Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Загадки Жанаозеня
Данияр АШИМБАЕВ
26 декабря
ЦентрАзия.Ру

Если спросить любого казахстанца или иностранца, хоть немного интересовавшегося ситуацией в нашей стране, какой город самый известный, то в завершающемся году никто не ответил "Астана". И причина этого очевидна. Жанаозен за последние 22 года время от времени становился "горячей точкой", а с весны 2011 года практически не покидал газетные заголовки. О возникшей там ситуации писалось немало, в том числе и автором этих строк (см. "Чего не знал Стинг" , "Новый Узень – старые проблемы" и "Причинно-следственная трагедия"). Вряд ли есть смысл повторяться, но в данной ситуации остался ряд вопросов, на которые до сих пор не прозвучал ответ.

Хотелось бы задать некоторые вслух и попробовать на них ответить.

Во-первых, если условия труда настолько тяжелые, то почему забастовки работников ПФ "Озенмунайгаз" и АО "Каражанбасмунай" не поддержали сотрудники АО "Мангистаумунайгаз" или другого филиала РД – "Эмбамунайгаз"? И были ли они настолько тяжелые, как об этом пытаются заявить "радетели за народное благо"? Генеральная прокуратура 7 сентября с.г. объявила об итогах анализа системы оплаты труда на предприятиях нефтегазового сектора Мангистауской области. Цитирую: "Уровень заработной платы в нефтегазовом секторе Мангистауской области является одним из самых высоких в стране, что вкупе с соблюдением требований законодательных норм о минимальных стандартах оплаты труда свидетельствует о незаконности требований, которые выдвигали бастующие". Генеральный прокурор Асхат Даулбаев, посетивший регион в тот период заявил: "Людям надо разъяснять постоянно все, что сегодня наболело у трудового коллектива. Там где их требования необоснованны, мы должны четко и ясно, сообща – это администрация предприятия, руководители высшего, среднего и низшего звена – доводить до своих подчиненных требования законодательства, которое сегодня предъявляются. Те же, кто будет толкать работников на проявления каких-то экстремальных выражений протеста, которые граничат с нарушением закона, в отношении них будут применены все меры реагирования, со стороны правоохранительных органов, вплоть до уголовной ответственности".

Возникает интересный вопрос. Нурсултан Назарбаев, посетивший регион 22 декабря, заявил следующее: "Не было выполнено мое поручение по своевременному решению трудового спора. Более того, работодателями были приняты решения по незаконному увольнению работников компании, причем и тех, кто отсутствовали на работе по уважительным причинам, находились на больничном или в отпуске и так далее. Все это способствовало усилению напряженности. В целом, требования работников компании были обоснованы". Получается интересная коллизия: решением суда гор. Жанаозен от 27 мая 2011 года забастовка работников ПФ "Озенмунайгаз" была признана незаконной. Прокуратура пришла к выводу о незаконности требований забастовщиков, но президента кто-то убеждает в обратном…

Возьмем другой показатель: цены и доходы. По данным Агентства по статистике, Мангистауская область исправно входит в четверку самых доходных регионов в стране. Цитирую данные за сентябрь с.г.: "В региональном разрезе наиболее высокая заработная плата отмечается в Мангистауской области – 166,4 тыс. тенге, что в 1,8 раза превышает среднереспубликанский показатель". Вместе с тем, по данным другого исследования государственных статистиков "Средние цены на основные продовольственные товары в Республике Казахстан в ноябре 2011 года", в Актау были зафиксированы самые высокие цены в республике на муку, хлеб, подсолнечное масло, картофель, капусту и сахар-песок. Спрашивается, кто несет ответственность за борьбу с инфляцией, особенно на продукты питания первой необходимости? Государственные органы, если я ничего не перепутал. Дайджест прессы за последние несколько месяцев показывает интересную вещь. Цитата: "Не секрет, что Мангистауская область – не только регион с самыми высокими по стране заработными платами (благодаря превалированию в экономике нефтегазовой промышленности), но и самый дорогой по уровню ценообразования. В сухом и жарком летом и морозном зимой климате на песках практически невозможно заниматься земледелием… Получается, что все остальные продукты питания, кроме мяса (по большей части верблюжатины и конины) и рыбы, в область завозятся из других регионов страны. Вот и получается, что, учитывая высокие транспортные затраты, стоимость продовольствия в Мангистау порой запредельная… АО "Разведка Добыча "КазМунайГаз" решила если не исправить ситуацию, то дать возможность гражданам региона купить продукты по приемлемым ценам. При поддержке акимата Мангистауской области компания накануне Курбан айта организовала продовольственные ярмарки в Жанаозене, где и располагается офис крупнейшего подразделения компании – "Озенмунайгаз". Ярмарки прошли 5–6 ноября. В трех точках города жители города смогли по приемлемым ценам приобрести мясо, овощи, крупы, муку. По сниженным ценам шла торговля морковью, капустой, луком, сахаром, растительным маслом, рисом, солью, мукой. Следует отметить, что компания не только сумела договориться с поставщиками о цене и обеспечить поставку продуктов из разных регионов страны, но и обеспечила ярмарочные рынки полным комплектом необходимого оборудования". В других регионах страны (Алматы, к примеру) такие ярмарки организуют, как правило, акиматы и социально-предпринимательские корпорации… То, что работодатель проявил такую заботу о родном городе – это, конечно, хорошо. Особенно с учетом, что Жанаозен и так фактически висит на балансе РД КМГ: "Только на жилищно-коммунальное хозяйство Жанаозена и развитие социальной инфраструктуры города компанией ежегодно (начиная с 2008 года) выделяется 900 млн. тенге. В прошлом (2010 – Авт.) году дополнительно компания выделила городу свыше 970 млн. тенге, которые были направлены на создание тысячи социальных рабочих мест, строительство нового 200-квартирного муниципального жилого дома. Кроме того, благодаря безвозмездной помощи компании были оборудованы 63 дворовые площадки, установлены 10 спортивных площадок с искусственным покрытием на территории школ города. Также за счет этих средств оплачиваются счета за коммунальные услуги местным ветеранам Великой Отечественной войны". Плюс кадровое обеспечение местной власти – первый заместитель акима Аманкелди Айткулов и аким Жанаозена Орак Сарбопеев – опытные инженеры-нефтяники, многие годы проработавшие в системе ОМГ.

Конечно, программа развития города – следствие забастовок 2008 года, а ноябрьские продовольственные ярмарки – попытка решить социальные проблемы города и улучшить позиции на переговорах, и рисовать нефтяную компанию "белыми красками" как-то неловко, но на ситуацию надо смотреть несколько шире.

Опять цитирую официальное сообщение о визите главы государства в Мангистау. "Как отметил Президент, Правительству, Фонду национального благосостояния "Самрук – Казына" необходимо принять решения по наделению структурных подразделений Национальной компании "КазМунайГаз" статусом юридических лиц. Это нужно для того, чтобы они могли оперативно решать социальные вопросы трудовых коллективов". И здесь вопрос уходит в другую плоскость. Статуса юридического лица не имеют только два актива КМГ – производственные филиалы "Эмбамунайгаз" и "Озенмунайгаз", однако – если смотреть здраво и не брать в расчет требования нынешней незаконной забастовки – отсутствие статуса АО или ТОО не мешало им решать "социальные вопросы трудовых коллективов". Напротив, местные элиты давно пытались добиться перерегистрации не только филиалов, но и головного офиса "РД КМГ" в Актау или Атырау. Собственно говоря, ничего страшного тут нет, если бы не следующий тезис подобных разговоров: "доходы от экспорта нефти должны оставаться там, где ее добывают". С учетом того, что в республиканском бюджете на следующий год только три региона указаны в качестве доноров бюджета – Алматы, Атырау и Мангистау – понятно, к чему может привести подобный экономический сепаратизм…

Еще один популярный вопрос: "почему за 7 месяцев нельзя было решить данный конфликт?" Во-первых, основная проблема региона, точнее города Жанаозен, создавалась в течение десятилетия и "оперативными способами" ее не решить. Речь идет о перенаселенности города благодаря миграционным процессам. Государство и государственный бизнес, конечно, могут поднапрячься, создать несколько тысяч экономически ничем не подкрепленных рабочих мест и направить туда значительные финансовые средства для повышения "благосостояния трудящихся". Но возникает закономерный вопрос: почему экономическая мощь государства будет направлена на решение проблем одного конкретного города, который и без того отличается высоким уровнем оплаты труда? Ведь даже в таких развитых регионах, как Караганда, Восточный Казахстан, Актюбинская и Костанайская область уровень средней зарплаты существенно ниже Мангистау.

Первый вице-премьер Умирзак Шукеев заявил, что "уволенным работникам будет предложено трудоустройство на крупных предприятиях республики, преимущественно в горнодобывающих и нефтегазовых отраслях с предоставлением зарплаты в пределах 80-90% от их прежнего заработка. Прорабатывается также вопрос возмещения затрат по переезду, обустройству, в случае их согласия, и обеспечения необходимым жильем" и задался вопросом: "Может со следующего года остановить программу по расселению оралманов в Жанаозен". Нельзя не "восхититься" этими предложениями. Аналогичный вариант по трудоустройству уволенных сотрудников ОМГ путем создания новых рабочих мест на сервисных предприятиях КМГ предлагал Тимур Кулибаев еще три месяца назад и также ставил вопрос о необходимости закрытия города от мигрантов. Первым вариантом они не воспользовались, а по поводу его предложения национал-патриоты устроили истеричную реакцию.

Запоздалая реакция казахстанского правительства – это, в принципе, особая тема. В течение всего периода конфликта (семь месяцев!) ни один член правительства не участвовал в его решении. Премьер-министр, его заместители, министры труда и социальной защиты населения, нефти и газа, внутренних дел, экономического развития и торговли не посещали Жанаозен, не участвовали в переговорах, не пытались принять хоть какие-то меры. (Месяц назад, правда, туда приезжал вице-министр труда, но без особых результатов). Собственно говоря, к списку тех, кто ничего не делал, хотя имел такую возможность, можно добавить депутатов Парламента и маслихатов, центральные органы НДП "Нур Отан" и Федерации профсоюзов. Была принята программа развития города на 2012-2016 годы, но ее разрабатывали при участии экспертов акимата, КМГ и "Самрук-Казыны".

Напротив, активное участие в раздувании конфликта, провоцировании дальнейшего противостояния приняли аблязовские медийные и политические структуры, национал-патриоты, оппозиционеры, всевозможные "международные организации" и леворадикальные структуры. Одни откровенно занимались саморекламой на фоне событий в Жанаозене, другие – грамотно подогревали конфликт, провоцировали срыв переговоров и, опираясь на полученный результат, вели активную информационную войну против Астаны. Именно благодаря их усилиям трудовой спор фактически перерос в политический кризис. Но взваливать вину только на политических преступников и экстремистов было бы неправильно. Есть еще ряд моментов…

Во-первых, хотелось бы отметить государственную информационную политику – центральные электронные и печатные СМИ фактически проигнорировали события в Мангистауской области и, тем самым, позволили своим противникам сформировать в обществе точку зрения на конфликт как на противостояние "честных тружеников" и "зажравшейся нефтяной олигархии, за которой стоит коррумпированный режим Астаны". А подобные информационные диспропорции не позволили обеспечить конструктивный климат на переговорах. Первой и фактически единственной попыткой взглянуть на ситуацию объективно стало заседание дискуссионного клуба "Эксперт" при фонде "Самрук-Казына" в конце сентября.

Во-вторых, еще раз надо напомнить о бездействии большинства профильных государственных органов – правительства, отраслевого министерства, министерства труда и "официальных" политических институтов. Собственно говоря, результативность участия того же правительства и без того очевидна. Заявление главы Кабмина о том, что "События в Жанаозене – для нас очень большой урок, из него мы должны сделать соответствующие выводы. Я думаю, что это – тот момент, когда мы должны сплотиться вокруг Главы нашего государства, еще раз показать силу и стабильность нашей страны, силу нашего Казахстана, силу нашего Президента и стабильность в нашем обществе" само по себе в особых комментариях не нуждается. Хотя нет, нуждается, иначе зачем пресс-служба премьер-министра устроила "блог-тур", в ходе которого "группа блогеров посетила Актау и Жанаозен".

В-третьих, об ожидающихся акциях протеста 16 декабря было известно заранее, более того, сами правоохранительные органы предупреждали об угрозе массовых беспорядков в случае проведения праздничных мероприятий в центре Жанаозеня. Почему празднования не были отменены или не проведены в более спокойном месте, почему ОВД города не располагало спецсредствами, почему городские службы правопорядка не были усилены в День независимости и кто все это санкционировал (или не санкционировал)? Ведь речь может идти не просто о некомпетентности, а о преступной халатности, повлекшей человеческие жертвы. Ситуация в регионе была накалена в течение полугода и не предусмотреть элементарных мер предосторожности…

В-четвертых, откровенно удивляют те меры, которые правительственная комиссия пытается предложить для разрешения кризиса. Создание новой сервисной компании с трудоустройством туда уволенных или переселение в другие регионы… С учетом заявлений главы государства о незаконных увольнениях работников ОМГ и о том, что их "требования были обоснованы", ситуация фактически стала возвращаться к исходной. Газета "Лада" цитирует реакцию "протестантов": "Никаких увольнений вообще не было. Был производственный локаут, во время которого увольнять рабочих нельзя. А значит, все участники акции протеста должны вернуться на свои рабочие места. А те штрейхбрейкеры, которых наняла компания, должны быть уволены!"

Вместо комплексного решения проблемы, включающего пересмотр миграционной политики, реформу системы профтехобразования, корректировку трудового законодательства, экономическое стимулирование создания новых рабочих мест, развитие регионального МСБ, усиление антиинфляционных мер, объективную информационную политику, пересмотр роли и значения профсоюзов, государство пошло по пути "поиска крайних" и "заливания пожара бензином". В итоге все было сведено к "трудовому конфликту", в котором бездействовавшее все это время государство заняло сторону "незаконно уволенных рабочих" и участников массовых беспорядков и мародеров. (Очень важно различать население Жанаозеня, тружеников-нефтяников и тех, кто провоцировал конфликт, грабил магазины и закидывал здания бутылками с зажигательной смесью).

Особенно удивляет список "козлов отпущения". Ничего не могу сказать плохого о новом акиме области, новых руководителях КМГ и РД КМГ, но отставка проработавшего всего 2 месяца руководителем "КазМунайГаза" Булата Акчулакова, увольнение опытного потомственного нефтяника Аскара Балжанова, пытавшегося 7 месяцев вести конструктивные переговоры, и намерение снять с поста руководителя "Самрук-Казыны" Тимура Кулибаева, который в этой ситуации сделал все, чтобы урегулировать конфликт мирным путем, вызывает большое недоумение. Складывается ощущение, что либо кто-то пытается прикрыть свое преступное бездействие скоропалительными и бездумными мерами, либо воспользоваться данной ситуацией для борьбы за власть.

В любом случае можно поздравить только г-на Аблязова, чьи попытки спровоцировать очередной конфликт в стране, отвлечь общественное внимание от процесса в Лондоне (в результате которого он может оказаться за решеткой) и избавится от своих противников в Астане, могут увенчаться успехом….




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже