Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Уход Кожамжарова – попытка перезагрузить всю систему
Дилярам Аркин, www.guljan.org, 23 января

Борьба с коррупцией будет продолжена, но уже без духа военщины однокурсника Медведева

Рокировки в правительстве, пожалуй, стали любимой национальной забавой не столько у самих высокопоставленных чиновников, привыкших меняться местами, как танцоры во время кадрили, сколько у самого президента, переставляющего фигуры на политическом игровом поле то ли от скуки, то ли по сложившейся традиции.

Очередная скука прослеживалась в последних назначениях в Акорде – никакой интриги в рокировках не чувствовалось. Разве что понижение Кайрата Кожамжарова с поста руководителя Агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью в ранг хозяйственника Акмолинской области внесло какое-то оживление в дискуссию политиков и политологов. Но ненадолго. Ведь никто в администрации президента так и не стал объяснять, чем же Кайрат Пернешович не пришелся ко двору.

Впрочем, по мнению политолога Данияра Ашимбаева, Кайрат Кожамжаров отделался только "легким испугом" своим понижением. Хотя могло быть и хуже, особенно в свете последних громких коррупционных скандалов вокруг давно уже дискредитировавшего себя силового ведомства.

– Кожамжаров на посту главы финполиции, можно сказать, выполнил свою работу сполна, но некоторые его проекты были слишком скандальными. Большинство коррупционных дел, расследуемых этим силовым органом, и судебных разбирательств имели политическую окраску, – комментирует Д. Ашимбаев. – К сожалению, финполиция очень часто перегибала палку в расследовании тех или иных дел. К примеру, очень много вопросов вызвало то же самое дело по экс-министру здравоохранения Доскалиеву. Или возьмите скандал с верховными судьями или хоргосским делом. После этого складывалось впечатление, что не все уголовные дела, возбуждаемые финполицией, были досконально проработанными следствием. Поэтому уход Кожамжарова с поста главы финпола можно охарактеризовать как попытку перезагрузки всей системы. Многие считают, что финполиция, откровенно говоря, не справилась с возложенными на нее задачами по борьбе с коррупцией. Агентство само не раз попадало в крупные коррупционные скандалы. Вспомните того же экс-главу "Казахстан темир жолы" Жаксыбека Кулекеева, дело которого, честно говоря, шито белыми нитками. В конце концов, в финале этой истории следователь, который занимался этим делом, сам был объявлен в розыск…
Перевод Кожамжарова на другую работу вполне понятен. Хотя его назначение акимом Акмолинской области никто толком не объяснил. Может, его и хотели просто вывести из-под удара? Но его назначение на пост акима вызвало еще больше вопросов, чем ответов.
Что касается других назначений, то я согласен с Амиржаном Косановым, что они не соответствовали общественным ожиданиям. И дело не в том, что народ хотел отставки премьера и полной смены его команды. Просто требовалась определенная психологическая разгрузка. Потому что многие высокопоставленные чиновники вызывали у общества усталость и раздражение.

– А что вы скажете по поводу назначения нового главы финпола Рашида Тусупбекова?

– Тусупбеков достаточно спокойный и консервативный чиновник. Большинство чиновников не устраивала атмосфера, которая царила вокруг финансовой полиции. И разобраться в громких коррупционных делах без спокойного и вменяемого руководителя было уже нельзя, который не станет вести огульную войну против своих противников в прессе, как это делалось Кожамжаровым. Тусупбеков может скорректировать работу финполиции, и борьба с коррупцией будет продолжена, но уже без духа военщины, которая присутствовала в Кожамжарове.

– А как вы прокомментируете другие кадровые назначения?

– Что касается прихода Серика Ахметова на пост первого вице-премьера, то, на мой взгляд, это был позитивный шаг. Ахметов считается нейтральным политиком. Он грамотный и спокойный, кроме того, профессионал своего дела.
В правительстве присутствует большой дефицит практиков. Поэтому правительство попытается поэкспериментировать с людьми, поработавшими в регионах. Назначение Берика Имашева в минюст вместо Рашида Тусупбекова по большому счету тоже нужно расценивать как позитивный шаг. Эти люди известны, и их имена особо не вызывают негативных эмоций у общества. Кадирхана Отарова в Агентство по земельным ресурсам я считаю кандидатурой достаточно подходящей. Да и особо никто не рвался на это место…
Несмотря на то что многие назначения спорные, сейчас оценивать деятельность министерств только по фамилиям я бы не стал. Посмотрим, как люди себя проявят на новых должностях. Вот, к примеру, Кожамжаров достаточно проявил себя в силовых структурах, но каким он окажется акимом, сложно сказать. Поскольку бывает так, что человек, не справившись со своими старыми обязанностями, может проявить таланты в хозяйственной деятельности. С точки зрения качества будущей политики я бы пока не стал загадывать. В целом в правительстве не были заменены ключевые игроки. Вот, к примеру, Келимбетов заменил на посту Исекешева. Для эффективности экономической политики это ни о чем не говорит.

– По вашим прогнозам, сколько Масимов еще может продержаться на посту премьера?

– Пожизненным премьером он точно не будет. Дело в том, что особой конкуренции на место премьера не было. Есть определенный настрой, что правительство сделало ряд серьезных ошибок в административной реформе и так далее. Все проекты запускались в свое время Каримом Масимовым. Поэтому, возможно, некоторые посчитали, что Масимов должен до конца пронести этот крест и принять на себя вторую ударную волну кризиса. Потому что в том виде, в котором сейчас находится исполнительная ветвь власти, желающих занять пост премьер-министра практически не оказалось. Вертикальная ветвь управления слишком расшатана, в экономической и политической реформе допущен ряд ошибок. И для того, чтобы все это скорректировать, нужно быть сильным администратором. Поэтому на данный момент пост премьера мог занять только камикадзе. Возьмите ту же ситуацию с "БТА Банком", Таможенным союзом и так далее. Нынешний премьер сделал очень многое, чтобы на это место никто не рвался. Хотя, по сути, правительством управлять сейчас толком некому.
И смена спикера сената или премьера будет расценена как начало операции "наследник". Но никто в этом серьезно не заинтересован. Любое знаковое назначение того же Тасмагамбетова или Мусина на пост премьера будет рассматриваться как начало операции по преемнику. И поэтому президент сохранил Масимова на своем посту, чтобы тот не только доделал свою работу, но и при этом чтобы избежать всяческих разговоров на тему преемника. Ведь ни один нормальный человек не будет рассматривать Масимова в качестве наследника.

– Почему президент не стал привлекать людей со скамейки запасных, к примеру, Амангельды Шабдарбаева или, допустим, Сарыбая Калмурзаева?

– У Сарыбая Султановича, насколько мне известно, очень серьезные проблемы со здоровьем. И поэтому ему будет проблематично справляться со своими обязанностями на государственном посту. Что касается Шабдарбаева, то его возращение на госслужбу рано или поздно все-таки состоится. Но пока не будут решены вопросы по организационным делам и не улажен ряд политических скандалов и конфликтов, его назначение вызовет раздражение в определенных кругах. Хотя приход Шабдарбаева или его старшего сына в финполицию не повредил бы делу. Но пока причин для его возвращения в большую политику нет. Президент пошел по более мягкому варианту, сняв людей с руководящих должностей, которые вызывали раздражение, тем самым аккуратно выводя их из-под удара и поставив на их место вполне нейтральные фигуры.

– По указу президента снова был реорганизован ряд министерств и преобразован в другие. Так, СМИ вновь вернулись в свои родные пенаты – в Министерство культуры и информации.

– Что касается пертурбаций министерства, то это обычный процесс. У нас каждый год полномочия одного министерства перекочевывают в другое. Министерство туризма и спорта больше создавалось, как я понимаю, как центр по Азиаде. И какие-то свои задачи это ведомство уже выполнило. Никакого алогичного смысла в реорганизациях министерств я не вижу. Поэтому ни позитивной, ни негативной оценки дать не могу.

– Советник президента Ермухамет Ертысбаев не теряет надежды на то, что Тимур Кулибаев рано или поздно станет преемником. В качестве стартовой площадки в большую политику он даже пророчил ему место премьера.

– Заранее загадывать, кто займет пост премьера, очень сложно. Если еще лет пять назад можно было предсказать шаги власти и проанализировать ситуацию, то сейчас это очень сложно. Решения могут меняться в любую секунду под давлением тех или иных обстоятельств. Что касается преемника, то говорить о нем в данный момент бессмысленно, хотя, конечно, есть определенный круг лиц, которые могли бы занять это место – по опыту, по близости к президенту. В числе преемников находятся и Абыкаев, и Есимов, и Тасмагамбетов, и Мами, и Кулибаев. У многих из них есть большой потенциал, они проявили себя хорошо и в публичной политике, и в бизнесе, и по лояльности к президенту. Но говорить о том, что кто-то из них прямо сейчас станет преемником президента, я бы не стал. Назарбаев не собирается никуда уходить. Сейчас он присматривается к своему окружению, проверяет его в разных ипостасях. Он не делает таких шагов, которые другие могли бы истолковать как надежду на получение от него наследства.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже