Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Про игры и игрища
Данияр АШИМБАЕВ, "Панорама", 7 июня

Давно было замечено: чем меньше зверюшка, тем громче она о себе заявляет. Как ни странно, но правило работает и в политике. Самый большой шум поднимают (и чаще всего цитируются) те партии, за которые народ если и голосует, то старательно скрывает свой поступок от окружающих. Или робко пытается объясниться: "Ну, понимаете, у меня там дядя...". Логическое объяснение очевидно. Если ты мал, то чтобы тебя заметили, надо шуметь, шуметь и еще раз шуметь. Вот давеча одна фракция громогласно вопросила: "а почему, мол, чиновники, провалившие тестирование, не подали в отставку?". А за пару дней до того, она же (фракция) объявила, что работа правительства ее не удовлетворяет. Собственно говоря, особого внимания на такие заявления принято не обращать, ибо влияние таких заявлений на процесс принятия решений как бы есть, но – как бы это сказать правильно? – пропорциональный. Кроме того, опыт показывает, что громкие заявления, протесты, критика и возмущение, высказываемые партиями и отдельными депутатами перед принципиальными голосованиями, как правило, совершенно не коррелируют с итогами упомянутых голосований. Можно было и не обращать внимания, но темы-то серьезные, и поговорить о них стоит.

Для начала о тестировании. Навязчивая идея бывшего лидера вышеупомянутой партии о выведении в одной, отдельно взятой стране специального сословия, знающего и чтящего законы, думающего о благе народном и интересе государственном, тщательно обучаемого и ротируемого, бережно селекционируемого и – что самое главное – совершенно не озабоченного вопросами личной наживы, известна давно. Принимались законы, постановления, указы, инструкции, кодексы чести и правила поведения, но аппарат с легкостью их переваривал. Давно уже переварена конкурсная система (о чем особо стараются не вспоминать), переварена прослойка "несменяемых и ответственных" (о чем не зубоскалил только ленивый). Теперь вот придумано тестирование и собеседование.

Нет, конечно, законы знать надо. Чтить их и соблюдать. Но есть одно "но". Что важнее: знать дух или букву закона? Должен ли руководитель, в подчинении которого находится большой или маленький аппарат (включая кадровую и юридическую службы), знать, к примеру, точную дату принятия Закона "Об административных процедурах" (а такой вопрос есть в онлайн-тестировании, размещенном на сайте профильного агентства)?

Для справки: в закон о государственной службе поправки за эти годы вносились 16 раз, о борьбе с коррупцией – 23 раза, об административных процедурах – 22 раза, а о нормативных правовых актах – 28 раз. Не спорю, можно сесть за неделю до тестирования и все выучить. А потом тут же забыть. Есть те, кто по долгу службы постоянно с данными законами контактирует, но не все. А как быть тем, кого аккурат перед тестированием загрузили срочной подготовкой пары-тройки постановлений или организацией международных мероприятий? Кому-то удается организовать переход из "административных" в "политические", но не всем.

Среди тех, кто "завалил тестирование" и кого призывают "с позором покинуть госслужбу", я вижу немало людей, проработавших на своих постах много лет и никогда не дававших шанса усомниться в своем профессионализме и порядочности. Вы уж простите, но если человек в состоянии справиться с отраслью или регионом, то заставлять его сдавать экзамен на знание норм законов, с которыми он никогда не пересекался, это несколько странно. Нисколько не умаляю заслуги тех, кто сдал тестирование, но огульные обвинения отдают политиканством.

И, уж если на то пошло, то каждые мальчик и девочка в этой стране знают, что грамотный дядя-чиновник сможет построить себе виллу на Лазурном берегу и сделать это так, что никакие злые дяди из финпола и прокуратуры никогда не смогут уличить его даже в нарушении правил дорожного движения. Но это так, лирика.

Если прозаичнее, то вопрос заключается в том, как быстро те, кто принимают важные решения, наиграются в очередной эксперимент? Когда надо будет назначить человека на пост, а он, видите ли, не состоит в резерве? Или когда решат сделать тестирование ежеквартальным, и начнется повальное бегство с госслужбы? Или когда кто-то поймет, что в результате "очищающих процедур" будет размыта та часть аппарата, которая составляет его костяк, рабочий механизм? Вопрос об эффективности нет смысла рассматривать, ибо не впервые проводятся такие эксперименты...

А теперь про удовлетворение работой правительства. Понятно, что при общем недовольстве социальными новациями нынешнего кабинета, шибко довольных его работой нет, но вопрос в другом. Рассматриваемый вопрос – об отчете правительства по исполнению прошлогоднего бюджета.

Для справки: нынешний Кабинет был назначен в сентябре 2012 года и, хотя не сильно отличается от предыдущего, чисто математически несет ответственность только за 25% итогов года. Вопрос об ответственности – он, конечно, очень важный. И иногда неплохо было бы, если бы этот вопрос сочетался с элементарной логикой.

Пример, когда назначенные в начале года акимы выступали с отчетом перед населением о проделанной предшественником работе, хрестоматиен. Менее известен пример, когда министерство, провалившее значительную часть переговоров по отстаиванию национальных интересов, критикует прочие ведомства за слабые результаты работы в рамках интеграционного объединения. Или когда партия, пара депутатов которой находятся в международном розыске, вдруг начинает требовать от остальных ужесточения борьбы с коррупцией. И сыпать цифрами.

Цифры, они вообще – вещь лукавая. Вот, к примеру, депутат возмущенно высказался насчет того, что 842 миллиарда тенге было затрачено (в 2012 году) на программу ФИИР, а она, видите ли, не работает. Тут, кстати, можно поспорить. Во-первых, программа – одна из немногих госпрограмм, которые за последние 20 лет заработали (причем, что характерно, заработала, как только от ее рычагов были отодвинуты некоторые "великие стратеги" и "уникальные управленцы"). Было создано немало новых производств с новыми рабочими местами, чего не водилось в стране очень давно. Во-вторых, в бюджет программы вставлено немало непрофильного (а именно капитальные расходы почти всего правительства, включая модернизацию информационных систем, ремонт объектов теплоснабжения, учет тракторов и т.д.). Я не склонен признаваться в большой любви к нынешнему Кабинету, но наличие определенных позитивных начинаний в практической сфере в ущерб бессмысленному прожектерству и реформаторскому зуду некоторых его предшественников не может не радовать глаз.

Так вот о чем, собственно, речь шла? Аппарат реформированию не поддается, уровень коррупции, некомпетентности, неэффективности, непотизма (и прочих "не") особо не снижается. При этом где-то работа идет (и идет неплохо), а где-то – не просто стоит, но буквально валяется и уходит в глубокие подземелья. В чем же секрет? Как заставить эту штуку работать? Некоторые советуют ввести тотальную выборность. Идея милая и вроде бы проверенная временем и мировым опытом. Но есть нюанс. С этой идеей бегают, как правило, те, кто с треском вылетел из различных кабинетов по различным причинам, таким как: слабость, отсутствие результатов, скандалы, неумение выстроить работу, поражение в игре. Слабость и поражение... Вот эти термины, похоже, определяют не только отсутствие электоральных успехов у возглавляемых такими людьми партий (народ, конечно, жалостливый, но аутсайдеров не любит), но и основной закон власти. У хорошего и сильного начальника (бастыка по отмененному не так давно определению) подчиненные: (а) хорошо работают, (б) не воруют (или воруют с прибыли, а не с убытков, как заметил недавно один коллега).

Проблема страны в том, что таких руководителей – одна (максимум две) дюжины. И на всех их не хватает.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже