

Что является критерием оценки современного политика? Если говорить о других странах, то на этот вопрос можно отвечать долго и пространно. В Казахстане же наиболее востребованной оказалась оценка по "весу" и "близости к телу". Причем и то и другое мало привязано к занимаемым должностям, невзирая на протокольное старшинство.

К примеру, бывший управделами "весит" больше действующего, первый вице-премьер более "близок", нежели глава кабмина, а формальный "вице-президент" болтается в конце тридцатки. Про вице-президентов и пойдет речь. Первым право "наследования" имеет председатель сената.

Глядя на личности тех немногих, кому довелось руководить верхней палатой парламента - Омирбека Байгельди, Оралбая Абдыкаримова, Нуртая Абыкаева и Касымжомарта Токаева - можно понять, что каждому из них президент в принципе мог бы доверить руководство страной. Теоретически. При определенных условиях.

Поскольку из всей славной четверки только один является действующим, именно о нем и хочется поговорить.

Касымжомарт Токаев родился в мае 1953 года в семье писателя, ветерана войны Кемеля Токаева. К моменту вступления сына во взрослую жизнь отец занимал достаточно номенклатурный пост - главного редактора "Ведомостей Верховного Совета КазССР". Касымжомарт окончил один из самых элитных вузов Советского Союза - Московский государственный институт международных отношений (МГИМО) - и полтора десятилетия проработал в центральном аппарате МИД СССР и посольствах в Сингапуре и КНР с перерывом на языковую стажировку в Пекинском институте китайского языка. Карьера его развивалась достаточно стабильно, и лет через десять Токаев, в принципе, вполне мог дорасти до советника или даже советника-посланника посольства, а может, и посла в одной из небольших стран региона. Однако история сделала тут очередной вираж, и советский МИД перестал существовать вместе с самим Союзом. Токаев в этот момент учился в Московской дипломатической академии и после обретения Казахстаном независимости вернулся на родину.

Теоретически Токаев должен был поехать послом Казахстана в одну из приличных стран, набраться дипломатического опыта и вернуться на руководящий пост в министерстве или стать "профессиональным послом", что стало практически со всеми его коллегами по МИД. Получилось иначе. Возглавивший в июне 1994 года внешнеполитическое ведомство Канат Саудабаев удержался недолго. Во-первых, министр начал упорно расширять полномочия МИД, в том числе в нефтяной сфере. Во-вторых, после нескольких лет работы в Турции он считался сторонником первоочередного сотрудничества с режимом Анкары, в то время как руководство все больше ориентировалось на США, Россию и Китай. Саудабаеву пришлось вернуться в послы, а министром по его рекомендации стал 41-летний Касымжомарт Кемелевич Токаев, обладающий представительной внешностью, солидным для тех лет опытом работы и знанием английского и китайского языков, что для многих отечественных дипломатов всегда было больным вопросом.

На посту министра он проработал в двух следующих правительствах, занимаясь формированием и реализацией казахстанской многовекторной внешней политики. Многовекторность объяснялась просто. Значение подавляющего числа стран в мировой геополитике близко к нулю. А вес определяется наличием ядерного оружия (либо просто сильной армии) и природных ресурсов в виде нефти, газа, золота и металлов. Сочетание этих факторов либо делает страну сверхдержавой, либо провоцирует многовекторную любовь во всех направлениях, чем отечественный МИД и занимается по сей день. Формы этой внешней любви могут быть разными, в нашем случае речь идет о постоянных миротворческих и интеграционных инициативах, которые больше рекламируются, нежели реализуются.

С таким багажом опытного многовекторщика Токаев встретил 1999 год, когда во втором правительстве Балгимбаева он неожиданно для всех получил пост вице-премьера по вопросам международного политического и экономического сотрудничества, привлечения иностранных инвестиций, экспортного контроля, борьбы с наркоманией и наркобизнесом. Победить наркобизнес на этом посту Касымжомарт Кемелевич не успел, зато стал и.о. премьера, поскольку через полгода Нурлан Утебович ушел в отставку. Следующие несколько дней прошли в тревожном ожидании. Президент проводил собеседования, размышлял, наконец, объявил в парламенте, что "остановил свой выбор на кандидатуре Касымжомарта Кемелевича Токаева. Касымжомарт Кемелевич достаточно хорошо известен в нашем государстве и в других странах мира. Это высокопрофессиональный, опытный, авторитетный политик".

Для человека, привыкшего на посту главы МИД к неспешным переговорам с мировыми политиками в уютной обстановке, следующие два с лишним года оказались тяжким испытанием. На этот период пришлись передел собственности, информационные войны, коррупционные скандалы, громкие заявления, предательства и неожиданные союзы. Несмотря на весь свой дипломатический опыт, Токаеву не удалось хоть как-то утихомирить разбушевавшихся олигархов, хотя многие из них окопались в его же правительстве. В итоге премьер сам стал мишенью для атак. Главного своего недруга Токаев очень интеллигентно воспел в одной из своих многочисленных книг: "Пробыв в должности министра не более полутора лет, М. Аблязов в полной мере проявил свою некомпетентность как руководитель, развалив доверенное ему дело большой государственной важности. Всю энергию он направил на лоббирование подконтрольных компаний, особый интерес проявлял и к закромам государственного материального резерва"…

Единственным достижением премьера на этом посту было то, что многие влиятельные люди стали считать его "своим". Причем в список своих сторонников его записывали персоны, находящиеся по разные стороны баррикад, но именно это (вкупе с симпатией президента) позволило ему продержаться на посту так долго. Хотя моменты, конечно, были. Как говорят очевидцы, в 2001 году после защиты докторской диссертации один из российских дипломатов произнес в адрес свежеиспеченного доктора политологии пламенную речь, которая заканчивалась тирадой, что, мол, какой у вас, казахов, замечательный премьер - ученый, дипломат, из которого получится отличный президент. Выпьем же за его будущее!. Доктор наук побелел, а гости из Астаны рванули в коридор, на ходу доставая телефоны, но проблему как-то удалось быстро решить.

К осени 2001 года уровень конфронтации достиг апогея. Описание процесса межэлитного взаимодействия соответствовало выражению: "То Кокошенька Тотошеньку разит, то Тотошенька Кокошеньку тузит". От премьера потребовали проявить характер и хоть что-то сделать. У многих политиков, если повезет, бывает момент, который навсегда определяет их дальнейшую судьбу. Это может быть выступление на броневике/танке или неудачная фраза в интервью - что угодно, лишь бы эффективно. У Токаева этот момент приключился в ноябре 2001 года, когда он впервые выступил с недипломатичным заявлением.

Цитирую: "Появилась серьезная угроза нашим завоеваниям со стороны лиц, действующих внутри и вне страны. Эти силы под видом заботы о демократии не жалеют сил и средств для шельмования нашего народа... Некоторые наши граждане, представляющие бизнес-элиту, и даже государственные служащие, став за десять лет независимости богатыми людьми, решили объявить собственному государству информационную войну, оскорбляя и шантажируя… Демократия - это не игрушка в руках "киндер-сюрпризов" от политики… Я обращаюсь к главе государства с настоятельной просьбой сместить со своих должностей непрофессионалов и интриганов, работающих в его окружении... Если президент не примет мои предложения по кадровым вопросам, то в отставку уйду я сам".

Впрочем, поднаторевший в публицистике Токаев оказался слаб в драматургии. В итоге многие со злорадством сравнили его выступление с выступлением Янаева во время приснопамятной пресс-конференции ГКЧП, а уж "киндер-сюрпризы" невзлюбили его всерьез и надолго. Несмотря на то, что вакантные места в правительстве быстро были заняты, стало ясно, что спектакль окончен и пора начинать следующий. Через пару месяцев премьер написал президенту письмо: "Работая под Вашим руководством, я прилагал все усилия для поэтапной реализации долгосрочной стратегии. Как во всякой работе, что-то получалось, что-то оборачивалось неудачей… Наступило время прихода новых людей с новыми идеями и подходами, пришло время уступить им место..."

Токаев достаточно известен на международной арене, имеет дружеские отношения с обитателями высоких кабинетов в крупных столицах мира, состоялся как политик и дипломат, народное хозяйство изучил (хоть и не на заводе, а в кресле премьера), закален в боях и по-прежнему любит главу государства, посвящая ему свои литературные труды. При этом, что нынче большая редкость, не обзавелся активами в банковской или нефтяной сфере. Если и найдут у него пару-тройку шашлычных в собственности или контрабандный коньяк в портфеле, то с этим "грузом" вполне можно жить. Главное - он до сих пор считается компромиссной фигурой, не вызывающей аллергии у большинства действительно серьезных игроков. А в условиях нарастающего противостояния между вождями элиты именно компромиссность и дипломатичность могут оказаться более ценным качеством, нежели бойцовские навыки и финансово-административные ресурсы…




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже