Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Вернулся держать важный пост
Кенже ТАТИЛЯ, camonitor.com, 18 октября

Данияр Ашимбаев, главный редактор биографической энциклопедии "Кто есть кто в Казахстане":

– Какова ваша первая и общая оценка перестановок в высших эшелонах власти?

– Сама смена спикера сената – это как бы одна из важнейших функций президента. Поскольку Конституция не предусматривает поста вице-президента, понятно, что лицо, занимающее пост председателя сената, является, по сути, таким своеобразным потенциальным, "дремлющим" преемником. Соответственно, вне контекста всего остального можно обратить внимание, что президент очень щепетильно подходит к выбору персоны на эту позицию. Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить, что все занимавшие этот пост люди – Омирбек Байгельди, Оралбай Абдыкаримов, Нуртай Абыкаев, Касым-Жомарт Токаев, Кайрат Мами – имеют достаточно большой политический и административный опыт и, скажем так, все они достаточно лояльные и умеренные, чтобы обеспечить в случае форс-мажорных обстоятельств преемственность курса. Также очевидно, что эти люди никогда не начали бы свою игру, занимая этот пост.
В нашей политической иерархии нет такого поста, к подбору кадров на который президент относился бы с большей щепетильностью. Поэтому вне контекста всех остальных назначений именно этот пост является потенциально самым ключевым.

– Для вас, как ведущего эксперта по нашим элитам, назначение спикером сената именно К.-Ж. Токаева и именно сейчас было неожиданным?

– Разговоры о том, что К. Мами неоднократно ставил вопрос о возвращении к работе по своему основному профилю, велись давно. Это отчасти было понятно, потому что если прежние председатели Сената имели более широкий опыт работы в системе государственного управления, то Мами имел более специфический опыт в конкретном узком сегменте. Поэтому изначально многими его фигура на должности руководителя сената рассматривалась скорее как временная. Когда К.-Ж. Токаева избрали на должность заместителя Генерального секретаря ООН и встал вопрос, кто будет после него, то понятно, что в условиях, когда это решалось, назначение кого-то из тех, кто мог рассматриваться как потенциальный преемник главы государства, могло вызвать нежелательные движения в элите, обществе и государстве. И фигура Мами стала отчасти компромиссной и при этом соответствующей тем критериям, которые президент в эту должность вкладывает.
То есть вопрос об уходе К. Мами стоял давно. Было видно, что он при всей значимости данного поста в какой-то степени тяготился тем, что был вырван из родной системы. Такое возможное развитие событий обсуждалось так часто, что на каком-то этапе перестало быть эпицентром внимания.
Поэтому назначение именно Токаева, который перманентно входил в круг 4-5 фаворитов на эту должность, отчасти закономерно.

– Некоторые наблюдатели поспешили увязать назначение Токаева на позицию спикера сената с началом так называемого транзитного периода. Как вы оцениваете такую постановку вопроса?

– Это своеобразная традиция. Любое назначение на высшие посты – председателя сената, главы правительства, руководителя администрации президента, государственного секретаря, акима Астаны – рассматривается как начало транзитного периода. Таких псевдоначал за все эти годы было уже столько, что постановка вопроса теряет всякий смысл. Из-за этого случались казусы, когда некоторые мнимые претенденты на позицию преемника вопреки всякой логике начинали какую-то возню, а в итоге у них получался фальстарт.
Президент, не будем уж лукавить, время от времени давал повод для таких разговоров. Другой вопрос – сознательно или бессознательно, а возможно, для проверки своего окружения. Поэтому шестую смену спикера сената за последние полтора десятилетия рассматривать как начало очередного транзитного периода было бы несколько самоуверенно. Думаю, что политического здоровья президента потенциально может хватить еще на полудюжину спикеров сената и гипотетических преемников.
Но, с другой стороны, учитывая возвращение Токаева – человека, отсутствовавшего несколько лет на политической арене страны и достаточно известного за рубежом, – нельзя исключать такую версию полностью. Правда, опять же учитывая, насколько часто эта тема муссировалась, акцентироваться на ней именно сейчас даже как-то неудобно.

– Тем не менее как бы часто ни говорили о транзитном периоде, он, наверное, близок как никогда. И в этом смысле, возвращаясь к персоне К.Ж. Токаева, можно считать его назначение косвенным свидетельством в пользу того, что Н. Назарбаев делает ставку на "старую гвардию" нашего политического истеблишмента?

– Я думаю, да. Нурсултан Абишевич в своей кадровой политике показал, что свое ближайшее окружение, а это порядка двух десятков высших чиновников государства, он испытывал в разных ипостасях – депутатских, акимских, министерских, вице-премьерских, в своей администрации, на дипломатической работе. В таком режиме люди получали большой опыт административной работы. О большинстве из них можно сказать, что эти люди, в принципе, способны справиться с управлением государством в случае возникновения форс-мажорных обстоятельств. При этом они продемонстрировали высокий уровень лояльности, не вляпались в сомнительные дела, показали определенный политический и управленческий потенциал. При этом понятно, что фигуру, равную самому президенту, подобрать сложно. Как и то, что президент в своей кадровой политике делает упор на людей, которые не будут делать резких движений, начинать сомнительные эксперименты, увлекаться какими-то уклонами, делать резкие реверансы в международных вопросах и так далее.
В то же время понятие "старая гвардия" следует понимать расширенно. В нее входят как люди, бывшие с президентом двадцать лет назад, так и те, кто появился в его окружении позже. К тому же она претерпевала процесс естественной убыли и прилив в нее новых людей. Даже те, кто в свое время воспринимался в эксперт­ных кругах как "молодежь", сегодня уже могут считаться зрелыми "ветеранами" политической сцены.

– С некоторых пор страна жила в ожидании внеочередного съезда НДП "Нур Отан", и тут последовала такая неожиданная рокировка на самой вершине отечественного политического Олимпа. В этом контексте здесь может быть какая-то взаимосвязь? Можно ли предположить какие-то подвижки в партийно-политическом формате?

– Роль партии "Нур Отан" понятна в любом случае. Даже если тот же Токаев, помимо спикера сената, станет заместителем руководителя партии, заместителем председателя Ассамблеи народа Казахстана – а это высокие и почетные посты, – это не дает права занять то место, которое подразумевается. Да, в преддверии съезда "Нур Отан" данные кадровые решения несколько повышают уровень интриги. Но, с другой стороны, таких ситуаций за эти годы было столько, что все эти разговоры уже приелись. Тем более, по сути, ситуация меняется мало. Можно сказать, что идеологическим постулатом нынешней правящей системы является лозунг "Не дождетесь!".
Президент Н. Назарбаев доминирует на политической сцене почти четверть века и стольких потенциальных "преемников" отправил на другую работу, дипломатическую ссылку и просто в политическое небытие, что все рассуждения на эту тему потеряли всякий смысл. Хотя даже при этом не следует забывать, что выбор фигуры спикера сената – дело серьезное. Потому что любой, кто попадает на эту позицию, случись что – должен будет возглавить государство. А учитывая тот факт, что К.-Ж. Токаев приходит на нее во второй раз, это дает повод для определенных размышлений…

– Можете сделать прогноз? Ожидаются ли ближайшее время еще какие-то подвижки в высшем ареопаге власти?

– Говорить, к примеру, о смене главы администрации президента, ввиду последнего информационного ляпа, уже как бы не комильфо. Но вакансии, в принципе, есть: вице-премьера по экономике, председателя Агентства по делам религий. Следует ожидать определенных рокировок в акимском корпусе. Но в то же время ввиду последних назначений ожидать других на таком же серьезном уровне, думаю, не стоит. Текущие рокировки быть могут.
Если только вдруг не всплывут люди, назначение которых было бы не столько техническим, сколько символическим. Однако прогнозировать что-то сложно. Потому что многие решения в кадровой сфере, как показывает практика, принимаются буквально в последний момент и вопреки всем прогнозам, ожиданиям и расчетам.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже