Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Не дождетесь...
Данияр АШИМБАЕВ, "Панорама", 21 июня

Один из самых распространенных вопросов, которые любят задавать дипломаты, журналисты, чиновники, водители (был на днях случай) и шпионы (не уверен, но статистическая вероятность есть), звучит так: “А что вы думаете относительно перспектив смены власти в Казахстане?” Опрос знакомых и изучение в библиотеках относительно старых газет показывает, что вопрос этот по своей цивилизационно-философской значимости сопоставим с российскими “кто виноват” и “что делать”.

Еще Михаил Сергеевич Горбачев, последний человек в истории, который мог когда-то повлиять на некую ясность в этом вопросе, вспоминая ситуацию с выборами вице-президента СССР, писал: “Думал о Назарбаеве, но не видел, кто мог тогда его заменить в Казахстане”. Можно упомянуть и тот факт, что выдвижение прочих кандидатов в Президенты страны в последние лет десять воспринимается как курьез, какие бы серьезные выражения лиц ни пытались упомянутые кандидаты удерживать. Некоторые превратили это в свою профессию. Даже соответствующие врачи уже перестали реагировать.

Тем не менее вопрос остается крайне популярным и успел обрасти своими мифами и легендами.

Одни считают, что будет некий транзитный, то бишь промежуточный Президент, который создаст предпосылки для передачи власти реальному будущему главе государства. Другие – что будет сговор элит: вроде как соберутся вместе высшие сановники, олигархи, а также послы США, России, Китая (позаимствованные из третьей версии), представители тайного мирового правительства в лице эмиссаров ТНК и масонов (четвертая версия), и выберут они нового руководителя нашей страны. Некоторые верят в военный переворот, заговор спецслужб, введение монархии и переход к парламентской республике. Есть еще версия про “политическое завещание” (что-то вроде последней шутки Петра Первого – “все оставьте...”). А самая забавная – про то, что будут такие демократические выборы, на которых будут состязаться за любовь народа несколько кандидатов от элиты и оппозиции.

По большому счету спорить с ними бесполезно, ибо тема, повторюсь, древняя, но высказаться все же хочется.

Во-первых, что касается вопроса о гипотетическом “преемнике” и почему его до сих пор не объявили. Вертикаль власти в стране одна и замыкается она на одного человека, который является и главой государства, и лидером нации, и своего рода главным духовным вождем. Появление фигуры “преемника” эту вертикаль автоматически расслаивает. Одни начнут тут же перестраиваться под будущего лидера, другие останутся в фарватере действующего, а третьи не замедлят начать попытки изменить решение о кандидатуре оного. Благо прецеденты были. В итоге вся вертикаль пойдет ходуном. И кому, позвольте спросить, оно надо?

Заметим, что Конституция достаточно четко отвечает на этот вопрос. В статье 48-й сказано, что формальными вице-президентами являются спикеры сената, мажилиса и Премьер. Исторический опыт показывает, что первый Президент очень щепетильно относится к вопросу о том, кто мог бы стать вторым Президентом. Напомню и историю с продлением полномочий вице-президента Асанбаева. Чтобы не делать формальным наследником тогдашнего Премьера, Ерика Магзумовича держали на упраздненной должности ровно до избрания спикеров палат нового парламента. А выбор кандидатур председателей сената, хоть и основан на множестве критериев, можно свести к формуле: чтобы спикер мог в случае чего возглавить страну и чтобы никогда не пытался ускорить этот процесс. Оба правила настолько глубоко были восприняты населением, что абсолютное большинство лиц, занимавших упомянутую должность, в качестве возможных глав государства даже не рассматривались. Хотя следовало бы.

Во-вторых, те, кто считает, что будет некий транзит, почему-то думают, что человек, возглавивший 9-ю по размеру страну в мире, с 99 элементами менделеевской таблицы в недрах и трубопроводах и ВВП в четверть триллиона долларов кому-нибудь ее отдаст. Предположим, что собрались олигархи и силовики и выбрали временного Президента, отдав в его распоряжение (временно, естественно) свои ресурсы. А потом поочередно попытались сменить его и поставить другого. Общий ресурсный вектор-то, хоть и как бы ненадолго, оказывается в руках “транзитчика”... Примеров масса. Кто вспомнит уже, как звали тех влиятельных туркменских силовиков, выдвинувших скромного министра здравоохранения на место лидера тамошней нации? Или как долго просидели кремлевские заговорщики, обеспечившие власть для сентиментального Леонида Ильича? Или куда делись таджикские полевые командиры, которые отдали власть малоизвестному директору совхоза? Ничто не бывает настолько постоянным, как временное.

В-третьих, про выборы. У действующего Президента (пусть даже и “временного”) практически нет шансов проиграть всенародные выборы. Что современные, что архаичные политические технологии делают этот вопрос риторическим. А что касается территориально-родового фактора, то он может играть на уровне района, максимум области. Несколько обещаний, кадровых решений, финансовых договоренностей – и проблема решена.

Есть нюанс, касающийся исторических традиций и прецедентов. За последние эдак 90 лет ни один руководитель республики не ушел со своего поста добровольно (и ни один не занимал его пожизненно). Впрочем, есть одно исключение: внучка Геннадия Боркова (первого секретаря ЦК Компартии Казахстана в 1945-1946 годах) рассказывала, что деду не подходил алма-атинский климат и он постоянно просил о переводе. Но это было в другую эпоху. А государственная независимость хороша тем, что помимо прочего позволяет сломать стереотипы.

Не могу сказать, что сменяемость – это плохо, и уж тем более, что в стране нет людей, способных ее возглавить (сам знаю троих-четверых, как, в принципе, каждый в стране – фамилии только разные). Не стоит даже ожидать смены курса, ибо коридор принятия решений достаточно узок. Вопрос в том, что на кону будет стоять более сложная проблема. Небесный мандат, выданный Политбюро ЦК КПСС, пятикратно подтвержденный всенародным голосованием и закрепленный договоренностями со сверхдержавами в те годы, когда большинство потенциальных “преемников” в политическом смысле еще под стол пешком ходили, позволил создать конструкцию, прочную и хрупкую одновременно. Иными словами, надо рассматривать ситуацию не в плоскости “как оно будет” или “что будет после”, а “будет ли что-то после”.

Сейчас же все кажется настолько вечным-прочным, что представляются темы научных конференций “Стабильность в Казахстане: от ретро к постмодерну”, заголовки газет “Решения XXXI съезда НДП “Нур Отан” – в жизнь” и сообщения информагентств – “Сегодня на 87-м году жизни скончался видный государственный деятель N, неоднократно занимавший посты Премьер-Министра, руководителя администрации Президента, государственного секретаря, акима различных регионов страны, до недавнего времени рассматривавшийся в качестве преемника действующего главы государства”.

Главное – чтобы без сюрпризов, ибо эксперимент был не такой уж и неудачный...




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже