Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Партия власти и партийная реформа
Данияр Ашимбаев
9 декабря 2002
ЦентрАзия.Ru

9 ноября в Алматы состоялся четвертый съезд республиканской политической партии "Отан" (Отчизна). Данный съезд можно было бы счесть обычной формальностью – с трафаретными речами, прогнозируемыми решениями и стандартным набором громких заявлений, если бы не несколько "но". Прежде всего в выступлении лидера партии – президента Республики Нурсултана Назарбаева прозвучала мысль о том, что "Отану" пора прекратить "стесняться" и открещиваться от формулировки "правящая партия" или "партия власти". Отчасти данный посыл был расшифрован и тем, что в обновленное руководство – политсовет партии вошли три министра (Мажит Есенбаев, Шамша Беркимбаева, Айткуль Самакова), четыре областных акима (Крымбек Кушербаев, Серик Умбетов, Анатолий Смирнов, Камалтин Мухамеджанов), ряд высокопоставленных функционеров Администрации президента и других структур исполнительной власти (Есетжан Косубаев, Ерик Утембаев, Заутбек Турисбеков, Серик Сейдуманов), а также несколько руководителей национальных компаний (Ляззат Киинов, Ерлан Атамкулов, Кайрат Сатыпалды). Тем самым, "Отан", де-факто, на самом деле стал правящей партией – наличием высокопоставленных партийцев могут похвастаться разве что Партия возрождения (ее лидер – Алтыншаш Джаганова – возглавляет Агентство по демографии и миграции) и практически погасшая Социалистическая партия (советник президента Е. Ертысбаев).

Однако, даже не эта трансформация стала основной интригой прошедшего мероприятия. Съезд "Отана", как самой массовой и влиятельной общественной организации в республике является неотъемлемой частью политических реформ, проводимых Астаной в последнее время. Многократно всеми заклейменный закон "О политических партиях", отсекший от легальной деятельности множество мелких политобразований, стал лишь первым этапом реформы.

Казахстан за минувшие годы провел успешные экономические реформы, причем сохранил межнациональное согласие и избежал острых социальных конфликтов. Действующая политическая система, несмотря на многократные вопли справа и слева о ее загнивании, показала свою высокую эффективность, как в сфере текущего государственного управления, так и при решении политических и экономических конфликтов. Еще в начале 90-х годов, когда Казахстан выбрал путь постепенной трансформации политических и экономических институтов и систем отношений, вопрос о том, какое общество мы строим отчасти оставался открытым. Декларированные принципы будущего казахстанского государства были и в силу своей многовариантности остаются довольно абстрактными понятиями.

Теперь же, по прошествии почти 11 лет государственной независимости можно отметить, что в Казахстане построена весьма стабильная и устойчивая система социально-политических, экономических, национальных, религиозных отношений. Во многом это было достигнуто благодаря наличию института сильной президентской власти, персонифицированной в нынешнем главе государства. Назарбаев был и остается практически основным гарантом стабильности в республике; к сожалению, многочисленные эксперименты по "выращиванию потомства" – т.е. заранее определенных преемников или генераций преемников особо положительного эффекта не дали (в этой связи можно лишь позавидовать опыту КНР, где сейчас происходит эволюционно-закономерная смена поколений правящей элиты).

В этой связи становятся понятны и объяснимы нынешние задачи Астаны: в преддверии нового электорального цикла закрепить в обществе эффективный механизм саморегуляции межэлитных отношений, призванный не только упростить нынешнюю систему, но и в определенной степени "расчистить" политическое поле. Необходимо уменьшить самой необходимость перманентного использования президентских полномочий (и харизмы) в качестве базового регулятора общественных отношений. И часть подобных функций вполне может взять на себя абсолютно лояльная и, что гораздо важнее, эффективная и мобильная "президентская партия".

Проиллюстрируем нынешнюю партийно-политическую систему. "Отан", созданный в начале 1999 года, вобрал в себя все ранее жившие "партии власти" – Партию народного единства Казахстана (ПНЕК), Демократическую партию, Либеральное движение – и их сателлитов – Партию справедливости и движение "За Казахстан – 2030". Однако новая партия возникла не в результате их механического сложения, а на базе предвыборного штаба Нурсултана Назарбаева 1998-1999 гг. Образно выражаясь, "Отан", на момент своего создания, являлся институциализированным выражением всенародной любви к личности конкретного человека – президента Н. Назарбаева. Следствием создания "Отана" явилось завершение этапа становления полипартизма в Казахстане. Закончился период когда президент находился "над схваткой" и навсегда прошло время т.н. "борьбы за президента". Власть твердо и ясно определилась и, таким образом, ресурсы и внимание Астаны оказались сосредоточены на единой структуре, не обремененной балластом старых проблем и идеологем.

Создание в тот же период (конец 1998 года – начало 1999 года) Гражданской и Аграрной партий окончательно зафиксировало новый расклад: отраслевые, региональные, финансово-промышленные элиты осознали и выделили свои интересы, которые нельзя было представлять в одной организации. При единстве стратегических "маяков", совпадающих у всех центристских партий, в вопросах тактики "Отан", АПК и ГРК разошлись. Причина тому – несовпадение задач, вставших перед различными слоями казахстанской элиты: "регионалы" и "отраслевики" всегда более конкретны и лоббистки-прагматичны, "партия генеральной линии" призвана решать вопросы более глобальные и стратегические.

Парламентские выборы 1999 года – задолго до принятия закона "О партиях" – отсеяли мелкие политячейки – Национальную партию "Алаш", партию "Народный конгресс", Демократическую партию женщин Казахстана, партию "Азамат" и пр. Единственной оппозиционной силой, имеющей свой проверенный электорат, оказалась – как и ожидалось – Коммунистическая партия (ее багаж – возрастная ностальгия по прошлому плюс социально-притягательные идеологические клише, еще долго будут "работать" на постсоветском пространстве).

Прочие общественные объединения оппозиционного толка (ни старые, ни вновь созданные) оказались бесперспективными именно в качестве политических партий, т.е. более или менее структурированных и сплоченных организаций. Одну из причин этого, кстати указал Нурсултан Назарбаев, выступая на съезде "Отана", – наличие множества мелких и средних амбициозных "вождиков", не способных ни к организационной работе, ни, тем более, к последовательности и принципиальности. Попытки объединения оппозиционных сил, такие как "Народный фронт", "Форум демократических сил", "Объединенная демократическая партия", "Демократический выбор Казахстана", демонстрируют их априори "тусовочный" характер. С другой стороны, "боевой отряд" оппозиции – Республиканская народная партия – является всего лишь общественной пресс-службой или, в лучшем случае, PR-адвокатурой, обслуживающей конкретные интересы экс-премьера Акежана Кажегельдина. Вообще наличие осужденных (причем исключительно по коррупционным и по уголовным статьям УК) лиц в руководстве оппозиционных партий становится тенденцией и особенностью казахстанской политической системы. Можно предположить, что радикализм ряда оппозиционных "партий" эволюционирует в сторону окончательного превращения в элементарное пропагандистское прикрытие полукриминальных бизнес-интересов (это показывает и решения последней конференции ДВК).

Изменения, произошедшие в политической системе Казахстана за последний год, привели к прогнозируемому появлению правоцентристской партии "Ак жол", выражающей интересы крупного финансово-торгового капитала. Конечно, партии с такими целями, социальной базой и лидерами логично было появиться еще 3-4 года назад – в качестве инструмента политического регулирования межолигархических и олигархо-правительственных конфликтов. Однако ее возникновение именно в этом году и именно в тех обстоятельствах оказалось весьма симптоматичным.

Таким образом, партийно-политическая система Казахстана основывается отныне на четырех центристских партиях, представляющих собой, скажем так, четверку крупнейших финансово-промышленных и политико-административных формирований и их клиентуру (трудовые коллективы, вкладчики, акционеры, деловые партнеры, т.е. находящийся во взаимосвязи с ними электорат).

Наличие института сильных и крупных политических партий с развитой региональной сетью становится дополнительным фактором стабилизации общества и – одновременно – механизмом, посредством которого электорат получает возможность осознанно влиять на проводимый курс. Причем, влиять тактически, т.к. стратегические задачи основных политических сил совпадают, разнясь лишь тонкостью формулировок в программах.

Речь здесь сознательно не идет о "системных" партиях оппозиционного толка: во-первых, такой партией можно с определенными допущениями можно назвать только Компартию, находящуюся в последнее время в перманентном кризисе, связанном с особенностями ее лидера, а во-вторых, количество претендентов на мобилизацию протестного электората (вышеназванных "вождиков") обратно пропорционально их организационным способностям. Что касается непредставленного в Парламенте "Ак жола", то его лидеры (по крайней мере, 2/3) явно отходят от нездорового популизма и эволюционируют в сторону конструктивной работы в рамках действующей системы. Потенциал "Ак жола" достаточно велик, и в новом парламенте (после выборов 2004 года) он будет играть не последнюю роль.

Особую роль в формировании и развитии обновленной партийно-политической системы призван играть "Отан" – как базовая пропрезидентская партия. Президент, да и часть руководства и спонсоров партии явно не довольна низкой активностью – и не только в связи с прошедшими и предстоящими выборами, но и в качестве политического инструмента власти, имеющей доступ к СМИ и парламентским трибунам. Одна из основных задач центристов – противодействие политическим радикалам и экстремистам, а на этом поприще "Отан" явно упустил инициативу. Сейчас "Отан" представляет корпоративные интересы власти, части крупного бизнеса, ИТР и других групп, но отнюдь их не выражает и не отстаивает – как по определению положено этой партии.

Отчасти, именно об этом сказал на съезде председатель совета директоров корпорации "Казахмыс" и член политсовета партии Владимир Ким: корпорация дала "Отану" 16 тысяч "штыков", но никакой отдачи не получила – в условиях развязанной против "Казахмыса" грязной информационной войны с применением трибуны Государственной Думы России…

Для решения новых задач незадолго до съезда президент Назарбаев пошел на смену руководства "Отана" – вместо "тяжеловеса" Сергея Терещенко исполняющим обязанности лидера партии стал Амангельды Ермегияев.

Из досье: Амангельды Ермегияеву 58 лет, он – уроженец Кегенского района Алматинской области. По образованию – строитель. Всю жизнь проработал в строительных организациях южной столицы, дорос до зампреда горисполкома по капитальному строительству. С 1989 года по настоящее время бессменно возглавляет холдинг "Алматыкурылыс". Активно занимается спонсорской и благотворительной деятельностью. Хобби – реставрация народных музыкальных инструментов. Академик Международной академии информатизации, президент Ассоциации строителей республики (создана в августе с.г.). Имеет двоих детей; старший сын работает исполнительным директором "Казахстан темир жолы".

Смена лидера связана не с тем, что Терещенко работал плохо – напротив, бывший премьер, как и большинство его ставленников, остался в составе политсовета, – изменились задачи партии и требования к ее работе. Ермегияев имеет опыт организаторской работы и тесные связи с большинством крупных промышленников и госчиновников Казахстана. Это – его основной актив, как и бесконфликтная работа в прошлом и незапятнанная репутация. Функция нового руководителя "Отана" сейчас сосредоточена в сфере налаживания прочных внутрипартийных связей между аппаратом партии, исполнительной и законодательной властями, крупными промышленными структурами и региональными элитами. Не исключено, что в случае успешной работы, после выборов он может претендовать на крупный государственный пост.

То, что экономические интересы будут превалировать в формировании нового политического расклада вполне очевидно: за партиями теперь стоят казахстанские "олигархи". Данную ситуацию можно рассматривать в качестве неформального "общественного договора": элиты получили дополнительные рычаги воздействия на Астану, а Астана – в свою очередь – создает новый механизм решения конфликтов – без излишнего драматизма, информационных войн и – что особенно важно – в рамках действующей конституционно-правовой системы.

Иными словами, речь идет о "направляемой" демократизации Казахстана, следующим этапом которой становится легализация значительного спектра ныне неформальных отношений, определяющих межэлитное взаимодействие.

С ростом экономического благосостояния снижается уровень социальной конфликтогенности, а значит Астана может себе позволить осторожные реформаторские эксперименты – как в плане дальнейшей либерализации экономических и политических институтов, так и усиления отдельных стратегических функций государства. Партия реформа практически завершена (последним этапом должны стать предстоящие выборы в Мажилис), игроки расставлены на своих местах, теперь речь идет о поэтапном изменении правил игры (в расчете как на 2006-й год, так и на 2030-й).

Одним из этапом стало запущенное недавно "Совещание по выработке предложений по дальнейшей демократизации и развитию гражданского общества". Данный институт получает статус своеобразного "предпарламента", отнимая эту функцию у Ассамблеи народов Казахстана, которая в свое время рассматривалась как инструмент шантажирования действующего Парламента, но затем – с общего согласия – эволюционировала в институт, успешно решающий вопросы межэтнического и межконфессионального взаимодействия, не допуская конфликтов и политизации этих сфер.

Демсовещание же становится инструментом мониторинга – не столько взглядов и позиций ведущих политических сил (они как раз известны и предсказуемы), сколько их вменяемости, готовности согласованно работать и восприимчивости к реформам. Тем же, кто проигнорировал приглашение, суждено так и остаться за бортом, продолжая погружаться во внутренние дрязги и перетекая из области политики в поле зрения Уголовного кодекса.

Реформа направлена прежде всего на усиление и мобилизацию центристских партий и, естественно, ведущую роль внутри процесса должен играть подновленный "Отан". Партия за последнее время интегрировала в свой состав две крупнейшие партии из числа не набравших требуемую законом численность – Партию труда и Народно-кооперативную партию (необходимость же в поглощении прочих явно отсутствует по причине крайней малочисленности и абсолютной неизвестности).

Объективно, необходимость в масштабном реформировании политической системы Казахстана отсутствует: система вполне стабильна и устойчива, а демократии даже с избытком. Нынешняя модернизация решает более "приземленные" вопросы: впереди несколько сложных выборных кампаний, в том числе и президентские выборы 2006-го года. В этих условиях создание дополнительных механизмов-стабилизаторов регулирования общественных процессов решает две задачи: обеспечение политической стабильности на период выборов и выработку согласованной линии развития Казахстана после 2006 года.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже