Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Неформалы и развитие
Данияр АШИМБАЕВ, "Панорама", 19 июля

Один из самых легких, казалось бы, вопросов о нашей стране – это устройство государственной системы. Легкий по двум причинам: во-первых, все записано в Конституции, которую население так или иначе читало (или слышало в изложении), во-вторых, как считают многие, "все куплено" и вот как-то так. В сознании соотечественника оба подхода друг другу совершенно не противоречат, но при этом объяснить, как у нас тут все работает, доступными для понимания терминами – практически невозможно.

Взять, к примеру, властную иерархию. Есть законы, где как бы заложены основные принципы. Есть указ Президента, устанавливающий протокольное старшинство (часто критикуемый, но достаточно характерный принцип старшинства). А есть реальность. Которую сложно измерить, ибо она не существует в доступных человеческому измерению категориях. Ее можно только прочувствовать. Вот, скажем, рейтинг управленческой элиты, который в течение длительного времени замеряет такая авторитетная структура, как ЦСПИ "Стратегия". Этот рейтинг, надо сразу отметить, не измеряет напрямую влиятельность, но зато эксперты оценивают авторитетность, эффективность и перспективность – понятия отчасти субъективные – которые в сумме и позволяют предположить, какова ситуация во властных коридорах.Здесь в глаза бросается весьма любопытный факт: практически полное несовпадение официального реестра начальства с неофициальным (реальным назвать до конца сложно, ибо духи, витающие в указанных кабинетах, как уже говорилось, познанию поддаются слабо). Тем не менее, сравним верхние части двух списков – возьмем протокольное старшинство, а в скобках укажем место в рейтинге. Получается: Премьер-Министр (4), спикеры сената (21) и мажилиса (9), госсекретарь (2), руководитель АП (3), председатели Конституционного совета (29), Верховного суда (34), Нацбанка (25), ЦИК (46), вице-премьеры (10, 16, 23, 40), председатель правления ФНБ "Самрук-Казына" (12), секретарь Совбеза (30), замруки АП (36-39), генпрокурор (28), председатель КНБ (1), председатель Счетного комитета (24). Зато в первой десятке, по данным социологов, два внештатных советника Президента и аким столицы, который вообще-то находится в 36-й категории протокола. Причем, готов поспорить, что в случае очередной ротации вес должностей изменится, а порядок фамилий останется примерно тот же.

Вспоминается один случай. Обсуждали с коллегой – случайно как-то тема вылезла – вопрос о порядке номерных знаков у регионального начальства, а именно у кого машина имеет номер два. Сошлись на секретаре маслихата, который как бы вроде второй человек в формальной акиматовской иерархии. По пути домой тормознул машину из акиматовского гаража, которая – как выяснилось – и была закреплена за секретарем маслихата. На очевидный в данной ситуации вопрос водитель поведал, что шеф, мол, много лет бьется за второй номер, но ему дали только девятый – ибо второй забрал первый заместитель акима, третий-пятый – простые замы, шестой – руководитель аппарата, а седьмой – помощник. А вторым секретарь маслихата является только тогда, когда надо поздравления жителям подписывать. С праздниками.

Причины постоянного разрыва между формальными принципами и фактической ситуацией можно перечислять десятками. Это и неформальное квотирование – чтобы все регионы, жузы, рода, национальности, гендер были достойно представлены. И нелюбовь многих уважаемых людей к публичности. И откровенная бессмысленность некоторых постов (институтов), которые те же уважаемые люди стараются не занимать. И откровенная неспособность многих соответствовать занимаемой должности.

В принципе, большую часть элиты можно разделить на две категории: тех, кто весит больше собственного кресла, и тех, чей вес зависит исключительно от обладания портфелем и креслом. Понятно, что первая группа достаточно малочисленна и сформировалась в те годы, когда правила были другие. И люди были другие, а небо – более голубым и трава – более зеленой. Попасть в группу практически невозможно, не помогут ни миллиарды, ни голоса избирателей – ибо трава недостаточно зеленая. Нужны опыт, доверие, доступ, умение работать и говорить, причем в исторической ретроспективе.

В идеале можно пробиться в третью категорию – когда чиновник и его должность абсолютно друг другу соответствуют. Это своего рода попадание в политическую нирвану, царство всеобщей гармонии, когда испортить ситуацию в отрасли или регионе уже невозможно – в силу имеющегося опыта, знаний и навыков, улучшить – тем более, ибо грозит нарушением равновесия. Упасть нельзя – не за что, и расти нельзя – потому что уже не надо.

Есть еще небольшая группа кризис-менеджеров, своего рода архангелов по особым поручениям. Это те, кто принимает решения на свой страх и риск (хотя и в определенных рамках), несет ответственность за их реализацию и способен обеспечить достаточно эффективное функционирование системы. Поскольку политический и экономический прогресс являются – объективно – врагами указанной вселенско-страновой гармонии, но группа эта находится под постоянной угрозой репутационных и/или коррупционных рисков, при этом оставаясь единственным внутренним источником пассионарности.

Ситуация в элите очень показательна...

Система (или режим – кому как угодно) дуалистична при любой попытке измерения. Формальные правила и неформальные связи. Борьба с коррупцией и непедагогичное отсутствие примера для подражания. Стремление к стабильности и реформаторский зуд. Кочевая цивилизация и городская культура. Псевдогероизация истории и отрицание реальных героев. Примеры можно приводить до бесконечности, причем на любом уровне. Дело не в этом. Отсутствует одно очень важное звено, а именно, естественное гармоничное развитие. Либо всплеск пассионарности давно прошел, и мы движемся благодаря угасающей силе инерции, либо он еще не произошел (и не факт, что произойдет). С другой стороны, единственный в истории действительный пример мобилизации сил нации на собственное развитие и совершенствование нынче получил негативную оценку, что повода для оптимизма дает еще меньше. Возвеличивание архаичных бытовых ценностей и ложных культурных стереотипов, героизация аутсайдеров и подмена коммуникационными навыками инструментов развития являются факторами общественной деградации. По большому счету этот процесс объективен – системный энергодефицит, постимперский шок и врожденная умиротворенность, но принятие этих закономерностей как данности означает пребывание на тупиковой эволюционной ветке. Непонятно только, зачем?




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже