Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Чего не знал Стинг
Данияр АШИМБАЕВ
7 июля
«Время»

Либеральные нравы буржуазного зарубежья опять испортили местной общественности праздник. На этот раз отличился Стинг, отменивший свой концерт в Астане в знак солидарности с бастующими трудящимися Западного Казахстана. Конечно, можно предположить, что такую пакость устроил казахстанским властям один из беглых эмигрантов типа Аблязова, тайком подкупивший менеджеров и пресс-агентов певца. Но подобная версия слишком уж экзотична. С другой стороны (будем реалистами), ожидать от западной поп- и рок-массовки логичного и продуманного поведения так же тяжело, как полного отказа от "серой растаможки" на "Хоргосе". Конечно, певец Стинг – сам по себе тема отдельная, эта личность не нуждается ни в одобрении местной общественности, ни в протестах местных властей.

Но все ли Стинг знает о проблеме, к которой невольно привлек внимание общественности?

Мангистауская область – регион специфичный, особый. Во-первых, экономика завязана почти полностью на нефти (другие специальности, кроме творческих и административных, население практически не интересуют). Во-вторых, население мало того что этнически однородное, так еще и однородовое. А традиции данного рода, тщательно пестуемые местными историками и поэтами, – "особенность" и "бунтарство". Чужаков там не любят и не принимают ни в каких формах. Кроме одной – и это в-третьих. Область – один из лидеров по импорту "соотечественников", то есть оралманов, которые составляют значительную часть бастующих. Переведем эти вводные в практическую плоскость. Область недовольна тем, что доходы от "ее нефти" идут в Астану. Область недовольна тем, что Астана диктует правила игры и не "дает местным развернуться". Область недовольна тем, что большинство нефтяных компаний зарегистрировано в Астане, контролируется национальными компаниями и/или иностранными инвесторами и управляется "пришлым" менеджментом. Область считает, что все жируют за ее счет. И так далее.

В принципе, это стандартный набор проблем любого нефтяного региона, но перманентно бастует почему-то именно Мангистау. Причем если взять забастовки в Жанаозене, "Каражанбасмунае" и Ерсае, то поводы везде на самом деле разные, но причина одна – народ хочет денег. А если точнее – народ хочет больше денег. При этом, если посмотреть на размер зарплат на том же Жанаозене, то таких зарплат неквалифицированным работникам (а именно они и бастуют уже третий или четвертый раз подряд) не платят ни в одном другом регионе страны. Если показать эти суммы шахтерам Караганды, рабочим Павлодара, фермерам Кокшетау или горнякам Жамбыла, то любой выскажется только насчет "зажрались" и с удовольствием захочет поехать в Мангистау вахтовиком, если его кто-нибудь пустит туда работать, конечно…

Так почему же область бастует, кто виноват? Во-первых, рост цен, который и провоцирует во многом недовольство населения. Неспособность исполнительной власти в центре и на местах существенно сдерживать инфляцию как рыночными, так и административными способами. Плюс непродуманность ряда вопросов функционирования Таможенного союза. Плюс неспособность антимонопольных структур внятно заниматься тарифным регулированием. Плюс извечная проблема таможенного регулирования…

Во-вторых, нерешенность социальных проблем, отсутствие и неразвитость инфраструктуры – ответственна та же исполнительная власть с ее некомпетентностью, немобильностью и коррумпированностью.

В-третьих, невнятное трудовое законодательство, дающее множество вариантов толкования, – тут уже вина парламента и правящей партии (обоим также можно припомнить, что в нынешней ситуации депутатский корпус и партийный актив в центре и на местах ухитрились "не замараться").

В-четвертых, из социальной проблематики полностью выпали профсоюзы: не только в Мангистау, их, по сути, вообще давно никто не видел. В итоге конфликтами между работодателями и трудовыми коллективами занимается кто угодно, но не эти вчерашние оплоты трудовой политики.

В-пятых, низкий культурный и образовательный уровень населения. Тут постарались все – и акимат, и правительство, и парламент, и само население. Особо здесь следует отметить развал системы профессионально-технического образования.

В-шестых, распределение доходов в нефтяной сфере. Громоздкая структура национальных компаний, их забюрократизированность и высокий уровень "представительских расходов" не могут не раздражать как трудовые коллективы, так и средний менеджмент, вынужденный тратить месяцы на согласование срочных вопросов.

В-седьмых, местная элита фактически не участвует в разрешении конфликта и откровенно саботирует интересы государства, пытаясь воспользоваться ситуацией в своих целях и заполучить контроль над налогами, кадрами и недрами нефтяных компаний.

В-восьмых, региональная обособленность, резко ставящая местные проблемы выше общереспубликанских. Отсюда отрицание "чрезмерных" выплат в республиканский бюджет, недопускание инженеров, мастеров и рабочих из других регионов в область.

В-девятых, уже упомянутая "зажратость" – постоянный рост требований со стороны и без того хорошо оплачиваемого персонала, чьи доходы уже превышают реальную стоимость аналогичной рабочей силы.

В-десятых, политические игры оппозиции и экстремистов, активно пытающихся представить себя "стороной конфликта" и подогревающих конфликт всеми возможными способами.

Но сюда надо добавить еще несколько пунктов.

Первый – имидж Астаны, точнее, государственности власти в целом. Население поддерживает согласие, стабильность, реформы, но прекрасно знает реальный уровень эффективности, компетентности и порядочности отечественных чиновников. Поэтому требовать доверия в вопросе распределения доходов от экспорта нефти и эффективной бюджетной политики очень сложно.

Второй – нынешние события в Мангистау – это закономерный итог государственной миграционной политики.

Массовый завоз неквалифицированной, неграмотной и некультурной рабочей силы с завышенными социальными требованиями при нерешенности трудовых и образовательных проблем собственного населения и "непротивлении" эмиграции "некоренного" населения (в значительной части имеющего высокий образовательный уровень и опыт работы) привел к закономерным последствиям. Государство не в состоянии обеспечить нормальный уровень социального развития населения (падает уровень образования, нет нормальной обеспеченности жильем, нет нормальной молодежной политики, известны проблемы здравоохранения, не создается значительного числа рабочих мест и т.д.) и при этом продолжает создавать предпосылки для маргинализации населения. Отсюда – рост преступности, алкоголизма, наркомании, религиозного экстремизма, национализма, социального иждивенчества. Стране нужны не невнятные "соотечественники", а грамотные специалисты, педагоги, инженеры, мастера, ученые. Складывается впечатление, что в угоду явным и скрытым национал-патриотам, громко ратующим за "национальные ценности", "развитие языка и культуры", "исконные традиции", "возрождение национального духа", "возвращение сородичей" и построение мононационального государства, страна скатывается в дремучее средневековье. Вместо развития экономики, науки, образования создаются предпосылки для социальных, национальных и религиозных конфликтов. Вместо среднего класса создаются маргинальные городские гетто. Вместо ответственного парламента видно лишь горстку закомплексованных крикунов-ретроградов. Вместо вменяемой оппозиции видны лишь PR-проекты криминальных олигархов, не брезгующих никакими методами для дискредитации своих врагов во власти. Да, власть сохранила за 20 лет независимости гражданский мир, согласие и стабильность в обществе. На фоне обстановки в мире это кажется огромным достижением. Но не хотелось бы, чтобы это достижение было бездарно провалено уже в недалеком будущем.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже