Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Невидимые тяжеловесы
Данияр АШИМБАЕВ, "Панорама", 23 августа

Анализировать, а уж тем более измерять политический вес представителей высшей казахстанской элиты сложно. Большинство процессов мало того, что проистекают не на виду, так еще и зачастую не имеют, так сказать, физической формы.

По большому счету оценка складывается из личного отношения оценщика к той или иной фигуре, оценки веса занимаемого кресла и попыток уловить "веяния" из властных коридоров. Советологам старой школы было как-то проще: всегда можно изучить, в каком порядке члены Политбюро подписывают некрологи или располагаются на трибуне мавзолея.

Внешний казахстанский политический процесс, хоть и является предметом дискуссий, статей и даже диссертаций, более чем виртуален. Политические дебаты, громкие заявления, выборные технологии, партийное строительство, информационные войны, к которым ныне добавились социальные сети, занимая 99% информационного пространства, с каждым годом становятся все дальше от реальности. К реальному политическому процессу (сути государственного управления) отношение у виртуальщиков достаточно высокомерное. Не царское, мол, дело в серых аппаратных делах разбираться. Хотя, как хорошо известно из простейшего краткого курса идеологического управления, именно там, в не слишком публичных кабинетах формируется, направляется и регулируется тот самый внешний политический процесс. Другое дело, что многие упорно считают себя самоценными политиками и, извиняюсь за выражение, ньюсмейкерами.

В казахстанской иерархии существует ряд факторов, определяющих реальный вес и возможность того или иного сановника влиять на принимаемые решения (или даже право принимать их относительно самостоятельно). Немалую роль играет возможность беспрепятственного доступа к главе государства или этот доступ контролировать.

Можно привести пару примеров. Один, некогда считавшийся высокопоставленным чиновник, пребывая в хорошем настроении, с гордостью рассказывал о 20-минутной аудиенции. Причем возвращался к этой теме раз 15-20 в течение беседы и называл дату, когда состоялось упомянутое событие, с таким придыханием, будто на него снизошла благодать небесная. Создалось впечатление, что аудиенции таковые у него случаются раз в год, причем, скорее всего, не каждый. При этом должность вроде бы подразумевала практически ежедневное общение, а политическая роль – доступ к высшему знанию, которое сановник по мере сил проводил в жизнь.

В разговоре с другим высокопоставленным лицом, которому "бывшим" в ближайшие годы стать не светит, им было особо отмечено, что, невзирая на все политические, административные, медийные рычаги, каковые он сконцентрировал в своих руках на тот момент, наиболее значимым собеседник считает право на еженедельную личную встречу с Президентом. И за это право приходится вести более чем ожесточенные сражения...

Очевидно, что в ближний круг входят руководитель администрации, Премьер, госсекретарь, главы КНБ и СОП, акимы северной и южной столиц, спикеры палат парламента, а также некоторые заместители перечисленных лиц и ряд руководителей промышленно-финансовых групп. Вместе с тем есть ряд фигур, чей аппаратный вес почему-то постоянно остается за пределами "общественного мнения".

На днях Президент подписал указ "О внесении изменений в некоторые указы...", в соответствии с которым в состав Национальной комиссии по кадровой политике был введен начальник канцелярии главы государства. Событие, казалось бы, рядовое, тем более что многие достаточно пренебрежительно относятся к указанной должности – мол, один документооборот и подготовка книг о жизни и деятельности лидера.

Между тем руководитель канцелярии (15-я строка в протокольном старшинстве) входит в состав Комиссии по вопросам кадровой политики в правоохранительных органах, Высшей аттестационной комиссии по проведению внеочередной аттестации сотрудников правоохранительных органов, Комиссии по госнаградам, Комиссии по отбору кандидатов в кадровый резерв политической государственной службы и работе с ним, руководит деятельностью ряда подразделений администрации, "Назарбаев центра" и архива Президента.

В числе задач, возложенных на канцелярию, значатся: документационное, организационно-техническое и информационно-аналитическое обеспечение деятельности Президента и руководства администрации; финансовое и материально-техническое обеспечение деятельности администрации; организация и координация работы по вопросам оценки эффективности деятельности структурных подразделений и сотрудников администрации. Первая из указанных функций включает в себя предварительное рассмотрение проектов законов и актов руководителя страны, формирование, мониторинг и анализ реализации его рабочих графиков, организацию и учет личного приема должностных лиц и граждан, а также обеспечение оперативной телефонной связью, взаимодействие со структурными подразделениями администрации и с другими государственными органами в целях принятия исчерпывающих мер по выполнению поручений Президента.

Для того чтобы понять значимость этих функций, даже не надо быть специалистом по госуправлению. Также очевидно и то, что вряд ли подобная концентрация аппаратных полномочий всегда приветствовалась "соседями" и начальниками, но характерно, что только при одном руководителе администрации канцелярия Президента называлась "канцелярией администрации Президента". Из той же серии и история о том, что в ходе недавней оптимизации реестра должностей из него был изъят термин "начальник" (бастык), но за одним исключением. Собственно говоря, не стоит забывать, что слова "начальник канцелярии" и "канцлер" представляют собой практически одно и то же (из словаря – "высшее должностное лицо, возглавлявшее королевскую канцелярию и архив, хранившее государственную печать").

Если за 18 лет в стране было только два шефа канцелярии, то управляющих делами Президента (22-я строка в протокольном старшинстве) сменилось относительно немало. Причем, что характерно – на этом посту никогда не было людей случайных. Все управделами исправно занимали позиции в первой двадцатке по уровню личного и служебного влияния, но это тема для отдельной истории.

В настоящее время управление делами главы государства, как сказано в положении о нем, является госорганом, непосредственно ему подчиненным и подотчетным, обеспечивающим деятельность Президента, политических госслужащих, депутатов парламента, госорганов и работников их аппаратов. Имеется в виду "своевременное и качественное материально-техническое, социально-бытовое, медицинское и транспортное обеспечение деятельности", что делает управляющего делами не только руководителем огромной хозяйственной структуры с особым статусом, но и политической фигурой, на которую возложены весьма значительные полномочия. Не стоит забывать о том, что шефы УДП занимались достаточно большим спектром "дополнительных" задач – от организации деятельности политического диалога в стране до патронирования крупных инвестиционных проектов. В конце концов термины "управление делами Президента" и "обеспечение деятельности Президента" имеют достаточно широкие возможности для трактовки, в первую очередь самим руководителем страны.

Надо понимать, что речь идет не столько о "придворном этикете", сколько о невидимых со стороны механизмах президентской власти. Люди, стоящие за спиной вождя, оказались там далеко не случайно. У нас случайностей, знаете ли, вообще не бывает.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже