Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Трехходовая опера
Руслан БАХТИГАРЕЕВ, "Время", 9 ноября

Тройная кадровая ротация – Бахыт СУЛТАНОВ, Болат ЖАМИШЕВ и Бакытжан САГИНТАЕВ – застала врасплох наше так называемое экспертное сообщество. Безусловно, после всплеска волны критики в государственных СМИ в адрес правительства все понимали: что-то будет. Но ставки делались на смену, в лучшем случае, тех министров, деятельность которых вызвала гнев главы государства, в худшем – самого премьер-министра и всего кабмина. Однако на деле расклад вырисовывается совершенно иной... Между тем назначение Бахыта Султанова на должность вице-премьера по экономике еще в прошлом месяце предсказывал в интервью нашей газете известный политолог, главный редактор биографической энциклопедии "Кто есть кто в Казахстане" Данияр АШИМБАЕВ (см. "В нашем правительстве нет "шестерок", "Время" от 24.10.2013 г.). Поэтому мы решили вновь поговорить с Данияром – теперь уже о свершившемся и о его причинах.

– Принципиально все случившиеся назначения никак не влияют на смену курса правительства, – считает собеседник "Времени". – Так же, как смена спикера сената не означает, что началась операция "Преемник". Еще раз хочу подчеркнуть: президент никуда не собирается, что лишний раз подтверждается его недавними выступлениями.
Что касается последней трехходовки – это тоже, скажем так, текущие назначения. Бахыт Султанов, как мы с вами уже говорили, был единственной кандидатурой на пост вице-премьера по экономике. Были, правда, люди, которые не хотели его видеть на этом посту. Тот факт, что он все-таки стал вице-премьером и, более того, возглавил Министерство финансов, говорит о том, что премьер-министру удалось пролоббировать достаточно серьезное решение. Султанов – один из немногих людей, который прошел кадровое горнило с самых низов: от рядового специалиста до вице-премьера. И можно с уверенностью сказать, что финансы сейчас находятся в надежных руках человека, не склонного к разного рода экспериментам. Я не хочу критиковать Болата Жамишева, но он достаточно долго проработал в Минфине, и это в какой-то мере повлияло на степень свежести его ходов.
А вот потеря Сагинтаевым кресла министра регионов – более интересная интрига. Министерство регионального развития создавал "под себя" Крымбек КУШЕРБАЕВ (ныне аким Кызыл­ординской области. – Р.Б.). Но детище Кушербаева возглавил Сагинтаев. Это министерство очень сложное...

– Чем же?

– В нем сосредоточены три важных направления: регулирование земельного рынка, вопросы строительства и поддержка предпринимательства. И этот пост, подразумевающий контроль над ГАСК, земельными инспекциями и финансированием МСБ, дает огромный аппаратный рычаг. Кроме того, у нас ситуация такова, что вице-премьер без министерства – неполноценный вице-премьер. Из-под Сагинтаева же этот ресурс был "выбит" и отдан Болату Жамишеву. Рост Жамишева в этом плане серьезно ослабляет позиции первого вице-премьера Сагинтаева. Кстати, помните, как на съезде "Нур Отана" Сагинтаева избрали в политсовет партии? Это был некий знак: человек на особом доверии. Ведь в состав политсовета не был включен даже премьер-министр! А с другой стороны – для баланса – из-под Сагинтаева вывели такой мощный административный ресурс, как Минрегионразвития.
Все эти рокировки говорят только об одном – об усилении позиций премьер-министра, который получил очень сбалансированную для себя структуру. Однако не следует забывать: первый вице-премьер – человек, который нередко становится следующим премьером.

– В таком случае зачем нужно было укреплять позиции премьера?

– Две трети состава правительства Ахметову достались от предшественника. Более того, он сам вырос до должности первого вице-премьера при премьер-министре Кариме МАСИМОВЕ.
С другой стороны, за недолгое (чуть больше года) время работы этого правительства было слишком много рокировок. Ушли вице-премьеры Кушербаев и Кайрат КЕЛИМБЕТОВ, пришли Сагинтаев и Султанов, ушли министры Серик АБДЕНОВ, Дархан МЫНБАЙ, Сауат МЫНБАЕВ, Бакытжан ЖУМАГУЛОВ. То есть состав кабмина наполовину перетасован. Понятно, что премьера окружают достаточно сильные и знаковые фигуры, многие из которых имеют доступ в Акорду. И чтобы проводить цельный курс, за который он несет ответственность, Ахметову нужно утвердиться среди них – как реальному руководителю. Так сказать, вычислить претендентов на роль вожака стаи, победить и "съесть". Что он, собственно, и делает.

– Критика президента, затем шквал обличительных статей в государственных СМИ в адрес правительства – неужели все это затевалось ради рокировки троицы Жамишев – Сагинтаев – Султанов?

– Что касается президентской критики, то вы, наверное, заметили, что эта критика не была персонифицированной. Вместе с тем мы видели и другое: аппарат не взял под козырек. Из всех чиновников высшего звена только премьер и Асет ИСЕКЕШЕВ (вице-премьер – министр индустрии и новых технологий. – Р.Б.) по следам выступления президента устроили разнос своим подчиненным. Остальные пока молчат. Уровень инертности в высших эшелонах власти настолько высок, что даже жесткая критика президента и оголтелая по своей сути кампания в государственных СМИ особого эффекта не возымели.

– И все-таки разве это не звенья одной цепи?

– Критика в СМИ и произведенная вслед за ней рокировка – это совпадение. Просто кто-то умело использовал одно для оправдания другого.

– Практически одновременно с рокировкой в верхах "по семейным обстоятельствам" досрочно прекратил свои полномочия мажилисмен Ерген ДОШАЕВ…

– Дошаев – фигура достаточно интересная. Он был весьма близким соратником Аслана МУСИНА (экс-глава администрации президента, ныне председатель Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета. – Р. Б.). Кстати, в 1999 году президент лично освободил Дошаева от должности замакима Актюбинской области, раскритиковав его на комиссии по борьбе с коррупцией. Однако на карьеру Дошаева это мало повлияло: впоследствии он был награжден орденом "??рмет", стал руководителем аппарата мажилиса, а затем -зампредом парламентской фракции "Нур Отана". Что (кроме "семейных" обстоятельств) в итоге стало причиной ухода Дошаева из мажилиса – пока неизвестно.

– В отставку по собственному желанию попросились сразу оба вице-министра образования и науки – Мурат АБЕНОВ и Мурат ОРУНХАНОВ, о чем сообщил глава этого ведомства Аслан САРИНЖИПОВ.

– В отставку они подали, но не факт, что она будет сразу принята. Орунханов – хороший специалист. И понятно, что замены в руководящей головке МОН должны быть крайне адекватными. Особенно, чтобы не вызвать продолжения тех подковерных интриг, которые привели к уходу прежнего министра.
Думаю, что Саринжипову сейчас нужно тщательно определиться и с курсом, и с командой, укрепить свой авторитет среди подчиненных.

– То есть увольнение двух вице-министров – это его попытка самоутвердиться?

– В своем роде – да.

– Но тогда получается, что, отвечая на критику президента увольнением замов, доставшихся ему "по наследству", Саринжипов нарушил другое распоряжение главы государства – о том, что новоназначенные чиновники не должны приводить за собой команду.

– Саринжипов относительно молод, для того чтобы иметь свою большую команду. Я не хочу критиковать министра: он человек новый, и есть традиционные "грабли", на которые новичок должен наступить. Но ему стоит быть осторожнее в выражениях, рассказывая о тех реформах, которые он собирается провести.

– Под кем еще из министров шатается кресло? И какие новые лица могут появиться в кабмине?

– Это очень интересный вопрос. Есть информация, что в скором будущем будет учрежден пост вице-премьера по EXPO-2017. Кто займет эту должность, я пока не могу сказать.
Вот еще один интересный момент: две недели назад Министерство охраны окружающей среды было реорганизовано в Министерство окружающей среды и водных ресурсов. Однако до сих пор нет указа президента о переназначении министра Нурлана КАППАРОВА.

– То есть, по-вашему, Нурлан Каппаров может лишиться своей должности?

– Каппаров сейчас находится в подвешенном состоянии. Возможно, его переназначат, а возможно, он получит какой-то новый статус – того же вице-премьера. Можно смело делать вывод: за пост главного эколога страны идет серьезная аппаратная борьба.
Дело в том, что за два года работы в министерстве Каппаров боролся за переподчинение комитетов лесного, рыбного и водного хозяйства из Минсельхоза в МООС. Комитеты были переподчинены, но вопрос смены их руководства решался очень болезненно. Думаю, теперь нам еще предстоит полюбоваться активной борьбой за пост министра. Ведь комитет по водным ресурсам – один из самых богатых и при этом коррумпированных органов в стране. Доказательство – многочисленные уголовные дела, возбужденные против нескольких его председателей и заместителей, многие из которых сегодня пребывают в бегах. Под этот комитет выделяется весьма солидное финансирование. Вот почему старое министерство с новой вывеской – весьма лакомый кусок.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже