Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Кому-то уже нужно брать ответственность за решение проблем в стране
Закон.Кз, 19 августа

Лето 2013 года с точки зрения активной политики было спокойным, но многие аналитики прогнозируют всплеск активности в сентябре – перед и сразу после съезда НДП "Нур Отан". Вопросы о том, что важного произошло летом и что нас ждет страну осенью, ИА Zakon.kz задало политологу Данияру Ашимбаеву.

– Данияр, приведет ли опубликование новой доктрины НДП "Нур Отан" к какой-то политической активности в стране?

– Традиционно осень – это время ожидания перестановок, эпохальных решений. Это стало казахстанской традицией, хотя количество осеней, когда ничего не происходило, гораздо больше, чем тех, когда что-то случалось. Взять съезд " Нур Отан". Новая доктрина – новая концепция. Но, когда у нас жили по доктринам? Есть две программы – 2030 и 2050, все упоминают их в разговорах, но мало кто их читал. Да и мало кто занимался их политическим анализом. И я бы не сказал, что нас ждут какие то эпохальные события в ближайшее время.

– Но ведь было летнее затишье!

– Не соглашусь с вами. Во-первых, само по себе лето прошло достаточно бурно. Не все обратили внимание, но были проведены административная и кадровая реформы, выборы сельских акимов. Но мало кто думал, как это все отразится на стране. Взять реформу корпуса "А". Это ответственные секретари, председатели комитетов, акимы районов – самая соль госуправления. Это те, кто непосредственно взаимодействует с отраслями, с предприятиями, с людьми и организациями. Весну и половину лета их всех трясло. Половина, бросив дела, была вынуждена готовиться к сдаче тестов и экзаменов. В итоге не все физически могли подготовиться, и не все смогли адекватно ответить на вопросы. Люди, работающие в практической плоскости, законы и нормативы знают не так уж хорошо. Им важна суть, а не буква работы. В итоге этот состав понес серьезные потери. Пока не понятно – хорошо это или плохо, но это обычная наша схема, когда мы запускаем какую -то вещь без ее практической апробации. По-хорошему, нужно было взять один регион, одно министерство и посмотреть с какими проблемами столкнемся. Лишь потом этот опыт распространить на всю остальную систему. Но у нас как обычно, сначала проводят- потом думают. А затем на этом фоне проводятся еще и выборы сельских акимов. Закон о наделении этих акимов какими-то полномочиями приняли за месяц-два до выборов. В итоге мало кто из них понимает суть новых задач и новых проблем. К тому же, акимы районов, которые должны решать задачи по стабилизации политических вопросов на местах, два месяца до этого были заняты подтверждением своего нахождения в корпусе "А". В итоге, мы видим, есть здравое начало, реформирование госслужбы само по себе хорошо, и выборы сельских акимов- тоже хорошо. Перераспределение полномочий между центром и регионами, селом и областью – тоже хорошо. Но когда это все проводится скопом, без четкой постановки задач, тем более когда те люди, которые эти реформы придумали, уже успели поменяться по несколько раз, мы начнем сталкиваться с тем, что вновь избранные и подтвержденные на экзаменах акимы окажутся в состоянии, что им придется еще переваривать свои полномочия. К тому же на фоне всего этого правительство еще изменило типовую структуру акиматов. В итоге все впадут в привычное состояние – будут пытаться понять, что ж от них хотят? Но самая большая проблема – мы запускаем реформу, в которой есть плюсы и минусы, но оценить эти минусы никто реально не в состоянии.

– Но часть экспертов отмечает, что за это лето произошло смещение центра принятия решений от Администрации Президента в сторону Правительства. Может Кабинет министров и будет оценивать плюсы и минусы?

– У нас ситуация такова, что влияние на ситуацию не зависит от занимаемого места. Все зависит от персоналии, от человека. Один замминистра может влиять на ситуацию в 3-4 отраслях больше, чем все министры вместе взятые, не говоря про вице-премьеров, "самруков" и так далее. Сейчас мы видим, как администрация усиливает свое идеологическое влияние с приходом М.Тажина на пост госсекретаря – как резко изменились акценты и как стала выстраиваться работа. Но, это потому что Тажин – это Тажин. В экономической сфере роль Правительства без роли АП мало ощущается. Да, мониторинг проводится, но брать на себя ответственность за корректировку, за критику, высказать какую-то точку зрения – это далеко не так легко. Брать на себя ответственность дураков нет. К тому же я вижу, что мало действуют документы прямого действия. Парламент принял закон, президент подписал указ по его исполнению, правительство выпустило постановление по его исполнению, министры издали приказы. Но эти приказы мрут в недрах министерств. Сейчас Кабинет министров оказался в сложной ситуации. С одной стороны не скажешь, что это очень новая команда. Ей скоро год. Премьер трижды работал в составе правительства. Первый вице-премьер был министром. Из явных новичков был только Абденов, который уже покинул состав кабинета. В правительство пришли практики. Они работали в министерствах, в акиматах и на них свалился большой вал проблем. И по мере ухудшения ситуации становится ясно, что проблемы решить надо. Правительство вынуждено проводить секвестр бюджета, сокращать социальные программы, наводить порядок с пенсиями и соцвыплатами. Но видно, что правительство находится в ситуации определенного саботажа. Не могу сказать, что это АП инициирует, или Нур Отан, или еще какие то центры власти, но я вижу, что правительство С. Ахметова находится под боем, причем со стороны своих. Ахметов – это фигура, которая имеет потенциал и свои методы работы, команду и свои представления о том, как управлять экономикой, но я вижу, что премьера стараются слить. Ситуация в кабинете министров неоднозначная. С другой стороны, АП переформатировалось под нового руководителя и создает новую систему мониторинга управления и контроля. И понятно, что АП в нашей системе власти должно быть фигурой, берущей президентские полномочия. Есть клубок проблем в кадровой политике, в идеологической сфере, в экономике, в социалке и региональной политике. Понятно, что кто-то должен это решать от имени президента. Президент обеспечивает общий курс, он верховный арбитр, но он не будет вникать как когда-то во все нюансы и личные взаимоотношения акима и зам акима области и т.п. Кто-то должен восполнить этот вакуум власти и руководить вертикалью. Но мы видим, что АП, как институт никогда не стремилась брать на себя всю ответственность за ситуацию. Все понимают – любая ошибка… и завтра ты оказываешься в посольстве или где подальше. Правительство готово брать ответственность, но не думаю, что есть заинтересованные люди, чтобы им эту ответственность отдать.

– Но пока решается, кто возьмет на себя ответственность за принятие реальных решений, кто может взять ответственность за контроль над эффективностью текущих процессов? Многие считают, что счетному комитету надо дать больше полномочий?

– На самом деле полномочия счетного комитета довольно большие и он активно выстраивает взаимодействие с контрольными органами в регионах. Совет создан специальный по обмену информацией. Но, счетный комитет, который выдает зубодробительные отчеты, от которых глаза на лоб лезут, работает в соответствии с собственной методикой. Сам является не подконтрольным органом. Многие люди в госорганах и нацкомпаниях говорят – да, мы признаем критику. Но есть реальная ситуация, есть разночтения, но зачем их подавать все время как криминал. Есть чисто рабочие моменты, которые по мировой методике не являются криминалом. Но счетный комитет нас долбает, направо и налево. При этом отчеты счетного комитета могли бы уже много раз стать поводом для вотума недоверия правительству. Но такого ни разу не происходило, хотя суммы всегда озвучивались очень большие.

– А может ли НДП " Нур Отан" стать таким инструментом контроля?

– Два предыдущих руководителя "Нур Отан" Бахытжан Жумагулов и Нурлан Нигматулин, выстраивали партию как инструмент президентской власти, Как инструмент контроля. Партия контролировала голосования в маслихатах, через сеть общественных приемных мониторила ситуацию в стране. По сути, выстаивался параллельный институт президентской власти. Отдельный – по контролю за эффективностью исполнительной и законодательной власти. Но, мы видим, как только эта работа выстраивалась полностью, оба были переведены на другую работу. Концентрация возможностей, которые бы получала "Нур Отан" в соответствии с такой доктриной, начинал приводить ту же АП в раздражение.

Что важно для страны. Это понимание, что уровень проблем нарастет. В трудовой плоскости – ситуация в Жезказгане и Жанозене остается напряженной. Ситуация в религиозной сфере не понятная. Ситуация с эффективностью на многих предприятиях, ситуация в металлургии тяжелая. Видно, что государство не имеет четкой концепции в миграционной политике. Чтобы разгребать проблемы, кому-то нужно брать на себя ответственность. В рамках отрасли, в рамках региона, в рамках нескольких отраслей. И разгребая проблемы все поймут, что рано или поздно появится вопрос – а кто создал эти проблемы? Он станет стратегическим. Но пока я предполагаю, что в ближайшее время никаких активных действий предприниматься не будет.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже