Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Мандат в один конец
Данияр АШИМБАЕВ
4 августа
«Время»

Население, скорее всего, даже не обратило внимание, но в Казахстане активно идет очередная предвыборная кампания. В августе предстоят частичные выборы в сенат – будет переизбрана половина депутатов от регионов, а ближе к концу года будут переназначены президентские сенаторы.

Выборный процесс в Казахстане – явление весьма занятное. Взять, к примеру, президентские выборы. Их с весны 1990 года было уже шесть (включая референдум по продлению полномочий). Элита и население в этих кампаниях активно участвовали, все вроде как даже переживали за результат. Не за исход, а именно за результат. С исходом, слава богу, особых вопросов не возникало.

С парламентскими выборами дело обстоит немного по-другому. В выборах 1990 года в Верховный совет 12-го созыва смысл был – это были первые альтернативные выборы в Казахстане. Не сказать, что совсем уж альтернативные и свободные, но это были единственные выборы, которые пополнили политическую элиту страны большим числом самостоятельно мыслящих людей, политиков, пришедших не изнутри системы, а как бы извне. Марат Оспанов, Петр Своик, Ермухамет Ертысбаев, Виталий Воронов, Нурлан Оразалин, Владимир Чернышев, Оразалы Сабденов, Александр Перегрин, Сагат Тугельбаев – это лишь наиболее яркие представители того состава парламента. Не стоит забывать и о тех депутатах-чиновниках, чье депутатство позволило им стать крупными политиками (Заманбек Нуркадилов, Абиш Кекилбаев, Жармахан Туякбай). В исторической памяти следующий Верховный совет запомнился только скандальным роспуском по иску Татьяны Квятковской. Больше Верховных советов не было, им на смену в 1995 году пришел двухпалатный парламент. Вот о нем хочется поговорить особо.

С учетом политического веса обеих палат – вместе или порознь – выборы в них за эти 16 лет бывали очень часто, но вряд ли это кому-нибудь интересно. Сенат избирался в 1995 году и частично обновлялся в 1997, 1999, 2002, 2005, 2008 годах, не считая назначения дополнительной группы президентских сенаторов в 2007 году. Мажилис избирался в 1995, 1999, 2004 и 2007 годах. Сначала по одномандатным округам, потом по смешанной схеме, а последний раз – по партийным спискам (точнее, по партийному списку НДП "Нур Отан") и от Ассамблеи народа Казахстана.

С сенатом все понятно – его депутаты избираются маслихатами и назначаются президентом, поэтому прямое общение с населением отсутствует в принципе. Настолько отсутствует, что если факт существования верхней палаты еще признается общественностью, то наличие в его составе отдельных депутатов даже немного настораживает. Как уже говорилось, известно, что есть спикер, но что представляет собой остальная палата как институт или как сообщество представителей региональных элит, доподлинно никем не изучено. Ну хорошо, если взять, допустим, список нынешних сенаторов и проверить их на упоминаемость в прессе, социологические замеры известности, то к какому выводу можно прийти? Кого из этих людей вы знаете, причем не в лицо, а по имени? Оралбай Абдыкаримов, Мухтар Алтынбаев, Берик Имашев, Гани Касымов, Кайрат Мами, Бауржан Мухамеджанов, Куаныш Султанов и Юрий Цхай. Что общего у этих депутатов? Все они были не избраны в сенат, а назначены указами президента (как и такие экс-депутаты, как Нуртай Абыкаев, Касымжомарт Токаев или Айткуль Самакова). И известны стали задолго до того, как попали в состав депутатов. Если напрячься, то можно вспомнить, что сенаторами были кандидаты в президенты Энгельс Габбасов и Уалихан Кайсаров. Если очень хорошо постараться, то можно отметить опыт пребывания в сенате таких людей, как Адильбек Джаксыбеков, Елеусин Сагиндыков и Абельгази Кусаинов. А по большому счету, практически неизвестно, кто, кем, как и зачем выдвигается в состав депутатского корпуса и куда потом пропадает.

С мажилисом – та же история. Большинство парламентских звезд – это те, кто стал известен как политик, чиновник, писатель или скандалист еще до своего избрания. Среднестатистический избиратель более или менее уверенно опознает в списке депутатов имена экс-министров Балиевой, Самаковой и Карагусовой, любителя афоризмов Нехорошева и борца с порнографией Тлеухана. А ведь про каждого депутата – что сената, что мажилиса, что бывшего, что нынешнего – можно рассказать свою интересную историю. Но вот какая история приключается: каждый по отдельности – фигура, личность, с историей, опытом, взглядами, способностями, талантами, принципами и убеждениями, а все вместе как целый механизм – не работает. Как жаловались на плохое качество законов все, включая самих депутатов, так и жалуются. Как утверждались изначально слабые бюджеты, так и утверждаются. Как утверждались единогласно и без последствий отчеты Счетного комитета и правительства о многочисленных миллиардных нарушениях, так и утверждаются. Причем ведь многие депутаты возмущаются, критикуют, дают жесткие оценки, но при голосовании исправно нажимают на кнопки не "как хочется", а "как надо". В смысле у меня есть свое мнение, но я его не разделяю. Накапливается это "неразделенное мнение", накапливается, а когда хочется наконец его высказать или хотя бы воздержаться при голосовании – бум! – а депутатский срок к концу подошел…

А ведь иногда очень важно это свое особое мнение сохранить в девственной чистоте, не делясь им с кем попало и не разбрасываясь им по сторонам. Довелось однажды наблюдать одну сцену в парламенте. Принимались поправки в закон о партиях. Один известный тогда депутат делал доклад от имени профильного комитета, горячо полемизировал, горячился, защищал предложенную норму. После голосования вышел в коридор и, сопровождаемый толпой журналистов, уверенно, убежденно и убедительно продолжал: "Вы понимаете, нам, стране не нужны мелкие карликовые партии! Предложенный в законе минимум в 50 тысяч членов – это нужно самим партиям! Чтобы они работали в регионах, с электоратом, могли создать устойчивое ядро, свою политическую базу! Чтобы партии опирались на народ!" и т.д. и т.п. Через 15 минут встретил его в курилке. Депутат, не замечая, что он уже не один, крутил в пальцах дымящуюся сигарету и задумчиво сам с собой разговаривал вполголоса. Донеслись слова: "Откуда ОНИ взяли эти 50 тысяч? Это же слишком много. Придумают, не думая, а ты тут отдувайся…". Ныне он большой чиновник, доктор наук, член политсовета и почетный граж­данин…

Когда депутаты избираются, все смотрят на списки и возмущенно кричат: "Одни чиновники, заместители акимов, вице-министры, генералы собрались! Доколе?!". А проходит 5-6 лет, и этот бывший заместитель акима стоит с чемоданчиком на перроне вокзала родного города, откуда его с помпой провожали покорять столицу и творить законы, а его никто не встречает, кроме пары племянников и бывшего водителя, с любопытством рассматривающего бывшего шефа. В области уже другой аким со своими заместителями, директорами департаментов – и смотрят они на экс-депутата как на представителя мезозойской эры: интересно потрогать, этикетку почитать, а практического смысла никакого.

Хорошо быть президентским сенатором – с улицы не берут и на улицу не выбрасывают (за очень редким исключением, и то самому постараться надо). Из президентских сенаторов уходят в министры, акимы, госсекретари, послы, а из региональных – в пенсионеры, эксперты парламентского и правительственного аппарата или просто в никуда, хотя бы в ту же оппозицию. В депутаты хорошо идти перед пенсией – красивое завершение бурной карьеры на благо родины, а чтобы быть замеченным или чтобы заработать – талант нужен, работа над собой, способности, а ведь очень легко и зазнаться, почувствовать себя политиком.

Несколько лет назад один бизнесмен рассказал такую историю: "Прикормили как-то мы одного депутатика, помогли избраться, обеспечили мебелью, транспортом, связью, племянника на работу взяли, учебу сына оплатили, с отпуском и представительскими расходами – все всегда без проблем, по первой просьбе. Когда приезжал в округ, сауна, охота, банкеты – все за наш счет. Через пару лет понадобилась от него услуга – одну поправочку в закон провести. Реально нужную не только для нас, но и для всей отрасли. Можно было, конечно, через министерство или секретариат комитета вопрос порешать, но тут же – свой депутатик, авторитетный уже, ответственный такой, тем более должок за ним… Ждем четверга, а он на заседание комитета не пришел – и поправочка наша провалилась. Звоним: "Что случилось?!". А эта… этот... мне в ответ: "Знаешь, Маратик, мне сейчас некогда, я в Брюссель еду, у меня выступление на семинаре по правам человека". Ну как с такими людьми можно работать?!".

Или другой случай. Один крупный деятель рассказывал: "Был у меня парень толковый в аппарате, умный, ответственный, исполнительный. Занимался оптимизацией налогов, разводил отношения с таможней, санэпиднадзором, акиматом. Вырос до крупного менеджера. Мы его стали выводить на уровень области – в местную бизнес-ассоциацию пристроили, затем в акимате поработал – я с акимом лично договаривался. Потом отправили в депутаты. Сначала он сам звонил, с просьбами обращался. Прошло пару лет, попросили его сделать депутатский запрос по поводу наезда на нас местных силовиков. А он мне: я депутат парламента республики, политик, творю законы, типа и с несправедливостью борюсь, а вы меня в свои коррупционные схемы не вмешивайте. И трубку положил. И знаешь, где этот борец с коррупцией сейчас? Сидит дома под подпиской о невыезде по поводу злоупотреблений в госзакупках в министерстве, куда после депутатства пристроился. Политик..."

С другой стороны, талант политика – вещь весьма необходимая. Но он нужен больше на входе в парламент, чем на выходе. Несколько лет назад возникла интересная ситуация. Во втором туре в одном из округов встретились два старых товарища, Куляш и Сакен (назовем их так). Куляш шла от партии власти, Сакен как независимый кандидат. Выборы прошли, по данным облизбиркома, областного акимата, отановского штаба и Центризбиркома, Куляш получила 60 процентов, а Сакен – 30 процентов. Все уже поздравляли ее с победой, но официального объявления итогов еще не было. А тут проходит очередной форум демократической оппозиции, на котором проигравшие демок­раты в очередной раз клянут треклятый режим. И на трибуну выходит Саке, неожиданно появившийся в зале. Народ ему аплодирует: типа еще один известный человек в наши ряды хочет влиться. А оратор заявляет что-то вроде: "Знаем мы, на чьи деньги вы тут, наймиты олигархов и мировой закулисы, собрались. Нам с вами не по пути. Я за демократию, я за честные выборы, но я против ваших спонсоров и вождиков!". И, хлопая дверью, уходит из зала. А вечером передают по "Хабару" официальные итоги выборов: Куляш – 30 процентов, а Сакен – 60 процентов.

Депутатский век кажется долгим только в неспешных стенах парламента. Проходит несколько лет, исполненных голосований, заседаний, межпарламентских мероприятий, семинаров, съездов, интервью с прессой, встреч с избирателями, и выясняется, что пора паковать чемоданы. И идти, по сути, в никуда. Те, кто обеспечил в свое время победу на выборах или попадание в заветный список – из АП или акимата, – давно ушли на другую работу, а новые большие люди имеют своих фаворитов или намерены воспользоваться депутатским мандатом, чтобы избавиться от докучливого зама или пристроить безработного министра. Вроде бы за эти годы наработан большой опыт, которым грех разбрасываться, но таких сейчас – полстраны. В каждом отделе кадров сидят экс-чиновники и экс-депутаты с опытом, но без связей. Как-то попалось резюме одного бывшего депутата с перечислением регалий, опытом работы, стажировками, курсами, законопроектами и красноречивой фразой в конце – "высокий представительный мужчина, готовый к любой работе".

Каждый народный избранник должен помнить, что депутатский мандат – это, по сути, билет в один конец…




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже