Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


На златом крыльце…
Д.Ашимбаев: Никто не говорит, что у нас трайбализма нет. Но для того, чтобы представить всю картину, необходимо выяснить жузовую, родовую, племенную принадлежность как минимум одной-двух сотен высших чиновников, политиков и олигархов
Джанибек СУЛЕЕВ, "Страна и мир", 30 января 2004

…сидели:
царь, царевич, король, королевич,
сапожник, портной …
кто ты будешь такой?
Говори поскорей,
не задерживай добрых и честных людей!"
Детская считалочка

Данияр Ашимбаев, известный не только в Казахстане автор биографической энциклопедии "Кто есть кто в Казахстане" (за 2003 год) выпустил очередной, седьмой по счету справочник. Если учесть тот факт, что в Британии такие сборники выходят уже несколько сот лет, то выход подобного нового отечественного, в свою очередь, говорит о том, что свой шаг в истории жизнеописания наших выдающихся личностей мы сделали. Семь шагов – это немного, но и немало для молодого, независимого государства. Процесс формирования национальной элиты многогранен и сложен. И такие работы позволяют более пристально отследить особенности этого процесса, его основные тенденции и, в определенной степени, способствуют более глубокому пониманию и осмыслению текущих моментов новейшей истории Казахстана.

Корр.- Тот, кто знаком с таким делом, как книгоиздание, да еще касающееся справочной литературы, понимает, что седьмое издание вашей энциклопедии свидетельствует о ее востребованности и качественности. Вместе с тем существуют и другие справочники, скажем так, аналогичные Вашему, т.е. республиканского масштаба. Что Вы могли бы сказать о них? И поддерживаете ли Вы какие либо связи с теми, кто работает в этом же направлении как внутри республики, так и за рубежом?

Д.А. - Спасибо за комплимент. Скромно замечу, что он вполне заслуженный. Разумеется, я интересуюсь всей биографической литературой, выходящей в Казахстане. Это необходимо как для изучения чужого опыта, новых подходов, сверки информации, содержащейся в моей энциклопедии, так и для ознакомления с теми категориями "героев", которые, возможно, выпали из моего поля зрения. К сожалению, в последнее время появилось немало "биографической литературы", основанной либо на голом плагиате, либо на некачественном и некритическом подходе к ее составлению (причем многие умудряются сочетать и то, и другое). В тоже время существует ряд справочников (только в 2003 году вышли в свет "Кино Казахстана", "На страже безопасности Казахстана", 2 тома из серии "Почитаемые люди земли казахской", биобиблиографический справочник академии "Адилет"), которые не могут не вызывать восхищения качеством работы их составителей. В последнее время за пределы Казахстана я практически не выезжаю, но когда изредка вырывался, то покупал сам, и друзей просил покупать мне все попавшиеся на глаза биографические справочники. В той же России среди представителей политической и деловой элиты немало бывших казахстанцев. И не только уроженцев республики (Владимир Жириновский, Герман Греф, Альфред Кох, Рашид Нургалиев), но и тех, кто длительное время в Казахстане работал на достаточно крупных постах: Олег Сосковец, Владимир Шумов, Александр Буксман, Иван Тетеркин, Константин Колпаков и другие.

Корр.- С каждым годом справочник "Кто есть кто в Казахстане" имеет тенденцию к расширению списка имен. По какому принципу идет это расширение, условно говоря, вглубь или вширь, механистично или качественно?

Д.А. - "Кто есть кто в Казахстане", которую я издаю с 1995 года, нередко подвергается справедливой критике за слегка бессистемный подход к подбору персоналий. В свою оправдание могу лишь заметить, что другого единого и периодически издаваемого биографического справочника в республике просто нет. А помимо освещения действующей политической и административной элиты (на что сделан основной упор), я считаю своим долгом, своим призванием находить, уточнять, проверять и публиковать для интересующихся читателей и исследователей биографии государственных деятелей Казахстана XX века, многие из которых оказались несправедливо забыты. Не стоит забывать и о том, что биографии многих людей, оказавшихся жертвами политических репрессий были искажены. Нужно отражать персоналии, которые представляли и представляют научную, педагогическую, деловую, спортивную, культурную элиту страны. Честно говоря, мне бы очень хотелось, чтобы кто-нибудь занялся составлением и изданием тематических справочников, таких как "Писатели Казахстана", "Кто есть кто в казахстанском спорте", "Журналисты Казахстана", "Ученые Казахстана" и так далее. Я с удовольствием сотрудничаю с теми, кто делает тематические или региональные биографические справочники. Однако, как правило, некоторые доморощенные "биографы" просто воруют данные из моей книги. Я не против обмена информацией, но хотелось бы, чтобы это был осознанный и обоюдовыгодный обмен.

Корр.- В контексте развития суверенности, какие основные тенденции на Ваш взгляд прослеживаются в формировании нашей казахстанской элиты. Какова специфика этого процесса в условиях суверенного Казахстана?

Д.А. - Джанибек, этот вопрос одновременно и сложен, и очень прост. Прост – потому что у нас уже сложилась каста профессиональных политологов и аналитиков, которые без запинки смогут дать обстоятельный ответ на вопрос. Сложен – потому что эти процессы еще идут; в конце концов, нашей независимости пошел уже 13-й год. Я не раз пытался сам сформулировать если не сами тенденции, то, по крайней мере те вопросы и подходы, которые позволят на него ответить. Каждый день, каждую неделю мне попадаются те или иные факты, которые усложняют или упрощают картину в целом. Процесс становления сегодняшней элиты неразрывно связан со становлением Казахстана как независимого государства, с реформированием прежней политической и экономической системы, с первичным накоплением капитала (и последующими переделами). Мы сравнительно легко преодолели адаптационный период: "партийные, советские и хозяйственные" работники большей частью легко перешли от плановой экономики к рыночной; юристы старой, советской закваски создали вполне либеральное законодательство; вчерашние аспиранты, комсомольские активисты, кооператоры стали банкирами, топ-менеджерами, нефтяными и медиа-магнатами. Естественно, значительная часть населения осталась за рамками этих процессов, но что касается элиты, то она прошла это испытание. Я не считаю себя (и кого бы то ни было еще) вправе давать морально-этическую оценку издержкам становления современной элиты – с одной стороны, они, эти издержки, по сути, объективны, но, с другой стороны, этот след еще долго будет оставаться на нынешнем поколении.

Корр.- Чем отличается новая казахстанская элита от прежней? В данном случае имеется в виду: каковы пропорции той элиты, которая имеет старосоветские, скажем так, партийно-хозяйственные корни, и той части элиты, которая, образно говоря, имеет топ-менеджерские корни…

Д.А. - А кто сказал, что эта элита такая уж и новая? Если бы 16 декабря 1991 года все казахстанское правительство, парламент, руководители областей, районов, заводов, фабрик по каким-то причинам прервали свой жизненный путь, а на их место пришли новые люди – молодые, получившие образование в западных вузах и имевшие опыт работы в условиях развитого капитализма, то эта и была бы "новая элита". Если же говорить о сравнении сегодняшнего истеблишмента со списком руководящих работников допустим за 1982 год, то первое, что бросается в глаза, – это сходство многих фамилий в обоих списках (причем, не считая тех ветеранов и патриархов, что и поныне остаются на виду). При этом я не думаю, что нужно говорить о закрытости элиты – по моим примерным подсчетам в номенклатуру ЦК, обкомов, райкомов входило до трети всего трудоспособного населения республики. (А глядя на казахстанскую "оппозицию", где преимущественно собрались лица, либо невостребованные властью, либо изгнанные из нее, то начинаешь, право, сомневаться: а разве "закрытость правящей элиты" есть зло?) Вообще же, спрос и предложение на профессиональных управленцев в Казахстане никогда не иссякал; просто назывались они по-разному. В 20-е годы это были профессиональные революционеры, не имевшиеся вообще никого образования и руководившие и промышленностью, и сельским хозяйством, и внешней политикой. В 70-е годы это были номенклатурные работники, работавшие там, куда пошлет партия и правительство. В 2000-е годы – это менеджеры, с одинаковой ловкостью справляющиеся с нефтяной компанией, банком или министерством.

Корр.- В исследовательской литературе обращается внимание на то, что казахстанская элита формируется по так называемому "клановому принципу". Это позитивный или негативный фактор или же это неизбежно-объективный?

Д.А. - Я бы не сказал, что элита формируется у нас по клановым принципам (по крайней мере, только по ним). Такое мнение бытует в основном у специалистов по средневековью, которые пытаются применить свои знания к современным реалиям. Никто не говорит, что у нас трайбализма нет. Но для того, чтобы представить всю картину, необходимо выяснить жузовую, родовую, племенную принадлежность как минимум одной-двух сотен высших чиновников, политиков и олигархов (причем, узнать: знают ли они сами о своем происхождении?); установить родственные связи между ними; установить численность и места проживания всех этих родов; на основе полученных данных построить непротиворечивую модель, основанную как на этих фактах, так и на исторических и культурных традициях. Только потом можно говорить о засилье или, напротив, об отсутствии трайбализма в кадровой политике и так далее. А так берутся слухи о том, какого рода президент, премьер, спикеры и еще 5-6 высших сановников – и делается очередное идиотское заявление. Но даже если взять семью президента, то в нее помимо самого Нурсултана Абишевича, представляющего род Шапрашты, входят представители таких родов, как Аргын, Конырат, Дулат; младший зять президента корнями из Семипалатинской области; Берик Имашев, недавно породнившийся с президентом, – из Атырауской области. Я понимаю, если бы в правительстве сидели только Шапрашты, то это был бы трайбализм. Однако, 5-6 человек, занимающих крупные посты, на тенденцию не тянут. Допустим, другие роды гораздо шире представлены. Однако, если говорить о другом аспекте проблемы, то соблюдение определенного баланса, паритета между исторически сложившимися общностями населения Казахстана вполне нормально. Все регионы, Юг и Запад, Север и Восток (как, впрочем, и основные национальные группы) должны быть представлены в руководстве страны. Заканчивая тему клановости, хотел бы отметить, что в последние годы намного большее значение имеют группы, сформированные не по национальным, родовым или семейным принципам. Бизнес-структуры, имеющие свои административные, политические, финансовые, медийные ресурсы и (самое важное!) своего лидера – именно они в значительной степени определяют расклад политической борьбы.

Корр.- В нынешнем справочнике исчезли несколько имен. Вы, кстати, предупреждали, что такое возможно из-за причин морального свойства. Но ведь Вы, данном случае, выступаете здесь уже как судья. Вы уверены, что такие действия, несмотря на всю востребованность такого издания, в конце концов, не нанесут ущерба реноме вашему справочнику? А в следующих изданиях такое возможно?

Д.А. - Прежде всего, надо сказать, что почти всегда несколько персонажей из предыдущего справочника выпадает из последующего. Кто-то просто "потерялся", т.е. выбыл из элиты, не оставив никакого позитивного следа в истории. Кто-то был включен за какие-то незначительные достижения, которые не прошли испытания временем. К сожалению, бывает и такое, что 1-2 биографии (из нескольких тысяч) по техническим причинам просто выпала из текста. Я стараюсь подобные ошибки исправлять в последующих книгах. Что касается причин морального свойства, о которых мы говорили, то здесь надо пояснить отдельно. Грубо говоря, для меня существует "обязательный список" – это те лица, которые на мой взгляд, обязательно должны быть в книге (благодаря фамилии, достижениям или занимаемой должности). А существует категория лиц, которые были включены по разным причинам, зачастую не всегда объективным. К примеру, за кого-то попросили, кого-то я сам счел достойным… Их присутствие в справочнике может и делает его более крупным по размеру, по охвату персоналий, но не имеет принципиального значения. Речь идет о действующих персонах, которых можно оценить по их выступлениям, деятельности, по тем самым морально-этическим критериям. И если выясняется, что человек, когда-то попавший в мой справочник, на самом деле не заслуживает уважения, то почему я должен публиковать его биографию? В конце концов, это право автора. Если я не прав, я всегда готов выслушать аргументацию противной стороны. Подчеркиваю, что в данном случае речь идет, как правило, о персонах, не представляющих значительный интерес читательской аудитории.

Корр.- В прошлом интервью нашей газете – буквально пять месяцев тому назад – Вы делились своими планами выпустить сборник ранее неиздававшихся мемуаров и интервью ветеранов казахстанской политики. На какой стадии находится работа и когда примерно ждать каких-нибудь результатов?

Д.А. - К сожалению, в сутках всего лишь 24 часа, а в году – 365 дней. В минувшем году, помимо очередного издания "Кто есть кто в Казахстане", я написал и выпустил книгу "Казахстан 90-х. Правительство Кажегельдина: приватизация, коррупция и борьба за власть". Это исследование посвящено не самым лучшим эпизодам из новейшей истории нашей страны. Меня в этой теме привлекло то, что казалось бы вчерашние события (речь идет о 1994-1998 годах) практически забыты, а если и упоминаются, то в настолько ангажированном и искаженном виде, что получить объективное представление о них практически невозможно. Многие современные политики ведут себя так, словно появились на свет буквально сегодня утром; а ведь оценивая их сегодняшние слова, надо помнить и об их прошлых "свершениях". Книга не вызвала особого резонанса, но те люди, чьим мнением я дорожу, оценили ее. Я планирую написать 2-й том – о событиях 1999-2003 годов. Что касается анонсированных мной сборников воспоминаний, интервью ветеранов, а также хроники кадровых назначений за 1937-2003 годы, то все эти проекты будут реализованы в наступившем году. Работа над ними продолжается, и я думаю, что читатели скоро смогут увидеть, прочитать и оценить эти проекты.

Корр.- Что ж, будем ждать. Успехов Вам.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже