Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


"Единственный принцип, по которому можно размещать биографии, - алфавитный"
Так считает автор биографической энциклопедии "Кто есть кто в Казахстане" Данияр АШИМБАЕВ.
Амина Маргельди, "Страна и мир", 25 июля 2003

Корр. - Данияр, вы уже почти десять лет занимаетесь изданием справочника "Кто есть кто в Казахстане". Что натолкнуло на выпуск такой книги? Каким справочник был в начале и как трансформировался сегодня?

Д.А. - Первоначально я просто собирал краткую информацию о руководителях различных государственных органов, с которыми приходилось сталкиваться по работе. В 1994 году я купил в Москве справочник "Кто есть кто в России и ближнем зарубежье", где были приведены краткие справки на президентов, спикеров, министров, крупных предпринимателей стран СНГ. Использую поначалу этот справочник, я систематизировал свои досье и… увлекся. В моем досье нет практически ни одной биографии, в которую хотя бы раз в год не вносились изменения – новые должности, ученые степени, звания, дети и т.д. (естественно, речь идет о ныне здравствующих). Сбор и уточнение всей этой информации занимает очень много времени, и я стараюсь не прерывать эту работу более чем на 2-3 дня. Чтобы понять настоящее, очень важно знать прошлое. Кто были те люди, которые жили и работали перед нынешней элитой? А кто был перед ними? Какие изменения происходили за последние десятилетия? Все это необходимо знать, а если узнать негде, то надо работать – в библиотеках, в архивах. Мне с моими помощниками удалось за последние несколько лет восстановить множество биографий государственных деятелей Казахстана 20-х, 30-х, 40-х годов, внесший свой вклад в развитие нашей республики, но, к сожалению, ныне забытых. С другой стороны, увлекаясь прошлым нельзя забывать и о настоящем. Знание биографий позволяет отчасти оценить перспективы того или иного политика, чиновника или менеджера. Но это уже несколько иная тема. Я пытаюсь включать в справочник биографий некоторых лиц, так сказать, на перспективу, т.е. тех, кто имеет все шансы уже в ближайшем будущем пополнить ряды политической, деловой и интеллектуальной элиты страны.

Корр. - С прошлого года справочник стал называться биографической энциклопедией. Чем это вызвано?

Д.А. - В первую очередь, все-таки большим объемом (смеется). На самом деле, в моих архивах собраны биографии около десятка тысяч человек. Но к сожалению, далеко не все они завершены и поэтому публиковать их рано. Смена названия была обусловлена попыткой сделать из "Кто есть кто…" не столько настольную книгу для работы, сколько действительно энциклопедию, где можно найти сведения об элите страны за несколько десятилетий, справочные материалы по системе государственного управления, административному делению и т.д. Задуманная мной в качестве приложения к "Кто есть кто…" хроника кадровых назначений за 1937-2003 годы, над которой идет параллельная работа уже четыре года, давно превысила объемы "простого" приложения и планируется сейчас в качестве отдельной книги.

Корр. - В энциклопедиях обычно дают и фотографии. В ваших книгах фотографий нет. Вы принципиально избегаете этого или те, кто попадает в справочник, не хотят публикации своих фотографий?

Д.А. - Нет. Я с самого начала работы над книгой отказался от использования в тексте фотографий. Во-первых, собрать фото всех упомянутых в книге лиц просто невозможно. Выбрать несколько самых достойных? Я несколько раз, просто в порядке эксперимента, опрашивал знакомых, коллег: "Назовите 20-30 деятелей Казахстана за последние 60 лет, чьи портреты можно было поместить в "Кто есть кто…"?". Совпадали во всех ответах, кажется, только три фамилии – Назарбаев, Кунаев и Мирзоян; все остальные – практически ни разу. Во-вторых, собрать фотографии, в принципе, не сложно, тем более, что многие присылают свои биографии уже с фото, просто сам процесс требует огромного времени, которым я просто не располагаю. В-третьих, фотографии в тексте усложняют процесс подготовки книги к печати, а я часто вставляю в уже передаваемую в типографию книгу какие-нибудь детали, уточнения, обнаруженные в ходе работы. Согласитесь, что наличие в тексте иллюстраций намного усложняет и замедляет этот процесс.

Корр. - По какому принципу вообще составляется ваш справочник? Почему в нем нет тематического раздела, когда в одной главе представлена политическая элита, в другой – банкиры и т.д.?

Д.А. - Я исхожу из того, что единственный принцип, по которому можно размещать биографии, – это алфавитный, т.е. все – независимо от должности, звания или "классовой принадлежности" должны находится в единой структуре, не отдающей предпочтение какой-либо личности или группе. Делить нашу элиту (опять же если брать только ныне живущих) на группы ("это политические, а это – деловые") практически невозможно, особенно сейчас. Люди плавно перетекают из одной категории в другую: вчера – министр, сегодня – лидер какой-нибудь партии, завтра – банкир, а кто он будет послезавтра – предсказать несколько затруднительно. Как известно, не место красит человека, а человек – место. А делать сиюминутные, конъюнктурные деления на абстрактные группы – это просто трата лишних сил. Я не вижу смысла в делении текста на тематические группы; если же речь об отдельных тематических справочника, то я их только приветствую. За последние годы вышел ряд региональных биографических справочников и энциклопедий, издается две серии "ветеранских" книг, вышли в свет книги о педагогах, юристах, железнодорожниках, связистах, ветеранах МВД и КНБ. Недавно я приобрел превосходную книгу "Кино Казахстана. Кто есть кто", составленную Тамарой Смайловой. Жалко, что таких биографических книг – интересных, оригинальных – все еще очень мало. Зато появляется немало откровенной халтуры, о которой даже говорить противно…

Корр. - Можно ли на основании тех сведений, которые вы получили за эти годы, составить представление о том, как менялась элита в Казахстане?

Д.А. - Амина, я не первый год занимаюсь сбором данных по этому поводу, и надеюсь рано или поздно систематизирую всю собранную информацию в рамках какого-либо отдельного исследования. Пока этим вопросом – особенностями эволюции казахстанской политической элиты в советский и постсоветский период – я отдельно не занимался. Тем более, что для получения полной картины информации мне все еще недостаточно.

Корр. - Что собой представляет сейчас человек, вошедший в элиту? Какой потрет можно составить?

Д.А. - "Среднего роста, плечистый и крепкий
Ходит он в белой футболке и кепке.
Знак ГТО на груди у него,
Больше не знают о нем ничего."
Если серьезно, то элита тем и отличается от всех остальных, что подгрести ее под одну гребенку невозможно.

Корр. - Многие исследователи часто говорят о том, что формирование политической элиты республики идет по жузо-клановому признаку. Иными словами, делается акцент на том, что пресловутый трайбализм составляет основу политической системы страны. Насколько верно такое представление?

Д.А. - Проблема трайбализма, на мой взгляд, носит не сколько политический или государственный характер, сколько бытовой – как, например, бытовой национализм или антисемитизм. Она отчасти существует на региональном уровне – в рамках того или иного района, реже области. Если говорить о влиянии кланово-жузовых подходов на общегосударственном уровне, то оно присутствовало в отдельные периоды истории, когда политические институты либо только формировались, либо, напротив, находились в состоянии разложения. Можно указать на последние застойные годы. Говоря о нынешней ситуации, то насколько я могу судить по своим базам данных, в высших и средних эшелонах нет значительного преобладания ни южан, ни северян, ни западников. Напротив, можно отметить значительное число смешанных браков как межнациональных, так и межродовых, особенно в обеих столицах. Есть сотни, если не тысячи политиков, чиновников, менеджеров, которых уже сейчас невозможно идентифицировать по родовых, клановым или хотя бы региональным признакам. Они – просто казахстанцы. Может это излишне смелое предположение, но мне кажется, что процессы вестернизации общества, технократизации элиты ведут к окончательному отмиранию таких нездоровых явлений, как трайбализм. Конечно, в списке 20-30 высших чиновников может соблюдаться принцип формального паритета Юга, Севера и Запада, то это имеет больше психологическое значение.

Корр. - За эти годы у вас появился огромный опыт общения с VIP-персонами. Какие они в обычном общении, насколько доступны и как относятся к предложениям?

Д.А. - По крайней мере, я не ощущаю себя ни Гулливером в Бробдингнеге, ни Миклуха-Маклаем в Новой Гвинее.

Корр. - Будут ли какие-то тематические издания, содержащие информацию, не вошедшую в энциклопедию?

Д.А. - Помимо энциклопедии, я работаю, как уже говорил, над "Хроникой кадровых перемещений", собираю материалы для очерков по новейшей истории Казахстана, готовлю сборник ранее не издававшихся мемуаров и интервью ветеранов казахстанской политики. Но говорить о конкретных сроках завершения этих проектов пока очень и очень рано.

Корр. - Последний раз справочник, точнее, биографическая энциклопедия выходил в прошлом году. Но за это время произошли большие изменения в политической жизни страны. Готовится ли новое издание, которое учтет данные изменения?

Д.А. - Сейчас как раз завершается работа над новым изданием на 2003 году, ориентировочные сроки – начало сентября. Энциклопедия действительно сильно выросла в объеме, даже по сравнению с прошлогодним изданием. Но выросла, в первую очередь, за счет более детального экскурса в историю: появились биографии государственных деятелей Казахстана 20-х - 40-х годов, ранее либо неизвестные, либо публиковавшиеся в урезанном виде. Что касается ныне действующих, то новых лиц и, соответственно, биографий появилось относительно немного. Я сосредоточился в первую очередь на более тщательной работе с уже имевшимися данными, добавил ранее не публиковавшиеся детали, новые должности, звания, ученые степени, исправил неточности, проверил достоверность представленных сведений (к сожалению, несколько человек дали искаженные биографии, а один ее просто сфальсифировал). Кроме того, из энциклопедии будет вычеркнуты сведения на небольшую группу лиц, чья моральная и деловая нечистоплотность – как выяснилось – не дает, как мне кажется, им права находится в ней. Надеюсь, что в новой книге подобных нюансов больше не будет.

Корр. - Желаем вам успехов!

***

Среднестатический портрет казахстанской VIP-персоны:
35-45 лет. Женат, жена - ровесница, занимается домашним хозяйством, растит двоих детей.
Высшее образование. Кандидат наук. Проходил небольшую стажировку за рубежом.
Хотел пойти по отцовской линии, но ко времени окончания вуза обкомы и ЦК распустили.
Пару лет поработал по специальности, затем занялся бизнесом. Потом перешел в Правительство (администрацию Президента).
К 35-ти уже побывал в кресле вице-министра и топ-менеджера нацкомпании.
Хочет стать депутатом, но не хватает средств на выборы и желания ими заниматься.
Политические взгляды: умеренный либерал и сторонник сильного государства. Президента называет "Папа".
Циник. Немного любопытен, особенно в отношении сплетен.
Изредка читает "Новое поколение" и "Эксперт". Любит кино - как в кинозале, так и по видео.
За пределы своего узкого круга старается не выходить.
Владеет русским, бытовым казахским и английским со словарем.
Пьет преимущественно коньяк и зеленый чай.
Любит "тетрис", но вынужден играть в гольф.

Неизвестный автор




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже