Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Противостояние в Казахстане уже невозможно держать в секрете
Михаил Пак, www.regnum.ru, 18 октября

Заговора "южан" не существует, потому что любой функционер из ближнего окружения Нурсултана Назарбаева, рискнувший сделать из общего строя шаг вперед, получит дружный удар в спину от "заклятых единомышленников". Кроме того, ни у кого из нынешних соратников главы государства нет "контрольного пакета" влияния на президента страны. Поэтому единственное, что в ситуации с атаками на чиновников должно вызывать интерес у публики, по мнению автора сборника "Кто есть кто в Казахстане" Данияра Ашимбаева, это регулярная синхронизация разных групп влияния, когда высокопоставленные чиновники в Казахстане – периодически вместе дружат против кого-то одного.

ИА REGNUM Новости: Чем можно объяснить некоторое обострение даже не политической – внутриэлитной борьбы последних недель? Согласитесь, такого давно не было – чтобы внутренние по своей сути разборки – с такой силой выплескивались на страницы СМИ, обрастая порой самыми невероятными слухами.

– Разборки связаны с возникновением дисбаланса в системе сдержек и противовесов внутри ближнего к президенту круга. Я бы сказал так: возникла ситуация, которую старались не допускать уже много лет – особенно после двух больших внутриэлитных войн 2001-го и 2006-го годов. Значительная часть силовых структур оказались под контролем одной из групп, которой также помогают СМИ, подконтрольные Мухтару Аблязову и Рахату Алиеву, а также ряд ФПГ и внутриреспубликанских масс-медиа. Сначала это казалось случайным совпадением – борьба против общего врага и все такое, но потом стало слишком часто повторяться, а это дает повод задуматься.
Естественно, такая ситуация не может не беспокоить всех остальных, особенно "заклятых товарищей", которые находятся рядом. Баланс сместился – начались подковерные действия, поскольку открытый конфликт сейчас невозможен. Вообще, такие странные альянсы не редкость для нашего политического поля. Допустим, когда весной началась кампания против главы КНБ Амангельды Шабдарбаева, велась она при помощи инструментов, которые априори не могла обеспечить только одна команда. Следом прошла кампания по дискредитации (среднего зятя президента Нурсултана Назарбаева) Тимура Кулибаева. Сейчас началась "стрельба" по премьер-министру Кариму Масимову – благо поводов деятельность правительства обеспечивает немало. В будущем, не исключаю, снова начнется игра против (мэра Астаны – Имангали) Тасмагамбетова. Можно вспомнить также хорошо спланированную кампанию против Абыкаева, реализованную в 2006-2007 годах.
В каждом из этих случаев вроде бы речь о заговоре не шла. Но выбор мишеней, степень вовлечения определенных игроков и инструментов (даже можно говорить о характерном "почерке") дают основания говорить о некоей периодически повторяющейся синхронизации ресурсов разных групп влияния – грубо говоря, они периодически дружат вместе против кого-то одного. Нынешняя ситуация отличается от всех предыдущих тем, что ситуация немного вышла за рамки дозволенного. Но я рассчитываю, что у людей хватит ума не доводить локальные конфликты до прямого лобового столкновения.

ИА REGNUM Новости: Если я правильно понял, речь идет не о заговоре против президента, а о тривиальной для наших широт борьбе бульдогов под ковром? Но почему она такой мощности, что ее невозможно уже держать в тени?

– Нет никакого заговора. Скажем так: есть президент и есть его ближний круг – доверенные люди, соратники, руководители высших госорганов. За каждым из них – политические, административные структуры, бизнес-структуры, медийные активы. Каждого из них можно назвать генералом достаточно большой армии. У каждого есть власть, высокий уровень доверия президента, "доступ к уху и телу". При этом, чисто "протокольный подход" практически не работает – имя человека сейчас значит гораздо больше чем его должность. И надо сказать, что в данной временной реальности ресурсы, возможности и перспективы всех примерно равны и ни у кого нет "контрольного пакета"; даже у тех, кого все считают союзниками, или даже среди родственников существуют определенные противоречия, осложненные тем, что с кем-то из противников есть общие деловые или политические проекты. Все очень запуталось, но есть одно общее. Ближний круг не допускает усиления отдельных личностей. Как только кто-то делает шаг вперед – он автоматически подставляет спину для дружного удара всех остальных. Как только один из них делает что-нибудь тайком, друзья-товарищи сразу доносят о его действиях президенту, причем в выгодном для них свете, не говоря уже о вбросе компромата в СМИ.
Видите ли, в тени эту борьбу держать нет сил, потому что, как я уже говорил, за каждым из соратников стоят большие армии. А если возникают союзы – это три-четыре армии выстраиваются в единую линию. По этой причине лобового столкновения никто не хочет – это чревато непредсказуемыми последствиями. Но при этом фланги уже начинают соприкасаться все больше и больше. В частности, громкие уголовные дела и скандалы в СМИ говорят о том, что ситуация, в общем-то, накаляется. И, что характерно – в самое неподходящее для этого время. Потому что сейчас – до января-февраля 2011-го года нужна максимальная стабильность – там надо проводить саммит ОБСЕ и Азиаду. Никакие скандалы никому не нужны. Но противостояние нарастает, его уже невозможно держать в секрете.

ИА REGNUM Новости: С другой стороны и слухи о каком-то внутриэлитном заговоре возникли едва ли не впервые. Я не имею в виду ситуацию открытого политического противостояния, а говорю о якобы тайном союзе против президента.

– После известных разборок – образца 2001-го года (мятеж "младотурков"), 2006-го годов, когда все группы, кто активно боролся за власть, были разгромлены, обезглавлены, обескровлены и удалены – никто к лобовой атаке в борьбе за власть не готов. А сейчас тем более – всем понятно, что президент никуда уходить не собирается – ни в 2012-м году, ни в 2015-м, 2016-м и, дай Бог, до 2020-го еще можно будет даже не задумываться об этом. Мне кажется, что популярная ныне фраза о "заговоре южан", "группе южан" бессмысленна. Она сродни словосочетанию "усиление клана джусов" в горбачевских мемуарах. Южане, то бишь представители Старшего жуза, и так традиционно являются правящей кастой в стране. Поэтому "заговор южан" против "южан" – масло масляное. Речь идет о некоторой условной группе – причем ее довольно сложно назвать группой. Традиционно – к ней относят (управделами президента Сарыбая) Калмурзаева...

ИА REGNUM Новости:... Генерального прокурора Кайрата Мами...

– Я бы не стал говорить, что Мами принадлежит к этой группе или какой-либо другой. Я думаю, что Кайрат Абдразакович – фигура более чем самостоятельная, до этого состояния он вполне вырос, еще находясь на посту председателя Верховного суда. Он один из людей, лично ориентированных на президента. Может, ему немного не хватало ресурсов, чтобы возглавить генпрокуратуру и поэтому пришлось в обмен на поддержку определенных групп – отдать часть должностей в центре и на местах. Но говорить, что он входит именно в эту группу, я бы не стал. А конкретно в этой истории (скандал с арестом руководителя департамента Генпрокуратуры Мусабекова) – можно даже сказать, что его подставили. Но повторю, все эти разграничения условны.

ИА REGNUM Новости: Мы немного отвлеклись от темы. А как тогда вообще возникла ситуация конфликта? Президент перестал контролировать ситуацию?

– Глава государства все больше становится эдаким небожителем. То есть, заниматься кадровой политикой на уровне Сарыагашского акимата (мелкой региональной администрации – ИА REGNUM Новости) он не будет. Еще 10-12 лет назад ему было несложно приехать туда и вставить всем пистон. А сейчас – это не уровень президента. Администрация, как структура, обеспечивающая реализацию президентской власти – очень неудовлетворительно исполняет эту функцию. Да, (руководитель администрации президента) Аслан Мусин сам по себе – достаточно сильная и опытная фигура, но он довольно неудачно "зашел" в Астану – был министром экономики, председателем Мажилиса – все это не соответствует его профилю. И когда он пришел в администрацию, выяснилось, что кадровый состав этой структуры – достаточно средний, мягко говоря. Там немало хороших индивидуальностей, но как система – администрация президента работает плохо или не работает вовсе.
Кроме того, Мусину так и не дали кадровый карт-бланш и по многим политическим вопросам он в своих действиях ограничен. В частности, есть же государственный секретарь, есть секретарь Совбеза, есть председатель правительства, заместители руководителя АП и прочие – многие фигуры, которые стараются не допускать излишней самостоятельности отдельного деятеля, даже формального руководителя. В таких условиях система формального и неформального управления государством начинает смешиваться. В итоге – есть ближний круг, в котором никто не обладает контрольным пакетом – и как итог, идет борьба за влияние.

ИА REGNUM Новости: Но ведь рядом с президентом всегда были "разводящие" – группа высших должностных лиц, которые могли бы урегулировать любые конфликты?

– Единственный, кто мог что-то сделать – это покойный (соратник Нурсултана Назарбаева) Владимир Ни, который, давно и хорошо зная президента, мог исполнять невысказанную волю. То есть, он единственный, как ближайший друг, умел предугадывать желания Назарбаева и урегулировать ситуацию одним телефонным звонком. Сейчас на роль такой фигуры может претендовать разве что (председатель Комитета национальной безопасности) Нуртай Абыкаев, но пока он будет занят организационными вопросами – выстраиванием работы спецлужбы. Остальные фигуры ближнего круга настолько слабы, что для, скажем, обладания контрольным пакетом влияния на решения президента – не хватит даже сразу трех-четырех человек. Они все перед президентом в один ряд стоят – и если один из них делает кривой шаг вперед – он моментально, автоматически попадает под обвинения в заговоре.
Возьмем для примера (мэра Астаны) Имангали Тасмагамбетова – будучи акимом (мэром) Алматы, он стал мишенью для соратников по элите, еще и попав под огонь оппозиции, которая, в принципе, выполняла заказ тех же "соратников". В итоге его отправили в столицу – вроде бы поближе к президенту. Но поскольку в Астане слишком много начальства на душу населения, для Тасмагамбетова все изменилось. Если в таком мегаполисе как Алматы он мог позволить себе быть знаковой, культовой и харизматичной личностью, то в столице ему гораздо сложнее быть автономной и сильной фигурой. Тем более, что там и прессы меньше, и скрытых врагов намного больше.
Вместе с тем, понятно, что есть системная, в кавычках, "проблема 2012 года", когда президенту придется решать какие-то оперативные задачи лично. Например, определять фигуру руководителя предвыборного штаба, кто возглавит правительство и администрацию после выборов. С другой стороны, как показывает опыт прошлых выборов, президент меняет или не меняет команду вне зависимости от электоральных процессов.

ИА REGNUM Новости: Есть ощущение, что после убийства (бывшего посла Казахстана в России, оппозиционера) Алтынбека Сарсенбаева, убийства (бывшего губернатора Алматинской области, оппозиционера) Заманбека Нуркадилова – изменился инструментарий политической борьбы. Ведь люди, которые пошли на крайнюю меру решения проблем, до сих пор в политике – и они держат эти варианты в голове. И все понимают, что убийства сняли большинство вопросов по методам политической борьбы – и как следствие – она ужесточается. Если раньше невозможно было представить себе, что участников межэлитных разборок будут сажать – сегодня это в порядке вещей. Все говорит о том, что ситуация потихоньку выходит из-под контроля.

– Скажем так – с 1991 года любые претензии на пост президента – смысла не имели и иметь не будут. И кто бы себя не объявлял противовесом Назарбаеву – он по факту не имеет поддержки ни в элите, ни в обществе. Какие-то попытки предпринимал (бывший старший зять Назарбаева) Рахат Алиев в 2001 году, но даже в лучшие годы у него не было ресурса, чтобы ситуацию изменить в свою сторону. У него были и силовые структуры, и СМИ. Но он сильно переоценил свои возможности.
Что касается убийств. В ситуации с покойными Нуркадиловым и Сарсенбаевым, на мой взгляд, полностью исключен вариант, что это был заказ сверху. Лично я просто не вижу в этом смысла. Да и более того – версию самоубийства Заманбека Нуркадилова полностью исключать нельзя. Но давайте приглядимся к событиям, которые последовали после убийства Алтынбека Сарсенбаева – по последовавшей позже кампании в СМИ, многим другим событиям можно предположить, что оно (убийство) было не самоцелью, а элементом реализации плана по дестабилизации ситуации и выбиванию ряда основных фигур из окружения президента и из политического пространства в целом. Это был политтехнологический сценарий, не связанный с планами по свержению, а скорее с перераспределением полномочий между группами и устранением противников. Сценарий по ходу корректировался и сейчас его исполнением занимаются несколько иные люди, чем в начале. Конечной целью является создание политического, административного и экономического фундамента для прихода новой команды во власть. И на данном этапе он рассчитан не на смену президента, а на постепенную смену его окружения – альтернативных источников информации и центров управления. Но такой сценарий крайне тяжело осуществим и не только из-за наличия противоборствующих сил.
Нынешнюю ситуацию можно назвать управляемым хаосом. Сама система госуправления, на мой взгляд, работает с отрицательной эффективностью. Министры толком не контролируют не только курируемые отрасли, но и собственный аппарат. Холдинги, играющие роли эрцаз-министерств, также толком не могут выстроить эффективную координацию своих активов. Институты развития – в экономике – показали свою полную беспомощность. Систему держит только традиция, привычка я бы даже сказал. Ну и небольшое число более или менее сильных фигур, способных держать хотя бы ограниченный контроль и принимать решения, пусть даже неправильные, но, по крайней мере, не заниматься 24 часа в сутки демагогией и выражением показной любви к президенту. Вообще же формальные институты управления – со своей работой не справляются. Неформальные – прежде всего, работают на себя. Поэтому элитные разборки второго и третьего уровня – начинают проявляться все больше и больше.

ИА REGNUM Новости: И сейчас они проявятся еще сильнее, после смерти доверенного лица главы государства Владимира Ни? Передел уже, по сути, начался – не так давно крупный акционер "Казахмыса" Владимир Ким – расстался с 11-процентным пакетом в пользу государства. С одной стороны – это вполне логично, а с другой может свидетельствовать о начале борьбы за ресурсы "дедушки"...

– Покойный Ни занимал слишком большую нишу именно как неформальная фигура – даже в совет директоров "Казахмыса" он входил в качестве независимого директора – у него было ноль акций. Или возьмем для примера "Корпорацию "ХОЗУ", – она управляет бывшей собственностью правительства и администрации президента в Алматы. Так вот, даже в ней – хотя его именно с этой структурой ассоциировали в последние годы жизни Владимира Ни, – он не был стопроцентным владельцем. То же самое происходит и с медийными активами. Он не занимался непосредственным управлением. Его роль сводилась к обеспечению неформальных связей. Вы правильно заметили – его все называли "дедушка" – он, по сути, им и являлся. То есть – мог позвонить, пожурить, отругать, похвалить, но без непосредственного управления.
В части продажи Владимиром Кимом акций "Казахмыса" – тоже все понятно. Многие из акционеров крупных компаний в нашей стране не являются конечными управляющими. Понятно, что Ким управлял акциями, которые в конечном итоге принадлежали государству. И их перепродажа фонду "Самрук-Казына" – это самое логичное последствие. Раньше Владимир Ни мог управлять этими акциями одним телефонным звонком, теперь – они перешли к уполномоченным органам, работающим в этой сфере. У "Самрука" есть специальная "дочка" – "Тау-Кен Самрук" – она находилась долгое время в зачаточном состоянии, но именно она формально является уполномоченным органом по управлению государственными металлургическими активами в ENRC, "Казахмысе" и так далее. Сейчас ее роль будет несколько усилена, представляется очень важным, чтобы у государства появился формально блокирующий пакет. Все понимают, кому реально принадлежит "Казахмыс" – и теперь, с уходом Ни вполне логично, что эти акции формально возвращаются в ведение госорганов.
А что касается недвижимости в Алматы – я думаю, что этот процесс настолько хорошо отрегулирован, что вполне может существовать без его участия и дальше. В "Корпорации "ХОЗУ" был назначен исполняющий обязанности президента – он и будет заниматься делами. Вообще, я думаю, что никто сейчас толком уже и не помнит имен акционеров корпорации "Наурыз", владеющей "ХОЗУ" – но судя по некоторым именам, вполне можно предположить, что есть вещи, объединяющие элиту помимо политической стабильности. Поэтому с переделом – в рабочем порядке решение примут. Тем более, что борьба за недвижимость в стране, где есть нефть, газ и металлы, – не повод для большой войны.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже