Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Казахстан партийный
Игорь ХЕН, www.camonitor.com, 22 апреля

Нынешний год для Казахстана стал богатым на политические и иные события. В начале апреля состоялись досрочные президентские выборы, после чего произошла дежурная перетряска Кабинета министров, а также ряд назначений и переназначений на других ключевых государственных постах. После того, как все немного успокоилось, в стране вновь заговорили о выборах – на этот раз парламентских. Масла в огонь подлил советник президента Ермухамет Ертысбаев, который заявил, что уже в нынешнем году грядут выборы в мажилис. О них мы и решили поговорить с главным редактором Казахстанской биографической энциклопедии Данияром Ашимбаевым.

Кому это нужно?

– Данияр, сегодня многих интересует вопрос: состоятся ли в нынешнем году парламентские выборы или нет? Но не все при этом задумываются над тем, нужны ли они вообще и что после них кардинально изменится в стране. Что вы думаете по этому поводу?

– Учитывая результаты прошедших президентских выборов, можно сказать, что парламентские, которые должны состояться в недалеком будущем, принципиально ситуацию не изменят. Президентские выборы показали, что за исключением "Нур Отана", казахстанские партии электората как такового не имеют – так же, как медийных, организационных и финансовых ресурсов. "Нур Отан" в последние годы играет не только на своем поле, но и на тех, на которых могла бы вести свою игру оппозиция. Это социальные проблемы, борьба с коррупцией и тому подобное. Другими словами, "Нур Отан" сегодня – буквально везде. Тем паче, партию связывают с именем президента, поэтому она может без особых проблем набрать на парламентских выборах до 90% голосов, или 70-80% при условии, что будет более или менее вменяемая конкурентная среда. Однако, как мы все видим, остальные партии так и остались карликовыми. Например, та же Партия патриотов известна только благодаря своему лидеру Гани Касымову – кроме него, народ никого не знает (к тому же я сомневаюсь, что люди вообще осведомлены о том, что он еще и лидер партии). Партия "Ак жол", кажется, состоит только из двух человек. "Ауыл" не видно уже много лет, и непонятно, что он из себя сейчас представляет. "Адилет" больше занимается научно-практическими конференциями по вопросам правоведения. Так, что у нас еще есть?.. Вспомнил: "Руханият". У нее сейчас новый, молодой и относительно энергичный лидер, но, как мне кажется, проще создать новую партию, чем реанимировать этот полумертвый бренд.
"Экологические партии", вообще – один сплошной анекдот. Вечно неизбираемый никуда Мэлс Елеусизов уже в пятый или шестой раз за 20 лет заявляет о создании партии "Табигат". Перед президентскими выборами выяснилось, что партия "Менин Казахстаным", которая после учредительного съезда напрочь пропала с поля зрения, до сих пор считает себя политической силой…
У ОСДП "Азат" до сих пор проблемы с перерегистрацией. Почему партия не пошла на выборы? Допустим, у Булата Абилова могли возникнуть проблемы с экзаменом на достаточное владение казахским языком, а Жармахан Туякбай, может быть, не оправился еще от поражения на прошлых президентских выборах. Но ведь в этой партии есть и другие лидеры – те же Амиржан Косанов или Булат Абишев. Можно было использовать нынешние выборы для того, чтобы проверить собственную боеспособность – укрепить региональные структуры, мобилизовать штабы перед парламентскими выборами, поагитировать население, отпиариться "на халяву", но из-за каких-то личных амбиций партия на выборы не пошла.
На президентских выборах отличилась Коммунистическая народная партия Казахстана, но ее электоральный потенциал все еще недостаточен. Лидер КНПК Владислав Косарев не смог стать кандидатом в президенты (из-за незнания госязыка), и ему в срочном порядке пришлось искать замену. Данная партия, насколько я могу судить, в межвыборный период проявляла хоть какую-то активность, но у нее проблемы с политическим ориентированием на местности…
Еще есть всевозможные национал-патриотические группы, которые давно говорят о создании своей партии (или партий). Но так называемая национально ориентированная творческая интеллигенция по традиции доказала свою неспособность творить что-то, кроме взаимных дрязг, скандалов, полуфашистских лозунгов и сомнительных произведений.
В общем, могу сказать, что без соответствующего медийного, финансового, административного и политического ресурсов в мажилис ни одна партия, кроме "Нур Отана", не пройдет.

– Насколько нам необходимо создание двухпартийного или многопартийного парламента?

– Де-юре у нас подобное явление есть – ведь в сенате заседает Гани Касымов из Партии патриотов, которая после выборов официально стала, так сказать, второй по значимости политической силой в стране.
Думаю, что в мажилисе должна быть представлена партия, пусть и небольшая, чтобы время от времени будоражить парламент, держать власть "в тонусе". Депутаты от этой партии могли бы ставить вопросы, которые "нуротановцы" задавать не могут по определению. Нужно помнить, что на протяжении всех лет в казахстанском парламенте конституционное большинство было у партии власти. Сначала это была Компартия, потом Союз народного единства Казахстана, затем ПНЕК с Демпартией, далее партия "Отан", Гражданская и Аграрная партии, теперь вот "Нур Отан". Интересно, что оппозиционный лагерь в парламенте пополняется не за счет оппозиционеров, побеждающих на выборах, а вследствие брожения в рядах самой партии власти. Ситуация часто складывается так, что многие депутаты просто начинают задавать неудобные вопросы, критиковать, возмущаться, а после этого переходят в оппозицию. Но на системном уровне такого механизма нет.
Мне кажется, что депутаты многие вопросы должны задавать в стенах парламента. Политические дебаты должны идти не на улицах и не на страницах газет, а в мажилисе. Даже искусственно созданный двухпартийный парламент даст какое-то оздоровление политической системе. Вспомните прошлые созывы и даже позднесоветский парламент – при инертной массе депутатского корпуса наличие двух-трех "бузотеров", являвшихся хорошими ораторами и умевших поднимать проблемы, могло повлиять на итоги голосования по очень серьезным вопросам.

– Насколько актуален тезис о том, что двухпартийный парламент нужен власти для того, чтобы "предъявлять" его Западу в случае обвинений в недостатке демократии?

– Понятно, что наличие однопартийного парламента не является козырным доводом в споре о том, как в Казахстане развивается демократия. Я уже как-то говорил, что однопартийный парламент можно воспринимать как частную форму многопартийности. Однако вторая партия в нашем парламенте просто не приживается. С одной стороны, в этом виновата сама казахстанская власть – народ настолько консолидирован вокруг президента, что выделять какие-то социальные группы в отдельный политический проект как-то неудобно. С другой стороны, виновата и оппозиция – чаще всего личные амбиции ее лидеров не позволяют создать нормальную партийную структуру.

Чуть-чуть левее…

– Сейчас ходят слухи о том, что второй партией в парламенте станет политически преобразованный союз предпринимателей "Атамекен". Насколько это реально и вообще оправданно?

– Насколько мне известно, первым эту теорию озвучил советник президента Ермухамет Ертысбаев. Руководство самого союза в лице Азата Перуашева и Тимура Кулибаева поставило вопрос в другую плоскость: ведь "Атамекен" является объединением юридических лиц и не имеет фиксированного членства. И в таком виде он в политическую партию преобразоваться не может. Это скорее лоббистская структура, отстаивающая интересы казахстанского бизнеса и набирающая политический вес не как политическая структура, а как эффективная система защиты бизнеса от административного произвола, отстаивание его интересов в администрации президента, правительстве и парламенте. Бросить "Атамекен" в нынешнем виде на партийное поле – значит просто испортить удачное начинание. Тем более, что несколько лет назад была аналогичная, совершенно идиотская по исполнению попытка конвертировать бренд "Атамекен" в политический проект. У многих при упоминании "партии "Атамекен" и ее вождика до сих пор челюсти сводит.
Кроме того, гипотетическое преобразование "Атамекена" в профильную партию бесперспективно. Народ не будет в массовом порядке голосовать за партию бизнесменов и финансистов. Вот если бы речь шла о праволиберальном проекте с сильным лидером, ориентацией на зарождающийся средний класс, то такая идея могла бы стрельнуть. Но, повторюсь, не на базе "Атамекена", а на основе общих с ним ценностей.

– Если не производная "Атамекена", тогда кто?

– Я считаю, что сейчас на партийном поле, а в перспективе и в парламенте, нужна умеренно левая сила, социал-демократическая партия, политически ориентированная на президента, но, допустим, против нынешней экономической политики, точнее практики – в исполнении правительства и акимов. И эта партия должна базироваться не на столичной тусовке, а на регионах, профсоюзах, неправительственном секторе.
Если говорить о той же КНПК, то, повторюсь, она наиболее активно провела предвыборный период. Это видно и по региональной прессе. Если некоторые партии, бывает, дают о себе знать лишь за месяц до выборов, то КНПК задолго до этого проводила пленумы, другие мероприятия. Однако сама предвыборная кампания КНПК, честно говоря, все-таки не сильно впечатлила. Жамбыл Ахметбеков, скорее всего, очень хороший человек, но он не политик, не лидер и не оратор. И даже в иерархии самой КНПК он фигура некрупная. Понятно, что Ахметбеков оказался "на гребне волны" случайно. То, что КНПК опирается на лозунги времен КПСС, в современном казахстанском обществе отклика не найдет. Дело в том, что все надежды, которые люди когда-то связывали с КПСС, преспокойно перетекли в "Нур Отан". И в массовом сознании красные знамена преобразовались в желто-голубые цвета "Нур Отана".
Если бы эта партия взяла на вооружение нормальную социальную риторику, провела бы работу по интеграции с профсоюзами, региональными МСБ, НПО, правозащитными организациями, экологами, конструктивными людьми из нынешней "нерадикальной" оппозиции, то могла бы стать основой новой реальной политической силы. Партия чуть "левее" "Нур Отана" при наличии сильного лидера (которого я пока не вижу) могла бы с 7-8, а, если повезет, то и с 10-12 процентами голосов пройти в парламент. При этом партии-карлики должны уйти с этого поля и не болтаться под ногами.

Не президентское "погоняло"

– Как вы думаете, если парламентские выборы пройдут в ближайшее время, примут ли в них участие оппозиционные партии и, в частности, те, которых общественное мнение связывает с именем беглого банкира Мухтара Аблязова?

– До сих пор незарегистрированная партия "Алга!", по большому счету, партией не является – это чистый пиар-проект. А Коммунистическая партия, ее сателлит, давно не принимала самостоятельного участия ни в парламентских, ни в президентских выборах. Возможно, Аблязов, понимая, что "Алга!" никогда не получит регистрации, решил воспользоваться политическим брендом КПК и создать на ее базе автономное политическое оружие. Но КПК никаких особых перспектив не имеет – реальной работы она не проводит, в регионах она никому неизвестна. Ее лидер Газиз Алдамжаров когда-то завоевал уважение как принципиальный политик. Но его вхождение в "аблязовское крыло" и его выступления по многим вопросам буквально за несколько месяцев дискредитировали весь тот политический авторитет и багаж, который он накопил за долгие годы.
Никто не знает, кто является вторым или третьим лицом в Компартии, каковы ее региональные структуры, какая у нее политическая программа, кроме отстаивания интересов бывших акционеров "БТА банка"… Я думаю, на выборы КПК пойдет, но только лишь затем, чтобы тут же заявить о бойкоте. Люди ведь не глупые и понимают, что для блока Аблязова главное – дискредитировать выборы, потому что победить на них у них возможности не будет. Аблязов не имеет здесь реальных политических ресурсов, а его авторитет у населения представляет собой отрицательную величину.

– А как быть с партией ОСДП "Азат"? Согласны ли вы с утверждением, что время ее лидеров прошло?

– Эта партия – объединение двух лидерских группировок, условно говоря, это "абиловцы" и "туякбаевцы". На мой взгляд, Туякбай, при всем его политическом весе, так и не смог оправиться от поражения на президентских выборах 2005 года. С тех пор эта часть оппозиции находится в жестоком кризисе. Ее лидерам нужно было ставить на молодежь, а самим уходить, чтобы не вредить делу. Жармахан Туякбай отлично смотрелся в кресле генерального прокурора, спикера мажилиса, зампреда "Отана". Но как кандидат в президенты и публичный политик, тем более оппозиционного толка, он всерьез так и не воспринимается.
Проблема же Булата Абилова заключается в том, что его товарищей уже давно называют по имени-отчеству (Жармахан Айтбаевич, Ораз Алиевич, Галымжан Бадылжанович), а он как был Бутей, так и остался. Народ, может быть, в общем относится к нему положительно, но человек, который так и не стал "Булатом Мукишевичем", никогда не станет президентом страны. Он сам до конца не хочет понимать, что в политике фактически исчерпал себя. Тем более, что его партия представляет собой южностоличную тусовку. Я не вижу там свежих людей из регионов, а ведь партия не должна быть только в Алматы. А ОСДП "Азат" даже в Астане не видно. Политическая партия должна опираться на регионы – Шымкент, Атырау, Караганда. Но там я вижу только "Нур Отан". Куда ни глянь – везде один сплошной "Нур Отан"…




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже