Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Вперед, в Средневековье?
Руслан БАХТИГАРЕЕВ, "Время", 3 октября

Осенние кадровые перестановки в высших эшелонах власти, которых одни ждут со страхом, а другие – с интересом, практически никак не повлияют на политическую обстановку в стране. Такого мнения придерживается известный казахстанский политолог, главный редактор биографической энциклопедии "Кто есть кто в Казахстане" Данияр АШИМБАЕВ.

– Данияр, не кажется ли вам, что наши граждане, понимая всю тщетность обсуждения серьезных тем, переключают свое внимание на более мелкие события?

– Не думаю, что речь идет о сознательном отвлечении внимания, тем более что мнение граждан, о коем вы говорите, мало кого волнует. Дело в другом. Нынешнее правительство разгребает те проблемы, которые были созданы предыдущими правительствами. К примеру, пенсионная система. Реформировать ее следовало уже давно. Разговоры о том, что эта система неэффективна, шли еще 6-7 лет назад. И повышать пенсионный возраст следовало еще тогда, когда экономика страны находилась на подъеме. Может быть, тогда этот шаг не был бы воспринят столь болезненно. С другой стороны, те меры, которые правительство предпринимает сейчас – срочное реформирование пенсионной и налоговой систем, – говорят о том, что с бюджетом в стране дела обстоят, мягко говоря, не очень хорошо. Но еще раз повторюсь: нынешнее правительство разгребает те завалы, которые были созданы до него. Поэтому все эти меры запоздалые.

– Что вы подразумеваете под завалами? Финансовые дыры в бюджете?

– Да. Несмотря на то, что у нас принято говорить не о внутренних экономических проблемах, а больше о мировом финансовом кризисе, повышение налогов и сокращение государственных социальных выплат, урезание расходов на образование говорят о том, что внутренний финансовый кризис у нас все-таки есть. Ощущение такое, что в стране кончаются деньги. Об этом также свидетельствует и другой фактор: бюджет у нас сейчас принимается на три года вперед, но каждый год его переписывают и уточняют, то есть, по существу, формируют по факту. Значит, качество бюджетного планирования в стране не улучшилось.

– Недавно мажилисвумен Гульжана КАРАГУСОВА заявила, что Таможенный союз является хорошим инструментом для вывода финансовых средств в офшоры. Можно ли расценивать это заявление как сигнал о том, что Казахстан может выйти из ТС?

– Я так не думаю. Просто механизмы защиты национальной экономики не были до конца проработаны. Возьмите тот же энергорынок. В рамках ТС мы когда-нибудь придем к созданию единого энергорынка. Но в той же России стоимость электроэнергии гораздо выше. В результате, во-первых, цены повысятся и у нас, а во-вторых – все свободные мощности пойдут на российский рынок, что приведет к энергодефициту в нашей стране.

– Как исправить ситуацию?

– Создать единый центр принятия экономических решений. Сегодня каждое ведомство – Минфин, Мин­экономики, налоговый орган и т.д. – вносит свои предложения, которые зачастую противоречат другу другу. Складывается ощущение, что каждое ведомство управляет своей частью экономики, опираясь исключительно на свои представления о том, как это должно быть. Возьмем, к примеру, создание Единого пенсионного фонда. Изначально было заявлено, что он заработает с 1 июля 2013 года. К этому сроку все НПФ должны передать ему свои активы. Но уже октябрь, а передача пенсионных счетов до сих пор не произведена. И каков правовой статус у частных НПФ сегодня – неизвестно.

– В социальных сетях сейчас появилось несколько групп, вбрасывающих якобы секретные сведения об осенних перестановках в высших эшелонах власти. К примеру, пишут, что Умирзак ШУКЕЕВ будет назначен акимом Алматы, а Ахметжан ЕСИМОВ возглавит какой-нибудь комитет в мажилисе.

– На моей памяти за последние несколько лет Есимова трижды "назначали" спикером сената, четырежды – премьером, восемь раз – акимом Астаны...

– Каков тогда ваш прогноз на осень?

– Я от осени ничего не жду. Каких-либо серьезных кадровых перестановок, на мой взгляд, не будет. Понятно, что бороться за пост акима южной столицы или премьера сегодня никто не хочет. Надеюсь, у Ахметова хватит мудрости и опыта протащить страну через тот экономический кризис, который де-факто существует в Казахстане. Поэтому на его пост никто не претендует. Есть драки за места в отдельных структурах и министерствах. А что касается места акима Алматы, то его тоже нельзя сегодня назвать лакомым куском. Особенно с учетом проблем с поставкой газа в южную столицу в преддверии надвигающейся зимы. Недавно Узакбай КАРАБАЛИН (министр нефти и газа. – Р.Б.) говорил о переговорах с узбеками, с которыми контракт на поставку газа в южные регионы был заключен до ноября. По словам Карабалина, поставки будут осуществляться из России и Китая. Это свидетельствует о том, что переговоры с узбеками прошли не­успешно. Прошлой зимой акимату Алматы досталось по самое не хочу за уборку снега, а в этом году – если будут еще и проблемы с поставками газа – достанется еще больше. Понятно, что место акима медом не намазано.
Вообще, сегодня в стране сложилась интересная ситуация. Практически все управленцы не желают ничего делать, потому что боятся за конечный результат. Ведь в любом случае отвечать будут они. Поэтому везде царит выжидательная некая пассивность. Какие-либо идеи и программы двигают лишь те, кто реально "двинут" на работе. Но таких людей как раз таки больше всего и критикуют. В итоге в стране сформировался этакий вакуум решительности.

– А выборность акимов не станет панацеей?

– Не думаю. Как таковой выборности акимов у нас не будет. В районах будут побеждать те, у кого сторонников больше. Ведь речь идет не столько о посте акима, сколько о финансовых потоках. Опора на "своих" – земляков и родню – в борьбе за экономические ресурсы не должна переходить в политическую плоскость. Не секрет же, что во многих регионах кроме бюджетных дотаций других финансовых потоков нет. Сегодня только три региона в стране являются донорами бюджета. Раньше их было больше – Актюбинская, Восточно-Казахстанская, Карагандинская, Костанайская и Павлодарская области. Теперь только Атырау, Мангистау и Алматы. Из 16 регионов только три дают доход. Остальные работают в минус. Прибавьте сюда несложные политтехнологии и адмресурс… Сомневаюсь, что хоть один аким в стране проиграет выборы.

– А что вы думаете о предложении создать в стране государственную страховую компанию, которая будет заниматься страхованием имущества?

– Это просто очередной инструмент для пополнения бюджета. Понятно, что, допустим, обязательное страхование жилья ударит по карману очень многих. В первую очередь тех, кто и так является добросовестным плательщиком. То же самое можно сказать и о повышении налогов. Просто идет закручивание гаек там, где и так все нормально. Лучше бы пересмотрели вопросы налогообложения банков и вовлечения в легальный оборот самозанятых.

– Как бы вы охарактеризовали роль национал-патриотов в политической жизни страны?

– Если убрать истеричность и все комплексы из их многочисленных заявлений, то ничего не останется. Какие ценности они защищают?

– Язык...

– Аналогичные проблемы были практически во всех бывших союз­ных республиках. Но такой напряженки, какая существует с родным языком в Казахстане, не было нигде. Если заглянуть в архивные документы, то видно: в советские годы республика очень легко перешла на русский язык. Какой-то серьезной борьбы за казахский язык не было. Творческая интеллигенция в те годы занималась исключительно склоками да доносами друг на друга – ей было не до борьбы за язык. И сейчас, по сути, ситуация не изменилась. На развитие госязыка направляются огромные деньги, созданы многочисленные госструктуры, отвечающие за этот процесс. Но воз и ныне там. Списывать это на этнический фактор бессмысленно, потому что, кроме Владимира БОЖКО и Григория МАРЧЕНКО (которого на днях сняли. – Р.Б.), на ключевых постах – одни казахи. В акиматах – то же самое. Но народ упорно разговаривает между собой на русском. Понятно, что сфера применения госязыка растет, но качественных инструментов для его изучения как не было, так и нет. И я сомневаюсь, что ситуация изменится. А уж вопли "патриотов" и "творческой интеллигенции" никак на нее не влияют.

– Складывается ощущение, что национал-патриоты активизируются тогда, когда следует отвлечь внимание общественности от каких-то важных вопросов...

– Действительно, многие из них отрабатывают политический заказ. Причем не внутренний, а внешний. Возьмите, к примеру, недавнюю тему пропаганды пантюркизма как "пути в мировую цивилизацию". Понятно, откуда она пришла. Надо понимать: хоть Казахстан и независимое государство, коридор принятия решений очень узкий. И определяется зачастую далеко не нами. Есть Москва, Вашингтон, Пекин и так далее. И у каждого из них свои интересы, которые они и пытаются реализовать с помощью различных общественных сил внутри страны. Тема "либерализма" и "демократии" ввиду низкой сортности исполнителей практически исчерпана – хотя на нее извне все еще идут миллиарды. Но нужна достойная замена. Я очень сомневаюсь в том, что национал-патриоты защищают интересы населения. Кто из них что-то конкретное сделал для казахского языка, культуры? Не смешите! В Казахстане нет истинного национал-патриотизма – есть национал-популизм, который приводят в движение несколько факторов: внешние силы – раз, борьба за бюджетные вливания в гуманитарную сферу – два и традиционное брюзжание "творческих" людей, которые ничего другого не умеют, – три. У тех, кто реально любит свою Родину, должны быть другие приоритеты – образование, наука, технический прогресс, борьба с негативными тенденциями 90-х в вопросах человеческого развития, политической культуры, миграционные перекосы. У нас сегодня огромная нехватка специалистов. Это может привести к тому, что мы в будущем так и останемся сырьевым придатком.

– Чьим придатком?

– Китая, России – не суть важно. А вот до чего доведет эта ситуация – большой вопрос. У меня ощущение такое, что мы медленно погружаемся в Средневековье. Если изучить исторические свидетельства того, что было в Казахстане в XIX веке, то можно заметить: очень многое сегодня повторяется. Мы попросту опускаемся на дно. Да, разговоры популистов о том, что надо защищать и возрождать традиции – это, безусловно, правильно. Традиции нужно знать. Но... надо понять, к какой стране мы стремимся в конечном счете.

– Печальные перспективы... Что будет, если они станут реальностью?

– Расслоение общества продолжится. Экономическая политика ударит по среднему классу. Люди, бизнес уйдут в тень. Иммиграция возрастает. Причем иммиграция не этническая, а социальная и экономическая. Люди предпочтут уехать потому, что не будут видеть своего места в этой стране. И это страшно...

– Критиковать, сидя за чашкой кофе, может каждый. А вот предложить какие-то реальные шаги по изменению ситуации – увы... Вот что вы сделаете, если вдруг завтра станете премьером?

– Буду реалистом: обналичу бюджет и сбегу (смеется). А если серьезно, я думал об этом. И честно говоря, вряд ли согласился бы – даже за все блага мира – взяться за решение наших проблем. Здесь подход другой нужен. У нас был пример, когда полностью модернизировали экономику, государство, общество в 20-30-х годах прошлого века. Страна стала мощной индустриальной державой. Заплатили за это большую цену, но страну переделали. У нас само по себе население достаточно инертно. Все хотят быть потребителями, но не производителями. Энергии для движения вперед элементарно не хватает. На принципах демократии, рыночной экономики и идей "национального возрождения" страну не переделать. Чтобы двигаться вперед, нам нужна диктатура.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже