Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Истина превыше факта
Данияр АШИМБАЕВ
31 марта
"Время"

Историю работы нынешнего правительства можно писать по-разному. Кто-то не забудет отметить финансовый кризис, девальвацию, неудачную административную реформу, рост тарифов и цен. Кто-то напомнит, что уровень коррупции в исполнительной власти превысил все возможные показатели – два министра, председатель агентства, толпы ответсеков, вице-министров и председателей комитетов находятся либо в тюрьме, либо под следствием, либо в розыске (не считая экс-министра по ЧС, сбежавшего в Швейцарию). Это, конечно, будут критики. А продвинутый человек отметит четыре рубежных этапа – эра личного сайта премьера, эра блогомании, эра планшетникофилии и наступивший на этой неделе приход Карима МАСИМОВА в социальные сети.

Не успела отечественная публика отойти от бурного интернет-нашествия кандидатов в президенты, как премьер сообщил своим поклонникам, что открыл свои страницы на Twitter, Facebook, On.kz и Ilike.kz и отныне рассматривает их в социальных сетях "как возможность непосредственного общения с людьми во всем мире и Казахстане".

Глава правительства не смог дождаться, когда анонсированные прелести "электронного правительства" свяжут его напрямую с налогоплательщиками, подчиненными и коллегами, и решил искать их самостоятельно. Так сказать, в режиме "ручного управления" процессом.

Возникает закономерный вопрос: а где, собственно, те самые механизмы прямой связи власти и народа, в борьбе за создание которых пали миллионные бюджеты и десятки государственных программ? Надо сказать, что государственная программа – документ особый. В нем государство вроде бы берет на себя определенные обязательства по достижению неких показателей. Документом этим следует восхищаться, регулярно отчитываться о принятии всех возможных мер по реализации и рассказывать о том, какое светлое будущее ждет страну. При этом правила хорошего тона, принятые в Казахстане, настоятельно требуют от авторов и исполнителей той или иной программы – делать вид, что программа реализована полностью и эффективно, а от сторонних наблюдателей (то есть граждан-налогоплательщиков) – воздерживаться от лишних вопросов.

Возьмем, к примеру, центры обслуживания населения, существующие уже несколько лет и представляющие собой головную боль для всех, кому довелось сталкиваться с этими структурами. Недавно они перешли в ведение Министерства связи и информации. И первое, о чем заявил профильный министр, – "впечатления от похода в ЦОН, как правило, остаются не самые приятные. Первое, что предстоит сделать всем заинтересованным государственным органам, – проанализировать пакет документов, запрашиваемый ЦОНом для получения той или иной услуги, и по возможности сократить его". Кроме того, министр предложил "установить ключевые показатели эффективности, которые будут определять результативность работы". И критика правильная, и идея хорошая, но возникает странное ощущение. Собственно говоря, эти идеи и были, точнее, должны были быть заложены при их создании. Но кого это, право, волнует?

Раз уже зашла речь об информации, то надо вспомнить "электронное правительство". В соответствующей госпрограмме ее целью было названо "обеспечение граждан и организаций быстрым и качественным доступом к государственным услугам, повышение эффективности функционирования государственных органов путем широкого применения информационно-коммуникационных технологий". Прошли годы. Все тот же Счетный комитет констатирует: "Отмечены нарушения бюджетного и иного законодательства на общую сумму 509,9 млн. тенге, отсутствие комплексной проработки вопросов разработки и внедрения отдельных компонентов информационной системы "электронного правительства", недостаточно четкое определение целей и задач разрабатываемых информационных систем".

Для того чтобы понять, что у казахстанского чиновника большие проблемы и со связью, и с информацией, и уж тем более с предоставлением "электронных государственных услуг", далеко ходить не надо. Возьмем сайт правительства, где есть рубрика "Постановления". Данные о том, какие важные документы и решения вышли за подписью премьера и его замов в феврале и марте сего года, не приводятся. Зато в январе опубликованы аж два постановления (№ 33 и 47) – "Об утверждении Правил и условий присвоения статуса "Академический" государственным организациям культуры, отдельным профессиональным художественным и творческим коллективам" и "Об утверждении Правил распространения отечественных телевизионных и радиопрограмм независимо от форм собственности телерадиовещательных организаций посредством спутниковых систем вещания". Возникает закономерный вопрос: а где остальные? Либо правительство весь первый квартал занималось присвоением статуса "Академический", либо его решения являются совершенно секретными документами.

Не радует и ситуация с личностями тех, кто готовит эти решения. В списке работников канцелярии премьера указано, что г-н Краубаев является заведующим отделом макроэкономического анализа и программного мониторинга, а г-н Айдарбеков – заведующим отделом индустриально-инновационного развития. Но первый ушел с этой работы еще в мае прошлого года, а второй – в сентябре. Наверное, у них давно назначены преемники, но из сайта правительства об этом узнать сложно. Или это такой хитрый ход: нет человека – и никто не сможет нести ответственность? По примеру ФНБ "Самрук-Казына": в фонде недвижимости пост председателя правления вакантен уже полгода, в фонде развития предпринимательства "Даму" – третий месяц. На днях освободилось кресло президента Банка развития…

Посмотрим, какая ситуация в других ведомствах. На сайте Министерства нефти и газа за полгода было опубликовано четыре новости, на сайте Агентства по управлению земельными ресурсами – пять (последняя – в январе). Не удалось обнаружить сайт комитета по инвестициям Министерства индустрии и новых технологий. Унылое зрелище представляют собой сайты акимата Атырауской области, национальной компании "Казатомпром", холдинга "КазАгро"…

Сайты региональных органов власти – вообще феерия. Вот Восточный Казахстан: "Представители гражданского общества провели совещание. В нем принимали участие районный филиал НДП "Нур Отан", члены районного Гражданского альянса, общественный советник акима области, районный совет ветеранов войны и труда, районный совет женщин, общества предпринимателей, депутаты районного маслихата, представители ООН, члены общества ветераны афганистанской войны, имам района, представители СМИ. На этом совещании с докладом "Вместе построим будущее" из послания президента РК Н.А. Назарбаева выступил начальник районного отдела внутренней политики. Все участники и члены гражданского общества высказывали свои мнения о послании, поддерживали и в дальнейшем будут вести пропаганду среди народа". Или вот Алматинская область. Под красивым заголовком "На строительство детских спортивных площадок выделено более 1 млн. тенге" начинается текст следующего содержания: "Вчера поздно вечером в г. Капшагае состоялась презентация нового, десятого по счету, казино "Космос". На его строительство учредителями ТОО "Cosmos Intertainment" было инвестировано 620,0 млн. тенге…"

Но это так, лирическое отступление…

Возвращаясь к информационному освещению вопросов государственной политики, нельзя не отметить лаконичный тон, которым описываются те или иные недостатки (слово "проблемы" использовать как-то не принято). Вот, к примеру, сообщение Минфина: "Комитетом финансового контроля … за 2010 год... установлены нарушения бюджетного законодательства в сумме 230 008,6 млн. тенге… Установлены нарушения при проведении государственных закупок на сумму 199 026,9 млн. тенге… К дисциплинарной ответственности за допущенные нарушения привлечены 6679 работников проверенных объектов контроля, из них 37 освобождены от занимаемых должностей". Получается, что шесть с лишним тысяч чиновников допустили нарушений более чем на 400 миллиардов тенге (по 64 миллиона на брата в среднем). И это не считая проверок финансовой полиции, Счетного комитета и прокуратуры. Между тем член Счетного комитета Зинаида Загоскина на днях обмолвилась, что "если сумма выявленных нарушений в 2009 году составила 27,8 миллиарда тенге, то в 2010 году, по предварительной оценке, достигла 60 миллиардов, или рост более чем в 2 раза". Кто эти безымянные герои? Почему уволен только 1 процент?

Недавно председатель Агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью озвучил на заседании правительства новую программу по противодействию коррупции до 2015 года: "Приоритетной задачей определено формирование антикоррупционного мировоззрения, повышение правовой грамотности и уровня доверия граждан к государственным органам". Его горячо поддержал премьер Масимов: "Я считаю, что это очень важная программа. Без вовлечения населения, гражданского общества очень сложно бороться с коррупцией". Складывается такое впечатление, что идея насчет "формирования антикоррупционного мировоззрения" относится в первую очередь к населению, а не к государственному аппарату, которому оно (население) должно больше доверять.

Вообще понятие "доверие" – один из ключевых терминов государственной информационной политики. Государство доверяет же населению голосовать за него на выборах. Почему же население не может доверять государству в таких вопросах, как эффективное и бескорыстное управление? С этой точки зрения существующая практика информационного освещения деятельности министерств и ведомств вполне адекватна. Она не должна давать обществу и шанса усомниться в правильном поведении исполнительной власти. Собственно, и общество наше вполне адекватно родному государству – одни его представители либо встроены в систему отношений, о которых обе стороны предпочитают помалкивать, а другие всегда могут найти время и силы поорать на государство с митинговой трибуны или из Интернета независимо от наличия повода для критики.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже