Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Игра в партии
Данияр АШИМБАЕВ
12 мая
www.camonitor.com

Ситуация с отечественным партийным строительством продолжает занимать внимание общественности. Политические итоги последних выборов – бессмысленные и беспощадные по отношению к самому существованию альтернативы нынешнему курсу – никак не повлияли на политологическую и околополитическую тусовку.

За годы независимости выросло поколение экспертов и аналитиков, специализирующихся на вопросах многопартийного строительства. Я, конечно, все понимаю, но – вы уж простите – какой смысл в сравнительном анализе предвыборных платформ трех мини-кандидатов, если даже оптимисты оценивали их совокупный потолок в 7-8%? Какой смысл в изучении электората "Ауыла" или "Руханията", если рейтинги этих партий в лучшие годы болтались в районе статистической погрешности? Сейчас в стране есть один лидер и одна партия. То охвостье (независимо от источников финансирования), которое де-юре присутствует на политическом поле, представляет собой аморфную, безыдейную и инертную массу. Что ее может толкнуть на преодоление выборного барьера? Принудительный доступ к электронным СМИ, свежие лица, умеренный административный ресурс и дозированное бюджетное вливание, чреватое расхищением со стороны изголодавшихся партийных аппаратов. Если президент получил 95% голосов, то, по логике вещей, почему его партия должна получить меньше?

При этом было как бы обещано, что следующий парламент будет многопартийным, то есть, демократическую оппозицию будет представлять не только Гани Касымов в сенате, но и кое-кто в мажилисе. На кону, если вдуматься, неплохой политтехнологический проект – с офисами, бюджетами, газетами и регулярным появлением на голубом экране. Поскольку ныне существующие партии, скорее всего, не будут допущены к этим благам, народ задался двумя вопросами:

(1) Кто мог бы возглавить такую партию (обычная история: сначала берется лидер, потом к нему прикрепляется партия, объединение, фонд и т.д. – вплоть до министерства)? Примеры: Партия патриотов, "Ауыл", "Адилет".

(2) Кто мог бы ее самостоятельно создать (желательно за свой счет – с целью экономии государственных средств)? Примеры: Аграрная партия, Гражданская партия, "Ак Жол".

В первом варианте единственной фигурой, не запятнанной руководством политической партией в Казахстане, остался только г-н Еримбетов, достаточно харизматичный, двуязычный, раскрученный и, скажем так, небанальный политик. Осталось только придумать, какую именно новую партию он должен будет создать и сколько процентов ей выделит "Нур Отан" из своих закромов.

Второй вариант подразумевает нахождение некоего финансового центра, который бы оплатил создание нужной партии и при этом не претендовал на слишком многое. Поскольку создавать возле олигархов даже мини-партии в последние годы как-то не принято (взаимное дурное влияние), то группа экспертов, включая советника президента г-на Ертысбаева, разными путями пришла к выводу, что надо склонить к этой идее союз "Атамекен". Сначала идея была озвучена в виде благого пожелания – мол, неплохо было бы партию создать. Перспективную. Руководство Национальной экономической палаты оперативно разъяснило г-ну советнику и общественности, что партию создать не может, хотя бы потому, что "Атамекен" является объединением юридических лиц. Это, во-первых. А во-вторых, создавать он ее не хочет в принципе, поскольку фронт работы, лежащий перед ним, намного перспективнее, нежели участие в массовке. Ну и в-третьих, негативный опыт использования "атамекеновского" бренда на партийном поприще уже был осуществлен.

Г-н советник на этом не успокоился. Если вначале он сообщил, что основной задачей будущей партии видит принципиальное отделение бизнеса от чиновников: "Как только мы разделим власть и бизнес, все встанет на свои места", то вскорости был выдан новый тезис: "Думаю, что будущая двухпартийная система будет выглядеть так: "Нур Отан" – центристская партия, консервативная в хорошем смысле, защищающая интересы крупного бизнеса, государственного аппарата, интеллигенции… "Атамекен" рано или поздно станет партией малого и среднего бизнеса". Непонятно только, зачем "Атамекену", объединяющему крупный, малый и средний бизнес, промышленность, энергетику, банки и сельское хозяйство и с каждым днем становящемуся все более мощным лоббистским центром, гробить такой перспективный проект?

Участие в массовке в роли "второй по влиятельности политической силы в стране" давно перестало интересовать серьезных людей. Недавно у меня с приятелем состоялся разговор, в ходе которого речь зашла об одном из апрельских кандидатиков:
– Так он же пьет!
– И что? Я тоже пью, но я же не опускаюсь до того, чтобы баллотироваться в президенты.

Вся эта техника довольно примитивная, но, увы, действенная. Модель "Хочешь уничтожить оппонента – пусти слух, что он будущий преемник" до сих пор работает. В идее продвижения "второй партии" пока сходятся два сценария. Во-первых, раскрутить новый, бюджетоемкий проект под себя. Во-вторых, дискредитировать ту или иную персону или силу, особенно в условиях нынешнего обострения информационных войн. Надоело.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже