Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Президентов не выбирают. Часть I
Данияр АШИМБАЕВ
6 апреля
"МК в Казахстане"

В минувшее воскресенье Нурсултан Назарбаев вновь подтвердил свое политическое лидерство, получив на внеочередных президентских выборах 95,5% голосов избирателей. Сейчас уже сложно представить ситуацию, в которой он мог бы получить менее трех четвертей голосов. На выборах 1991 г. он получил 98,78% голосов, на референдуме 1995 г. – 95,46%, на выборах 1999 г. – 79,78%, на выборах 2005 г. – 91,15%.

Можно сколько угодно говорить о нарушениях и административном ресурсе, но оспаривать его лидерство – просто бессмысленно. С одной стороны, речь идет о бесспорных заслугах самого Нурсултана Назарбаева – политическая, социальная и национальная стабильность, экономический рост, активная социальная политика и относительно эффективно работающий государственный аппарат, международный авторитет и удачная геополитическая позиция. С другой стороны, на действующего президента работают традиции восточного менталитета, при котором президент является не просто главой государства, но и отцом нации, хранителем традиций и носителем высшей власти.

Еще одной характерной особенностью данного типа является то, что такие лидеры приходили к власти, как правило, не благодаря победе на выборах. Власть не получали, а брали в крепкие руки и крепко держали ее, с последующей и регулярной легитимацией на выборах или референдумах. Придворные пиарщики, историки и идеологи легко и красиво обосновывают неизбежность прихода к власти в стране того или иного вождя, заодно развеивая аналогичный миф о его предшественнике и очерняя соперников – если те, конечно, доживут (лично или политически) до момента написания новых, правильных учебников. А соперники и оппозиционные историки будут задаваться вопросом: а как все было бы, если бы… Но история, как известно, очень недолюбливает сослагательное наклонение и пишется победителями, а не теми, кто мог бы, но чуть-чуть не успел, не рассчитал сил, проявил слабость ("не поступился принципами" и т.д.).

Молодым везде у нас дорога

Путь Нурсултана Назарбаева к власти был не то, чтобы тернистым, но достаточно непростым. Небольшой род (Шапрашты в элите до 80-х гг. прошлого века был известен, пожалуй, благодаря именам акына Джамбула, Джандосовым, Косуновым и журналисту Балгабеку Кадырбекулы). Простая семья, техническое училище, Карметкомбинат, горком комсомола, горком партии. В 33 года – первое крупное назначение почти республиканского уровня – секретарь парткома комбината, через 4 года – секретарь Карагандинского обкома по промышленности. Считается, что должность в обкоме была получена благодаря "принципиальной и проблемной статье в газете "Правда", замеченной в ЦК КПСС, хотя послужной список молодого партработника был вполне подходящий и без лишнего "пиара". Но вот дальше карьера делает быстрый скачок – через несколько месяцев Назарбаев становится вторым секретарем обкома партии – третьим человеком в одном из крупнейших промышленных регионов всего Союза. А второй секретарь обкома – как правило, куратор организационно-партийного отдела, административных (т.е. силовых) органов, депутат Верховного Совета республики и член ЦК партии. Перспективы дальнейшего роста вполне стандартны: через 5–7 лет – председатель облисполкома или заведующий отделом ЦК, затем – первый секретарь обкома или министр, затем зампред Совмина республики или даже секретарь ЦК. И через 15–20 лет – выход на заслуженную пенсию.

Но события, происходящие в республике, неожиданно открыли новые возможности. Во-первых, многолетний руководитель республики Динмухаммед Кунаев начал большие ротации в республиканском руководстве, которых не проводил в таком объеме с момента своего прихода к власти. Поводом для них стали попытки отдельных руководящих работников "решить вопрос о власти", пока Кунаев лежал в больнице. Заодно, Димаш Ахмедович решил расчистить немного поле от "стариков" и выпустить в полет "свои кадры", выросшие и возмужавшие за год его правления. А по ходу и присмотреться, будут ли среди них достойные преемники. В качестве "молодежи" были отмечены секретарь Карагандинского обкома 39-летний Назарбаев и председатель столичного горисполкома 38-летний Кенес Аухадиев, которому Кунаев доверил Алма-Атинский обком.

Во-вторых, события вокруг несостоявшейся немецкой автономии привели к отставкам тех лиц, которые занимались этим вопросом в республиканском руководстве. В частности, второй секретарь ЦК Александр Коркин был направлен в Караганду, его место занял секретарь по промышленности и транспорту Олег Мирошхин, а на место Мирошхина был избран Нурсултан Назарбаев. Средний возраст секретаря ЦК на тот момент составлял 55 лет, и новый куратор промышленности был, откровенно говоря, очень молод для этой должности (для сравнения: вице-премьер, курирующий промышленность в Совмине, Василий Гребенюк, был на 16 лет его старше и имел фронтовые награды и звезду Героя СоцТруда).

Наверное, можно сказать, что Кунаев видел в новом секретаре свое "альтер-эго": оба выходцы из Алма-Атинской области, оба сделали первые шаги без "волосатой руки", получили образование за пределами республики, оба металлурги, прошедшие школу крупных промышленных предприятий. К тому же Кунаев, ставший в 30 лет зампредом Совнаркома КазССР, не имел особых предрассудков против выдвижения и поддержки талантливой молодежи. Ко многим своим выдвиженцам, бывшим моложе его почти на 20–30 лет, первый секретарь относился как к собственным детям, помогал им, пестовал и опекал…

Из воспоминаний Кунаева: "Конечно, работать секретарем ЦК ему было трудно, и он очень смутно представлял задачи, стоящие перед ним в этой должности. А с сельским хозяйством был и вовсе незнаком. Он нуждался в повседневной помощи, и я оказывал ему ее. Постепенно он прошел "университеты" планирования, финансирования народного хозяйства, составления бюджета и задач, стоящих перед республикой в области промышленности и сельскохозяйственного производства. Самым главным плюсом Назарбаева была его молодость и энергия. И кто, как не мы, должны были заботиться о своей смене…"

Через пять лет в руководстве образовалась очередная вакансия: скончался старый соратник Кунаева – Саттар Имашев. На его место в Верховный Совет был направлен председатель Совета Министров 67-летний Байкен Ашимов, а кресло последнего по рекомендации Кунаева занял 43-летний Нурсултан Назарбаев. Это выдвижение также было "прыжком" через несколько уровней: большинство премьеров, как правило, имели опыт самостоятельного руководства облисполкомами, обкомами или крупными промышленными предприятиями. Но оспаривать решение Кунаева никто не решился (да и не было такой традиции), хотя недовольные шепотки еще долго раздавались в некоторых кабинетах. Тем более, на фоне череды кончин высших руководителей Союза многие задумались о некотором омоложении высшей номенклатуры (хотя в большинстве это предполагала замену 80-летних 60-летними…).

Не по пути

1984-й был последним мирным и спокойным годом кунаевского правления в Казахстане: после прихода к власти Михаила Горбачева в марте 1985-го история начала свой новый виток. Политика "перестройки", объявленная новым генсеком, в первую очередь означала отказ от старых кадров и – по возможности – от многих старых традиций. Против номенклатуры развернулась война сразу с двух сторон – сверху и снизу: ЦК КПСС начал массовые проверки и борьбу за омоложение, освежение и чистоту рядов, а общественность начала все яростнее критиковать вчерашних вождей. К концу 1985 года команда Кунаева была изрядно прорежена чистками, волна критики все ближе подбиралась к достижениям лично первого секретаря, и республиканская элита вполне осознавала, что годы его правления заканчиваются.

Москва это четко продемонстрировала, сменив глав МВД и КГБ, заменив старые республиканские кадры своими ставленниками. ЦК КПСС был завален тоннами жалоб, кляуз, доносов и анонимок, проверка которых заняла бы годы, но вопрос о том, кто сменит Кунаева так и не был решен. Вопрос стоял просто – либо сохранить верность первому секретаря и пропасть в водовороте чисток, похоронив на долгие годы свои перспективы и репутацию, либо – возглавить кампанию за реформы и перестройку в республике, выступить против "отца нации" и получить поддержку Москвы. При этом партийное руководство никаких обещаний и гарантий не давало. На февральском съезде Компартии Казахстана премьер Назарбаев, первый секретарь Кзыл-Ординского обкома Еркин Ауельбеков, секретарь ЦК про идеологии Закаш Камалиденов и председатель президиума Верховного Совета Саламат Мукашев подвергли резкой критике ситуацию в республике, причем Назарбаев особенно жестко отозвался о президенте Академии наук Аскаре Кунаеве – родном брате первого секретаря.

Для Димаша Ахмедовича выступление премьера неожиданностью не было – учитель и ученик уже с осени начали расходиться по многим вопросам, тем более, что премьер инициировал ряд проверок ситуации в сельском хозяйстве Казахстана и публично дал им соответствующую оценку. По свидетельству некоторых бывших руководящих работников Кунаев еще перед съездом начал искать замену Назарбаеву в кресле премьера.

Съезд показал, что руководство расколото, но менять Кунаева нецелесообразно до момента выбора его преемника: накал страстей был слишком велик, а Казахстан – слишком важная и сложная республика, чтобы делать выбор в спешке, тем более, что всех основных претендентов завалили компроматом.

Конфликт затянулся почти на 10 месяцев: члены Бюро ЦК, общаясь сквозь зубы, управляли республикой, кадровая чистка и информационная войны продолжалась, причем противники Кунаева разделились на несколько лагерей, что облегчало задачу первому секретарю, пытавшемуся дискредитировать и убрать их с политического поля. Потенциальные руководители носились между Алма-Атой и Москвой, ведя переговоры и консультации и пытаясь заполучить поддержку. Кандидатуру Назарбаева поддерживал, в частности, секретарь ЦК КПСС Егор Лигачев, но Горбачев склонялся к тому, чтобы поставить человека со стороны. В ноябре Михаил Сергеевич вызвал Кунаева и настоятельно порекомендовал тому подать заявление об уходе на пенсию. Димаш Ахмедович напоследок посоветовал снять Назарбаева и отправить его на дипломатическую работу. В принципе, эта рекомендация была очень неоднозначной: с одной стороны, Кунаев как бы пытался избавиться от "изменника", а с другой – он не мог понимать, что предложи он сам кандидатуру своего преемника, то указанного "кунаевского наследника" не только бы не назначили, но и "растерзали" бы в считанные дни. А так Назарбаев фактически получил "алиби" от своего бывшего наставника и противника…

В ожидании преемника

В декабре 1986 года к руководству республики пришел Геннадий Колбин, ранее возглавлявший Ульяновский обком КПСС. В течение следующих трех месяцев кунаевская команда была окончательно разогнана, а в республике начался активный период борьбы с "культом личности".

В какой-то степени приход человека со стороны сыграл позитивную роль: с его именем навсегда будет связана массированная чистка республиканской партийно-советско-хозяйственной номенклатуры (начавшаяся за полтора года до смены первого секретаря ЦК), кроме того, власть Колбина обеспечила пресловутый "переходный период", когда прежняя команда фактически ушла со сцены, а новая только формировалась. Колбин не только не стал менять вчерашних "бунтовщиков" – Назарбаева, Камалиденова и Ауельбекова, но и активно оперся на их авторитет, аккуратно разводя их по разным углам. В руководство были введены новые люди, которых Колбин рассматривал как возможный противовес лидерам.

Назарбаев как премьер сосредоточился на экономической и административной реформах, жестко, но без фанатизма участвуя в антикунаевской компании. У него сложились достаточно хорошие, рабочие отношения с первым секретарем.

Из выступления Колбина на пленуме ЦК КПК (январь 1988): "Как член Бюро ЦК и Председатель Совета Министров он проявляет высокую партийную принципиальность, достаточно хорошо подготовлен для управления экономикой республики. Его отличает высокое трудолюбие, умение находить решение самых сложных проблем. При этом т. Назарбаев Н.А. широко использует опыт и знания подчиненных ему людей, прислушивается к их мнению. К обсуждению вопроса сам тщательно готовится и свое мнение вырабатывает на основе глубокого анализа происходящих процессов. Поэтому можно быть твердо уверенным, что, если под руководством т. Назарбаева Н.А. отрабатываются направления и подходы и самой сложной задаче, она получит оптимальное решение, лишенное как авангардизма, так и отсталых взглядов".

На том же пленуме Нурсултан Назарбаев подвергся резкой публичной критике со стороны председателя Карагандинского облсовпрофа Жалела Калмагамбетов, который, как писала "Казахстанская правда", "выдвинул обвинения в адрес Н.А. Назарбаева, приписав ему протекционизм, безнаказанность и якобы безнравственное устройство своей карьеры, покровительство преступникам и т.д.". В официальном сообщении о пленуме было сказано: "Аналогичные обвинения в адрес Н.А. Назарбаева и ранее содержались в многочисленных анонимных письмах, рассылавшихся в различные инстанции. Все они тщательно проверились и не подтверждались. Участники пленума расценили выступление Ж.Ш. Калмагамбетова как выпад против перестройки в республике, попытку дискредитировать одного из активных ее участников, потрафить тем, кто испытывает острую ностальгию по временам, когда процветали вседозволенность и круговая порука…" (к слову – Калмагамбетова сняли тогда с работы, а в годы независимости он стал заместителем акима Жезказганской области).

1988-й был, в принципе, успешным годом для председателя Совета Министров: "политическая реабилитация" на январском пленуме; заметный рост авторитета в республике и отчасти на союзном уровне; принятие проекта административной реформы, разработанного под его руководством; укрепление позиции в аппарате; все большее усиление "карагандинской группы" – выходцев из Карагандинского обкома партии и будущих членов команды Назарбаева. Владислав Ануфриев стал первым секретарем Талды-Курганского обкома, затем секретарем ЦК; Оралбай Абдыкаримов – первым заместителем заведующего отделом организационно-партийной и кадровой работы ЦК, Булат Баекенов – зампредом КГБ, Хаиржан Такуов – помощником первого секретаря ЦК, Саят Бейсенов – министром бытового обслуживания населения и т.д. (При этом, ближайшими помощниками были "алмаатинцы" – Нуртай Абыкаев и Дмитрий Селиванов). В конце года Колбин отправил на пенсию 52-летнего Закаша Камалиденова, соратника Назарбаева по борьбе с Кунаевым, ставшего затем одним из основных претендентов на пост первого секретаря.

То, что Колбин рано или поздно уйдет было достаточно очевидно – Казахстан оставался единственной национальной республикой, которой управлял ставленник Москвы, а не представитель местных кадров. Но рисковать никто не хотел, тем более в преддверии выборов народных депутатов СССР, которые впервые предстояло провести на альтернативной основе. Хотя Назарбаев стал фактически вторым человеком в руководстве, Колбин пытался создать свою собственную систему сдержек и противовесов. После того, как некоторые ретивые представители общественности обвинили первого секретаря ЦК в "потакательстве интересам Младшего жуза", Колбин начал ревностно придерживаться тактики соблюдения "регионального баланса", хотя несколько переборщил с собиранием вокруг северян в противовес южанам и алмаатинцам, группирующимся вокруг Назарбаева и видящим в нем фактического преемника Кунаева (не считая уже упомянутых карагандинцев). В какой-то момент Колбин начал, как и его предшественник, добиваться направления Назарбаева на дипломатическую работу (что не поддержала Москва) и делать ставку на второго секретаря ЦК Марата Мендыбаева (который, тем не менее, несмотря на свою репутацию жесткого администратора не стал открыто выступать против премьера).

Мартовские выборы 1989 года сюрпризов не принесли: практически все руководители республики были избраны в союзный парламент (Колбин – 97,06%, Назарбаев – 90,17% и т.д.), кроме первого секретаря столичного горкома Романова, который не смог даже пройти во второй тур.

У руля республики

19 мая 1989 года открылся первый съезд, в преддверии которого разыгралась небольшая история, приведшая к смене власти в Казахстане. За несколько дней до начала работы руководство ЦК КПСС провело встречу с депутатами-коммунистами, так сказать, для "выработки единой линии". На встрече были озвучены те кадровые вопросы, которые планировались вынести на решение съезда, в частности, кандидатуру 66-летнего Сергея Манякина на пост председателя Комитета народного контроля (КНК) СССР. Ряд депутатов во главе с Анатолием Собчаком выразили резкий протест против "тасования старой колоды"; их инициативу поддержали многие другие. В итоге, чтобы не нарушать "единство рядов" ЦК КПСС внес новые предложения по кадровым вопросам. 7 июня Горбачев предложил кандидатуру Геннадия Колбина на пост руководителя КНК. В ходе обсуждения некоторые депутаты выдвинули на эту должность кандидатуру Бориса Ельцина, но будущий первый президент России взял самоотвод и поддержал Колбина, который в тот же день был избран на эту должность.

Тем временем, ситуация в Казахстане развивалась достаточно бурно. В городах закипали митинговые страсти, в Караганде началась забастовка шахтеров, в Новом Узене, Мунайши и Жетыбае произошли беспорядки на национальной почве. Времени на эксперименты и сомнения уже не было, тем более, что в республике был только один кандидат – энергичный и опытный управленец, сторонник демократических преобразований и экономический реформ, политик-центрист, известный и авторитетный как в Казахстане, так и в масштабах всего Союза.

19 июня 1989 года Бюро ЦК Компартии Казахстана приняло решение рекомендовать Нурсултана Назарбаева на пост первого секретаря ЦК, а через три дня пленум ЦК при 154 голосах "за" и 4 "против" избрал нового руководителя республики.

Продолжение следует…




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже