Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Смена капитана
Данияр Ашимбаев
Континент
№13(100) 2-15 июля 2003

Хотели как лучше, а получилось...

11 июня правительство Имангали Тасмагамбетова ушло в отставку. Ушло, поставив рекорд по краткосрочности пребывания у власти. Излишне напоминать, но Терещенко и Кажегельдин пробыли в должности премьер-министра по три года, Караманов, Балгимбаев, Токаев – по два. В чем же причина того, что одна из наиболее сильных и опытных правительственных команд не смогла досидеть немногим более семи месяцев до минимального показателя своих предшественников? Повод для отставки очевиден – это ситуация вокруг принятия Земельного кодекса.

Причины же, как представляется, две. Прежде всего, нельзя не обратить внимания на "яркость" ушедшего Кабмина, то есть на наличие в его составе множества сильных, опытных, амбициозных фигур, что уже само по себе повышало уровень внутренней и внешней конфликтогенности правительства. Во-вторых, проблемой стала фигура премьер-министра Имангали Тасмагамбетова, казалось бы, опытного и искушенного политика и администратора. То самое пресловутое "комсомольское прошлое", которое в свое время вознесло его к вершинам, теперь работало против него.

За десять лет, прошедших с момента ухода со сцены Ленинского комсомола Казахстана, отношение к Тасмагамбетову со стороны политической элиты, сторонних наблюдателей практически не изменилось. Премьер плохо воспринимался в качестве серьезной самодостаточной фигуры, что для главы правительства само по себе смертельно. Вдобавок против его кабинета играла неграмотно выстроенная имиджевая политика: достижения – а их за эти полтора года было немало – никак не связывались в сознании с политикой правительства и уж тем более с его руководителем. Безупречная PR-стратегия напрочь искажалась неудачными тактическими ходами, апофеозом чего и стал "земельный вопрос".

Тезис о том, что вся развернувшая вокруг принятия кодекса политическая борьба была лишь заранее спланированной игрой с заранее известным результатом, выглядит спорным. Скорее всего, правительство переоценило свою влиятельность и популярность, при этом явно недооценив настроения депутатского корпуса (а точнее, попросту завалив работу с парламентом). Итог известен: победив юридически, правительство проиграло политически и – что намного важнее – подставило под удар саму суть земельной реформы, да и государственную политику.

Ситуацию легко и непринужденно нормализовал Президент Назарбаев, дистанцировавшийся в начале от правительственно-парламентского противостояния. Если все это и было своеобразным экзаменом на зрелость, устроенным главой государства, то нельзя не признать тот факт, что решить без участия Президента и его администрации по-настоящему сложную проблему политическая элита оказалась не в состоянии. И этот парадокс говорит о многом, в том числе и об эффективности отдельных ветвей власти.

От сохи...

Смена правительства была со стороны президента безусловно сильным тактическим шагом, она разрядила обстановку и дала повод для наведения порядка в исполнительной власти. Самым сложным вопросом оказался выбор нового премьер-министра. Тезис о том, что у нас-де очень узкая "скамейка запасных", более чем примитивен – за годы реформ в Казахстане "выросло" огромное количество опытных менеджеров, крепких хозяйственников и сильных политиков. Только на пост премьера легко можно назвать два-три десятка кандидатов, любой из которых вполне справится с этой должностью. Вопрос, однако, заключался не в этом. Руководитель правительства – это не просто "заместитель президента по экономическим вопросам"; премьер – традиционно является третьим человеком в государстве (после президента и руководителя президентской администрации – с чем сложно спорить). Поэтому выбор премьера – это решение стратегическое, определяемое отчасти и тактическими соображениями.

Назначение на пост премьер-министра Даниала Ахметова представляется одним из наиболее сильных кадровых решений Нурсултана Назарбаева за последние несколько лет. Опытный руководитель, дважды (1993–1997 и 2001–2003) аким Павлодарской области, аким (1997–1999) Северо-Казахстанской области, вице-премьер и первый вице-премьер в правительстве Касымжомарта Токаева, доказавший свою компетентность практически во всех вопросах, решительность, лояльность и, что немаловажно, умение держать удар. Можно напомнить, что ни один из его предшественников (за исключением, разве что Терещенко) не приходил к премьерскому креслу с таким "багажом".

Что касается "порочащих связей", перманентно инкриминируемых новому премьер-министру, то нельзя не отметить, что для акима Павлодарской области, одного из основных промышленных регионов Казахстана, умение находить общий язык с владельцами промышленного потенциала (в данном случае речь идет о "Евразийской группе") является своего рода профессиональной обязанностью. Патологическая способность конфликтовать по поводу и без, выдавливая неугодных акиму "инвесторов" из региона никак не сочетается ни с конституционными нормами, ни с государственной политикой. Ахметов же блестяще доказал, что мирное и конструктивное сотрудничество власти и инвесторов-собственников способно принести более чем высокие показатели развития Павлодарского региона. Что касается "несклонности к либеральным методам", то странно, что это качество вообще было занесено в список недостатков Даниала Ахметова.

Кто пришел, кто ушел, кто остался

Спонтанность смены правительства определила и его состав. С одной стороны, ряд кадровых перестановок объективно назрел, а с другой – смена правительственной команды особого смысла не имела в силу более чем высокого уровня ее компетентности и "производительности". Однако для более быстрого и бесконфликтного вхождения Ахметова в должность главы правительства было необходимо убрать из правительства ряд фигур, чья влиятельность, опыт и амбициозность объективно противопоставляли их премьеру. Перевод Карима Масимова и Мажита Есенбаева в Администрацию Президента, а Зейнуллы Какимжанова – во вновь созданный Инвестиционный фонд Казахстана давал премьеру более широкое поле для маневра, а Президенту – кадры для своеобразного виртуального "теневого правительства".

Сохранение в новом правительстве Александра Павлова (первый вице-премьер), Ахметжана Есимова (вице-премьер – министр сельского хозяйства), Касымжомарта Токаева (министр иностранных дел), Каирбека Сулейменова (министр внутренних дел), Мухтара Алтынбаева (министр обороны), Алтая Тлеубердина (руководитель Канцелярии премьер-министра) было более чем очевидным. Хотя бы в силу того, что адекватную замену этим фигурам подобрать практически невозможно (по крайней мере, в данный момент).

Поскольку пост вице-премьера по социальным вопросам в нынешнем составе не предусмотрен, то смена министров этого блока – Гульжан Карагусовой (министр труда и социальной защиты населения) и Жаксылыка Доскалиева (министр здравоохранения) вряд ли имела смысл, тем более в разгар работы над реализацией пакета социальных мер, провозглашенных в последнем послании Президента.

Министр культуры, информации и общественного согласия Мухтар Кул-Мухаммед также представляется фигурой безальтернативной. Министр охраны окружающей среды Айткуль Самакова и министр юстиции Оналсын Жумабеков заняли свои посты относительно недавно и причин для их замены просто не было. Глава Министерства транспорта и коммуникаций Кажмурат Нагманов считается членом команды Ахметова, что обеспечило и ему сохранение должности.

Менять министра энергетики и минеральных ресурсов Владимира Школьника – ветерана правительства (с августа 1992 года он успел поруководить Агентством по атомной энергии, четырьмя министерствами и одно время занимал пост вице-премьера) также не имело особого смысла – провалов за МЭМРом не числится, а поставленные перед ведомством задачи решаются на вполне адекватном уровне. Кроме того, Школьник – неплохой дипломат, что особенно важно, учитывая формальную подведомственность его министерству "КазМунайГаза", "Казатомпрома" и KEGOC.

Одним из наиболее удачных кадровых решений, безусловно, является выдвижение на пост министра образования и науки Жаксыбека Кулекеева. 45-летний профессор-экономист был призван на госслужбу осенью 1995 года в качестве первого зампреда Госкомстата. В последующие годы он руководил Агентством по статистике, Министерством экономики и Счетным комитетом по контролю за исполнением республиканского бюджета. Кулекеев известен как высокообразованный, принципиальный и порядочный человек, которому всегда было "тесно" в рамках той или иной должности. Его предшественница Шамша Беркимбаева заняла пост министра в январе 2002-го в качестве нейтральной фигуры, призванной утихомирить многочисленных претендентов на это кресло, и просидела в нем все время работы правительства Тасмагамбетова. Теперь она перешла на более спокойную должность ректора Казахского женского педагогического института.

Пост министра индустрии и торговли, к всеобщему удивлению, занял экс-аким Астаны Адильбек Джаксыбеков. Как представляется, этот ход преследовал две цели – во-первых, освободить пост столичного мэра, дав засидевшемуся в этой должности Джаксыбекову возможность "красиво уйти", а во-вторых, опробовать его в качестве министра – совершенно новой для него ипостаси. Само министерство отчасти является реликтом: как известно, и индустрия, и торговля давно находятся в частных руках, однако за ведомством закреплен ряд немаловажных функций – строительство, поддержка малого бизнеса, стандартизация и сертификация. Помимо прочего, появление астанинского мэра в правительстве решает еще один вопрос. Как известно, в силу ряда причин "аборигены" были крайне слабо представлены в органах государственной власти – после переезда столицы в аппараты Президента, правительства, парламента, министерств был приглашен ряд местных специалистов. Однако мало кто сохранил свои позиции; теперь же появление Джаксыбекова в правительстве может дать новый импульс по привлечению коренных астанинцев на госслужбу.

40-летнего Сауата Мынбаева, сменившего Карима Масимова в должности вице-премьера по промышленности, энергетике и транспорту, нельзя назвать новичком в казахстанском правительстве. Мынбаев за последние восемь лет работал замминистра и министром финансов, замруководителя Администрации Президента, министром сельского хозяйства, президентом Банка развития. Год назад он ушел с госслужбы в бизнес, создав "Каспийскую промышленно-финансовую компанию" (по некоторым сведениям, эта структура осуществляла управление небанковскими активами группы Казкоммерцбанка, в частности сам Мынбаев и два других менеджера КПФК входили в состав совета директоров "Казахтелекома"). Можно было, конечно, связать его выдвижение с предстоящей демонополизацией "Казахтелекома", однако столь примитивные формы лоббизма отмерли вследствие чистки правительства в ноябре 2001 года. Скорее всего, Мынбаева вновь призвали в правительство как опытного и многопланового менеджера-финансиста, не замешанного в политических дрязгах, то есть в качестве адекватной замены ушедшему Масимову.

Пост министра экономики и бюджетного планирования сохранил за собой медленно, но уверенно набирающий политический вес Кайрат Келимбетов. Именно его наработки лежат в основе экономической стратегии нынешнего правительства (как, впрочем, и предыдущего). Несмотря на то что концепции Келимбетова небесспорны, они представляются вполне адекватными и реализуемыми. А сам министр, показавший себя не только стратегом, но и сильным аппаратчиком, вполне способен добиться выполнения своей программы и еще больше увеличить свой вес в правительстве.

33-летний новый министр финансов Ерболат Досаев, хотя и работает в правительстве уже более пяти лет, до сих пор кажется многим новичком. В его багаже такие должности, как председатель правления АТФ-Банка, советник премьера, вице-министр энергетики, индустрии и торговли, вице-министр финансов и председатель Агентства по регулированию естественных монополий и защите конкуренции. Зейнулла Какимжанов, естественно, был намного более влиятельным и сильным министром финансов, но с учетом перехода основных функций по определению экономической политики Министерству экономики и бюджетного планирования (формально еще осенью прошлого года), крайне сомнительно, что Досаев с его опытом окажется плохим министром.

Перевод же ранее возглавляемого Досаевым Агентства по регулированию естественных монополий и защите конкуренции из состава правительства в число структур, непосредственно подчиненных и подотчетных Президенту, имеет смысл исключительно для красивого оформления очередного назначения Ураза Джандосова. Скорее всего, при ближайшей реорганизации агентство либо вернется в состав правительства, либо будет вообще упразднено, а бывший помощник Президента сможет вернуться к столь полюбившейся ему политической деятельности.

Формально количество ведомств, подотчетных правительству, не уменьшилось – Комитет по связи и информатизации Минтранскома был преобразован в одноименное агентство, председателем которого назначен 37-летний Биржан Канешев. В 1999–2001 годах он работал вице-министром транспорта и коммуникаций и председателем этого комитета, а затем сделал стремительную карьеру в Администрации Президента, где занимал посты заведующего секретариатом Совета безопасности и отделом внутренней политики. Перевод из администрации в правительство отчасти выглядит понижением, однако новая сфера деятельности вкупе с повышением статуса и ее политическим значением требовала именно такого специалиста, как Канешев.

Вокруг трона

На пост мэра северной столицы был назначен Темирхан Досмухамбетов, в прошлом президент компании "Интурист-Казахстан", министр по делам молодежи, туризма и спорта, а последние пять лет – управляющий делами Президента. Замена вполне адекватная, тем более что после переноса столицы функции управделами Президента и акима Астаны являются весьма и весьма схожими. Специально под нового мэра его статус был поднят до уровня министра и члена правительства.

Еще одним новым акимом стал Кайрат Нурпеисов, возглавивший Павлодарскую область. Он длительное время руководил областным налоговым комитетом, а в 1998–2002 годах работал в Астане в качестве вице-министра энергетики, индустрии и торговли и вице-министра государственных доходов. После упразднения МГД Нурпеисов несколько месяцев сидел без работы, пока в марте этого года Ахметов не пригласил его возглавить Павлодарский городской акимат.

Смена правительства стала поводом и для крупных перемещений в Администрации Президента. Бауржан Мухамеджанов, потерявший пост вице-премьера, был назначен заместителем руководителя администрации с сохранением председательства в ПДС. Сарыбай Калмурзаев сменил Темирхана Досмухамбетова в Управлении делами Президента. Экс-вице-премьер Карим Масимов и экс-министр индустрии и торговли Мажит Есенбаев стали помощниками Президента. Болат Утемуратов, с начала 1999 года работавший помощником Президента по внешнеполитическим и внешнеэкономическим вопросам, занял пост секретаря Совета безопасности, а его предшественник Омархан Оксикбаев возглавил Счетный комитет (где работал в 1996–2000 годах).

Новое назначение Утемуратова, традиционно причисляемого к "серым кардиналам" Астаны, весьма неожиданно. Он часто был героем всевозможных "скандальных публикаций", основанных на не слишком достоверных фактах. Однако сам Утемуратов предпочитал оставаться в тени, не подтверждая и не опровергая свой "демонический образ". Теперь же он перемещается из политического закулисья на более или менее публичную должность, связанную с конкретными властными рычагами. Основной причиной перевода Утемуратова в Совбез, видимо, является необходимость создания новой системы сдержек и противовесов в высших органах власти. Политическая конфигурация, формирующаяся в Астане после смены правительства, ставит ряд проблем, требующих внесения корректив в действующие принципы управления. В частности, нельзя не обратить внимание на ожесточившуюся конкуренцию в вопросе государственного управления идеологической сферой. Новые должности Тасмагамбетова, Мухамеджанова и Утемуратова, с одной стороны, и отсутствие профильного вице-премьера – с другой, дают Президенту и премьеру достаточно широкое поле для маневра.

Резюмируя причины и последствия произошедших кадровых назначений и структурных изменений следует учитывать прежде всего спонтанный, хотя и объективный характер этих процессов. Безусловно, считать данный состав правительства и распределение ролей в Администрации Президента окончательными нельзя; произведенные замены и перемещения (помимо премьера) носят скорее технический характер и уже к осени возможны более серьезные коррективы. При этом, на взгляд автора, Даниал Ахметов имеет все шансы войти в новейшую историю в качестве одного из лучших – по всем статьям – премьер-министров независимого Казахстана.

Обращает на себя внимание и тот факт, что впервые смена правительства республики не вызвала особого интереса общественности и СМИ; не было представлено ни одной "конспирологической" теории, обосновавшей произошедшее какими-либо сверхтайными кознями "известных сил". Это говорит только об одном – политическая стабильность, основанная на неизменности стратегических приоритетов государства наконец получила окончательное закрепление на системном уровне. Еще одним следствием стало то, что финансово-промышленные группы, во многом определяющие те или иные аспекты политической и экономической жизни, перестали восприниматься в качестве временщиков, которых можно спокойно удалить с игрового поля.

Основой же политики нового правительства можно назвать программное высказывание нового премьер-министра: "Устойчивого развития Казахстана пока нет. Это не только рост показателей; устойчивое развитие – это социальное, экономическое, экологическое развитие. Только триединство и гармоничный рост этих показателей будут свидетельствовать об устойчивом развитии нашего государства". Что ж, как говорится, "Дай-то Бог!"




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже