Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


"Дочкам" КМГ нужен строгий папа
Михаил КОЗАЧКОВ, "Время", 6 июля

Серьезные кадровые изменения произошли в нефтяной отрасли: министр нефти и газа Сауат МЫНБАЕВ возглавил национальную компанию "КазМунайГаз", а в министерском кресле оказался ветеран нефтяной отрасли – 65-летний Узакбай КАРАБАЛИН. Чем вызваны столь серьезные изменения в руководстве нефтегазового сектора? Об этом в интервью газете "Время" рассуждает политолог, главный редактор казахстанской биографической энциклопедии Данияр АШИМБАЕВ.

– Данияр, как, по-вашему, это кадровая революция в нефтяной отрасли или рядовая перестановка?

– Перестановка, с одной стороны, рядовая, но совершенно очевидно: меняется конфигурация работы как министерства, так и "КазМунайГаза". Нефтяная отрасль – одна из важнейших в нашей стране, и перед ней сейчас стоят новые задачи. Одна из них – поиск новых месторождений. Всем известно, что в том же Жанаозене углеводородов осталось не так много, отдельные компании уже демонстрируют падение добычи. Поэтому следует в кратчайшие сроки изучить прилегающие территории – иначе в скором времени нефтяники потеряют работу. Не уходит с повестки дня и Кашаган. Неоднократные задержки запуска этого месторождения происходили не только из-за трудных переговоров с партнерами, но и в том числе по техническим причинам. Есть и еще одно обстоятельство. Президент несколько раз говорил о необходимости развития нефтехимической промышленности. Действительно, нефть надо не только качать, но и перерабатывать. При этом учитывать не только интересы государства, но и тех компаний, кто работает в нефтяной сфере. Мне кажется, именно поэтому в Министерство нефти и газа сейчас вернулся заслуженный "генерал" отрас­ли Узакбай Карабалин. Человек прошел все карьерные ступени, имеет опыт руководящей работы, знает специфику профессии, в конце концов, может судить о качестве нефти по ее цвету и запаху! Да, возможно, кого-то смущает его возраст – по действующему законодательству он уже пенсионер. Но я знаю, что Узакбай Сулейменович находится в отличной физической и интеллектуальной форме. Ему, я думаю, по плечу решить все вопросы. Везде пишут, что в последнее время он фактически отошел от дел – возглавлял Казахский институт нефти и газа ("дочку" "КазМунайГаза"). Но это не совсем так: нынешней весной его пригласили в фонд Kazenergy, а уже оттуда он пересел в кресло министра.

– А за что "ушли" Сауата Мынбаева?

– Мынбаев – один из лучших универсальных управленцев в стране. Человек, руководивший министерствами финансов, сельского хозяйства, индустрии и торговли, энергетики и минеральных ресурсов, нефти и газа, слабым менеджером не может быть по определению. Ему доверяют ответственные участки, он решает задачи, а потом переходит на новую должность. При этом у Мынбаева нет завышенных личных амбиций – он командный игрок. И его переход в "КазМунайГаз" мне вполне понятен. Национальная компания худо-бедно со своими задачами справляется, однако в ее структуре, как говорится, черт ногу сломит. Там туча топ-менеджеров, их заместителей, начальников отделов и так далее. И совершенно непонятно, как выстроена работа с дочерними организациями. Некоторыми "дочками" КМГ владеет напрямую, часть из них принадлежит нацкомпании через посредников, где-то акции выкупались с помощью офшоров. Чтобы повысить эффективность деятельности КМГ – единственного крупного стопроцентно национального игрока на нефтяном поле, необходимо оптимизировать систему. Вполне вероятно, что некоторые "дочки" банально дублируют друг друга...

– Такая система наверняка выстраивалась "под кого-то". Может быть, расскажете, под кого именно?

– Понятно, что в этом нет чьей-то вины или умысла – просто вот так случилось: с годами разрослось – а теперь нужно навести порядок. Опытный аппаратчик разберется, как все устроено, а человеку со стороны будет сложно. Не стоит отрицать, что у отдельных дочерних организаций есть проблемы. Падают объемы добычи нефти, кто-то уже даже демонстрирует убытки, а это не есть хорошо. Есть проблемы и с работой нефтеперерабатывающих заводов. Они вроде бы принадлежат государству, но там тоже очень сложная система управления. Если случаются какие-то ЧП – даже спросить не с кого. Одним словом, сейчас идет речь об оптимизации бизнес-процессов. Я думаю, Мынбаев идет в КМГ как раз с этой целью. И не беда, что он не профессиональный нефтяник. Он понимает специфику "нефтянки" ровно настолько, насколько должен ее понимать эффективный менеджер. Да и рядовые сотрудники (и особенно топ-менеджеры) встряхнутся с приходом нового руководителя.

– Следуя за логикой ваших слов, можно сделать вывод: предыдущий руководитель КМГ Ляззат КИИНОВ с возложенными на него задачами не справился?

– Не будем забывать, что речь идет о ветеране нефтяной отрасли, хорошо зарекомендовавшем себя на различных должностях. Насколько я знаю, в КМГ он шел с условием, что это временная работа: занимать такой пост длительное время ему было бы непросто. Тут, я думаю, следует учитывать фактор его возраста – он тоже уже пенсионер. Ситуация тогда была непростой – из-за известных событий в Жанаозене нацкомпанию должен был возглавить кризис-менеджер, способный решать не только сугубо производственные, но и социальные вопросы, сглаживать острые углы. С этим Киинов, я считаю, справился. Но тянуть на себе огромную махину "КазМунайГаза" очень тяжело. Насколько я знаю, Ляззат Кетебаевич еще в прошлом году написал заявление об уходе, но удовлетворили его только сейчас. Думаю, теперь он возьмет время на отдых, а потом получит назначение в одну из небольших государственных компаний в Актау. Как я понял, человек хочет жить на берегу моря. Может быть, столичный климат ему не подходит. Слышал версию, что именно Киинова прочат в акимы Мангистауской области, тем более такой опыт он уже имеет. Но мне кажется, что этот вариант его не устроит. Он, кстати, может уйти и в частную структуру. С его знаниями и опытом у него, уверен, не будет недостатка в таких предложениях.

– Данияр, среди комментаторов кадровых перестановок в "нефтянке" нет единого мнения о том, какое кресло сегодня весомее – министра или главы нацкомпании...

– Я думаю, в данном случае все остались довольны. Бытует мнение, что руководить министерством круче по статусу. Однако зачастую боссы нацкомпаний решают более серьезные задачи, чем министры. И ресурсов у них гораздо больше. Правда, случай с Сауатом Мынбаевым – особый. Он заметно повысил статус Министерства нефти и газа, заставил нефтяников уважать эту структуру и прислушиваться к ней. Теперь Сауат Мухаметбаевич переходит в огромную нацкомпанию, чтобы поднять ее. То есть в данном случае не место красит человека, а человек – место.
Словом, пока все "углеводородные" перестановки кажутся обдуманными и логичными. Думаю, уже ближайшее время покажет, станет ли желаемое действительным.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже