Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Казахстанский чиновник: этапы большого пути
Данияр АШИМБАЕВ
2 июня
«Время»

Кадровая политика есть, по сути, важнейшая функция государства. Ее (политику) при желании можно разделить на три основных составляющих этапа – рекрутирование, функционирование и… утилизация.

Трудовые династии

У нас умение руководить регионом/отраслью/ведомством легко передается по наследству, зачастую вместе с регионом/отраслью/ведомством, причем заодно устанавливается и кадровый потолок. То есть сын районного акима может легко стать акимом, сын министра просто предрасположен к работе в центральных органах государственного управления, сын дипломата с молоком матери перенимает навыки работы с иностранцами. При этом аким-младший вряд ли выбьется в министры, а дипломат-сын не станет районным бастыком. Правило работает не в 100% случаев, но с минимумом исключений.

Казахстанскую вертикаль управления можно представить в виде ступенчатой пирамиды – на каждой ступени есть свои правила, свои традиции и свои династии. Центр сильно не лезет в кадровую политику регионов, а регионы не докучают центральным ведомствам просьбами о трудоустройстве любимого чада в министерство. Люди взрослые: все прекрасно понимают, что, прося министра устроить сына или племянника в департамент государственных закупок, ты покушаешься на законный хлеб его собственного сына или племянника. Министр же не просит акима отдать его сыну элеватор и пару угольных разрезов!

А так все знают свой уровень, свое место и свой кусок хлеба там всегда могут найти.

Служил Гаврила в министерстве…

В элиту попасть легко, но – как знают многие видные общественные деятели и публицисты из бывших чиновников – так же легко из нее и вылететь. Что же нужно для того, чтобы сделать свое пребывание наверху относительно спокойным, стабильным и по возможности долгим?

Во-первых, нужно знать правила игры и прежде всего – политические установки. Любой чиновник идеологического фронта знает: КПД государственной языковой политики давно ниже ноля, но говорить об этом вслух как-то не принято. Напротив, нужно ежегодно выдвигать новые инициативы, выдавать на-гора тонны бумаг с положительной динамикой, инициировать новые государственные и бюджетные программы, клеймить позором тех, кто сомневается в их стратегической значимости, общенародном порыве и т.д. То же самое любой чиновник экономического блока должен говорить про диверсификацию, индустриализацию и инновационность, а сотрудник силовых структур – про борьбу с коррупцией. И все хором – про стабильность, согласие, развитие, истоки независимости, глобальный вектор национального развития, устремленный в будущее, консолидацию всех сил общества, мандат доверия и столь же прекрасное, сколь мир, недалекое будущее. При этом все понимают, что это будущее где-то в 10-15 годах и ежегодно отодвигается от настоящего на очередные 12 календарных месяцев.

Во-вторых, нужно сочетать верность идеологическим установкам с философским отношением к результатам своей работы. То есть выработать собственную систему оценки: замерять итоги работы не по количеству построенных школ или больниц, внедренных в производство технологий или числу осужденных коррумпированных чиновников, а смотреть на проблему шире, глобальнее. Капитализация выросла на 8%, бюджет освоен на 98%, уровень знания сотрудниками Конституции составил 104%, страна по рейтинговым оценкам инновационности экономики поднялась в глобальном рейтинге общечеловеческого развития журнала World Monitor на 7 пунктов за год (результаты – на сайте wm.kz). К тому же современная информационная среда выстроена совершенно иным образом, нежели десятилетия два назад. Это раньше чиновника оценивали по тому, что было конкретно достигнуто под его руководством или при личном участии. Потом в моду вошла оценка по стилю работы: возникли типы "крепкого хозяйственника", "харизматичного лидера" или "либерального демократа". А сейчас оценивается не результат и не стиль, а… внешние атрибуты. Есть ли у министра блог в Twitter? Пользуется ли он планшетником, и если да, то какой модели? Какой марки часы носит? На каких курортах отдыхает? Страна привыкла к гламурным, стильным, небедным министрам и акимам, а для тех, кому важен образ министра-трудоголика, в конце концов, есть БОЖКО или ШОЙГУ (на телевизионной картинке страна особого значения не имеет). Скоро по телевизору (прошу прощения, при online-трансляции) будни власти будут комментировать примерно так: "…по красной ковровой дорожке в зал заседаний парламента, где будет рассматриваться отчет правительства об исполнении годового бюджета, поднимается сияющий свежим бронзовым загаром министр финансов со спутницей. Министр одет в ярко-розовый костюм от Dolce&Gabbana из последней коллекции "зима – лето". Эксперты и политологи считают, что склонность господина министра к публичным эскападам и его яркий образ могут стать причиной вынесения вотума недоверия со стороны депутатского корпуса, предпочитающего более консервативный стиль итальянских дизайнеров…".

В-третьих, не нужно – категорически не нужно! – влезать в примитивные коррупционные схемы. Попадаться на взятке менее 50 тысяч долларов в конверте в собственном кабинете – моветон. Это может позволить себе бесшабашный и не "модернизированный" работник районного акимата – такие, собственно говоря, и пополняют исправно антикоррупционную статистику, вызывая не столько праведный гнев населения, сколько недоумение коллег: "Ей-богу, с его-то потенциалом так мелочиться и так глупо попасться... Фи!"

"Это Спарта, сынок…"

Правил, конечно, намного больше. Но куда интереснее наблюдать, как происходит выпадение из элиты. Путей в изгои несколько, и большинство из них хорошо известны. Самый простой – стать жертвой кампании по борьбе с коррупцией. Причем жертвой не индивидуальной, а статистической. Искали не конкретного чиновника, а некоего абстрактного усредненного "расхитителя", а попался именно ты… Это как лотерея, и совет "А не надо было брать" тут не годится. Особенно для тех, кто, выбрав государственную службу, пошел по трудной стезе таможенника, гаишника, организатора государственных закупок, не имея должного склада ума для тонкой интеллектуальной работы: взимания легкой административной ренты с протекающих мимо бюджетных потоков. Причем если человек попался случайно, то шансы незаметно вернуться он все равно имеет. Был несколько лет назад случай, когда чиновника средней руки арестовали при получении взятки в своем кабинете при свидетелях и под аудио- и видеозапись. Через несколько месяцев следствие переквалифицировало статью на "мошенничество": поскольку чиновник деньги-то взял, но решаемый вопрос не входил в его компетенцию. А еще спустя какое-то время дело закрыли за примирением сторон. И теперь несостоявшаяся жертва силовиков знай себе усердно трудится на благо родины в кресле руководителя одной из государственных компаний. PR-службы многих правоохранительных органов в своих победных реляциях грамотно сделали упор не на "осужден", а на "арестован". Эффект достигается, а другие вопросы решаются в рабочем порядке.

Второй путь тесно связан с первым, но речь идет уже не об усредненных персонах, а об очень даже конкретных. Истории эти хорошо известны и заканчиваются, как правило, громкими публичными обвинениями с берегов Дуная, Потомака или Темзы и тянутся десятилетиями.

Третий путь более простой – проиграл в аппаратной игре, пообещали и не дали, выгнали по-хорошему, без скандалов, а обида осталась. Или даже ушел со скандалом. Одним словом, бывшая элита исправно пополняет нестройные ряды оппозиции. Вступает в ряды существующих партий, создает собственные партии, блоки и движения, какое-то время мелькает в прессе, а потом пропадает в серой и безликой оппо-тусовке. Некоторых, конечно, иногда берут назад, но обычно это бывает перед выборами и кончается сразу после голосования.

Четвертый путь – уход по возрасту, когда выбываемый прощается с коллегами, получает грамоту или даже орден, становясь одним из социально активных пенсионеров: заседает в советах директоров разных компаний, ветеранских советах, председательствует на тоях, пишет мемуары, периодически поддерживает политику партии и правительства и дает наставления скучающей молодежи.

Бывают случаи, когда шефу начинает надоедать подчиненный, который многие годы верой и правдой служил родине и бастыку, но потерял хватку, рвение, уже не может оперативно решать текущие вопросы – зато начинает на правах старого соратника давать патрону наставления "за жисть". Выбросить такого жалко, а терпеть – уже нет сил. Проблема решается тем же разнообразием методов, которыми так богата кадровая политика. Отправить в какое-нибудь РГП на кормление, найти синекуру в посольстве или соседнем регионе (с акимом которого шеф любит вместе ужинать в столице после коллегий и совещаний). В зависимости от возраста можно сплавить человека в депутаты или в столичные органы власти, надавав наказов и поручений в дорогу и минимизировав совместное общение в будущем.

Самое простое для такого отставника – уйти в бизнес, особенно профильный и тесно связанный с прежней работой. Законы о государственной службе и о борьбе с коррупцией уже не довлеют над ним, а опыт, навыки и связи очень даже востребованы. Есть интересное наблюдение: чиновник, умеющий хорошо "рубить капусту" на госслужбе – так сказать "решать вопросы", намного эффективнее того, кто живет по законам. Что может "законник": возмущаться коррупцией, взывать к патриотизму и верности идеалам службы на благо государства и народа? Давно уже пора понять: в стране действуют не законы и постановления, а политические, культурные и деловые традиции (не "понятия", а именно традиции!), по которым государство жило, живет и будет жить.

Но все-таки если рассматривать проблему утилизации лишних кадров с точки зрения развития государства, то более перспективным является не создание синекур, не почетная ссылка в страну третьего мира и не откомандировывание в бизнес-среду. Лучше всего наладить устойчивый канал по поставке бывших кадров в ряды оппозиции (по негласной договоренности с вождями "контрэлиты" или даже по решению суда – при условии внесения соответствующей статьи в Уголовный кодекс). Во-первых, это снизит государственные расходы, во-вторых, создаст головную боль для треклятых беглых олигархов, в-третьих, повысит общий уровень демократии в стране. Как говорится, дешево и сердито.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже