Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


О парламенте, принципах и госпрограммах
Данияр АШИМБАЕВ, facebook.com/adaniyar, 4 марта

Когда казахстанские парламентарии начинают давать чему-нибудь принципиальную оценку – это так умиляет. В том плане, что когда речь заходит о действительно важном голосовании, эта самая принципиальность тут же куда-то улетучивается. Вот, допустим, каждый год, когда рассматривается отчет об исполнении годового бюджета депутаты в критическом экстазе заговариваются аж о вотуме недоверия. А потом дружно принимают указанный отчет и расходятся на каникулы, восхищенные своей принципиальной позицией.

Или – с трудом найдя тему для осмысленного депутатского запрос – радостно машут хвостиком, даже не постаравшись сообщить когда-нибудь, ответил ли кто-нибудь на этот запрос.

А есть еще одна госпожа депутат, которая очень любит проводить масштабные слушания с присутствием множества прессы и ставить острые вопросы, подвергать всех уничижительной критике и делать громкие выводы. И министры с ней не спорят – ибо Дочь, но и реагировать особо не стараются. Причем, думаю, по той же самой причине. Все равно – завтра один концерт, завтра – другой, забудется.

Не шибко проявлялась позиции парламента в вопросе, скажем, пенсионной реформы, когда единицы проголосовали против, и мало кто вообще задался вопросом как она протекает.

Тут, кстати, сделаю комплимент "Ак Жолу" и КНПК, которые все больше и больше стали вести себя как реальная парламентская оппозиция, имеющая свой электорат. Уровень выступлений, запросов и в целом парламентской работы заметно вырос.

"Нур Отан", напротив, как-то притух. Думаю, это связано с тем, что фракция и центральный аппарат окончательно перестали быть единым целым и живут в разных плоскостях. Правящая партия героически хранит молчание даже там, где это кажется просто неприличным.

Хотя – нет. 10 сенаторов подписали запрос на имя премьера с просьбой "дать поручение по недопущению в дальнейшем въезда Владимира Жириновского на территорию РК и защитить информационное пространство Казахстана от подобных заявлений", а лидеры фракций Мажилиса попросили МИД "внести г-д Жириновского и Лимонова в список лиц, которым запрещен въезд на территорию РК"...

Не спорю, вопрос принципиальнейший, тем более, что указанные "г-да" должны быть этим очень расстроены. Но где, собственно говоря, выступления по более важным вопросам?

Хотя – опять нет. Давеча парламент проявил указанную принципиальность и "наехал" на исполнение правительством послания президента "Казахстанский путь-2050". И все новостные ленты и газеты тут же об этой принципиальности принципиально написали.

Цитата из доклада "Очень важно добиваться того, чтобы все программы, которые реализуются в рамках Стратегии-2050 были конкретны и эффективны". Замечательное пожелание! Что для этого реально сделал парламент? Исправно утверждал регулярные корректировки в бюджет, которыми плановое исполнение подгонялось под фактическое и так же единогласно утверждал отчет об его исполнении. Мажилисмены раскритиковали "качество разработки прогнозов социально-экономического развития страны, из-за недостоверности которых Правительство в течение года неоднократно уточняет бюджет". Но разве не они эти прогнозы рассматривают и утверждают?

Ей богу, в парламенте сидит столько бывших министров, председателей агентств, акимов, докторов наук, в конце концов, и теперь у них, значит, накопились вопросы. Причем, что характерно те же самые, что и им в свое время задавали тогдашние депутаты.

А на минувших слушаниях претензии – причем за АПК, ФИИР, сбор налогов, науку, образование и инвалидов – дружно предъявили МЭБПу. Минэкономики, конечно, последнее время совсем зазвездило, вплетая в свои отчеты и выступления все позитивные достижения других ведомств, так что критику получило почти заслуженно. Симметрично я бы даже сказал.

Но вот что-то не припомню, чтобы проводились реальные полноценные слушания эффективности базовых госпрограмм. С участием министров, экспертов, бизнеса и т.д. Как бы парламент должен ставить острые вопросы и при этом нести солидарную ответственность за их исполнение, ибо он утверждает отчеты, обеспечивает законодательную базу, проводит слушания. А не так, чтобы сегодня поставили "принципиальный вопрос", потом тихо все одобрили, а через год-другой возмутились, что не видно "конечного результата".

Парламент мог бы предусмотреть – причем законодательно – обязанность контрольных органов (того же Счетного комитета, комитета финансового контроля) регулярно публиковать развернутые отчеты о проводимых проверках, а не ограничиваться хитро спрятанной на соответствующих сайтах инфографикой и публицистикой.

Жаловаться десятилетиями, что правительство, мол, отвечает на депутатские запросы отписками, уже как-то несолидно. Можно же просто выставлять эти отписки на всеобщее обозрение и поднимать каждый раз шум по этому поводу. Другие методы тут, кажется, не действуют.

Можно ж постараться и заставить себя уважать? И заодно научиться нести свою долю ответственности...

* * *

В продолжение разговора о парламентских слушаниях по исполнению "2050".

Судя по новостным заголовкам и стенограмме, парламент считает, что ФИИР-1 провалилась. Позволю себе не согласиться с этим тезисом.

Во-первых, давайте реально посмотрим на нашу политико-экономическую историю и зададимся вопросом, сколько госпрограмм до последнего времени было исполнено хоть на йоту, были ли по ним сделаны хоть какие-то отчеты и понес ли кто-нибудь ответственность?

К примеру, только за развитие энергетики в 90-е годы можно было быть совершенно спокойным, ибо эту отрасль возглавляли такие стойкие системные энергетики, как Храпунов и Аблязов.

"Блестяще" была выполнена и Госпрограмма приватизации. Кажегельдин до сих пор в Лондоне, Ким и Машкевич в списке "Форбса", а лично у меня до сих пор где-то лежат 20 акций "Алем-систем". Про Госпрограмму развития языков, к которой дружно присосалась вся наша творческо-филологическая общественность – говорить в приличном обществе вообще не принято. Программе "Голубые фишки" – отдельный привет!

Образованию и науке элементарно не повезло, скажем так, с настроем новых министров – каждый хотел изобрести колесо, и только Кушербаев, Кулекеев и Жумагулов просто брались за дело и пытались сохранить имеющийся потенциал, попутно развивая и модернизируя его.

Программа "Культурное наследие", на мой взгляд, была реализована вполне успешно. В здравоохранении – ситуация неоднозначная, хотя умеренный позитив присутствует. Про программы борьбы с коррупцией говорить сложно: успехи в их реализации и уровень коррупции парадоксальным образом растут с одинаковой скоростью. Про сельское хозяйство – либо хорошо, либо ничего. А хорошие слова подобрать в принципе невозможно.

Что касается индустриально-инновационного развития, то тут есть над чем подумать. Первая волна прошла вхолостую – по официальной версии, не накопилась критическая масса. Первая программа (2003 года), на мой взгляд, стала скорее полигоном для отработки, который дал сценарные варианты будущего развития, нежели практическим пособием. Мешанина с кадрами, институтами, подпрограммами и неудачно свалившимся экономическим кризисом смешала все карты. Был, естественно, и человеческий фактор в лице отдельных топ-менеджеров институтов развития. Как были профуканы многие проекты Инвестиционного фонда Казахстана и Банка развития Казахстана, а главное кем и на какую сумму профуканы – говорить, наверное, излишне.

Новая программа (та самая ФИИР-1) была организована намного более грамотно: создание супер-министерства, в которое вошли не только промышленность, но и инновационный, инвестиционный, геологический, туристический блоки и стандартизация. Была существенным образом переработала законодательная база. Перестроена работа институтов развития. Созданы четкие программные ориентиры. При этом – в условиях все того же экономического кризиса, который во многом сдержал темпы роста.

При этом – были недостатки планирования, отсутствие контроля, мониторинга, межведомственного регулирования и т.д. Некоторые объекты оказались проблемными потому что никто не просчитал элементарный маркетинг. Некоторые – из-за мошеннических схем (взять проекты того же Сутягинского). Кое-где инвесторы не рассчитали конъюнктуры и сбежали. Часть проектов притормозила ситуация на внутреннем и мировом рынках.

Без ошибок, увы, не обошлось. Но – в кои-то веки у нас начали пытаться модернизировать экономику. И строить не банки, офисы и базары, а заводы. Помнится, раньше в КазПравде в конце года публиковалась справка ЦСУ об итогах развития экономики. Много-много цифр и в конце перечислялись вновь запущенные предприятия – металлургические заводы, нефтепромыслы, фабрики, электростанции. Каждый год – по нескольку предприятий. Каждый год – до начала 90-х.

Потом были только банки, биржи, пирамиды и еще раз пирамиды, ну и мечети и памятники батырам.

На сегодня реальный уровень износа основных средств, построенных в 50-80-е годы оценить наверное нереально – но где-то порядка 70-90%. Помнится не так давно на одном крупном комбинате рухнула труба. Виновниками назвали – не знаю, смеяться или плакать – строителей, которые в 58-м возвели, мол, некачественную трубу. Сам комбинат, кстати, по реализации инвестиционных программ, им же обещанных, находится на достаточно унылом месте...

Многие считают, что государство не должно заниматься промышленной и инвестиционной политикой в принципе – рынок, мол, сам разберется. Но – мы видели, что произошло в середине нулевых: все дружно рванулись строить финансово-строительные пирамиды, влезать в потребительские и ипотечные кредиты и, достигнув полного общественного консенсуса, страна дружно профенила идеальную экономическую ситуацию. Иностранных же инвесторов интересовали только нефть и газ (металлы бы их тоже заинтересовали, если бы профильные активы не были поделены еще в 90-е и закреплены за собственниками посредством IPO на западных фондовых биржах).

Про нефтяников ничего плохого сказать не могу. Отрасль бурно развивалась, причем не только финансово, но и технологически. Сейчас по понятным причинам не принято хвалить Кашаганский проект, но полученный опыт и достигнутые результаты огромны. (А тому, кто делал ту самую злосчастную трубу, отдельный привет).

Так вот. Вернемся к модернизации экономики. Нам нужны были модернизация энергетики, внедрение новых технологий, создание рабочих мест, комплексное использование отраслевого и регионального потенциала, увеличение производительности труда, модернизация промышленности, реконструкция транспортных артерий, ревизия недропользования и возобновление геологических работ, привлечение инвестиций и желание все это сделать.

Я уже приводил некоторые данные по реализации программы ФИИР, но, думаю, стоит кое-что повторить.

Из 563 проектов, введенных в эксплуатацию в 2010-2013 гг., только 23% не достигли плановой мощности, а 2,5% проектов являются проблемными.

Среди построенных и работающих предприятий можно назвать: производство коллективных концентратов (празеодим, неодим, прометий, самарий, тербий, итрий), вторая очередь Жанажольской ГТЭС, заводы по производству лекарственных средств, полиэтиленовых труб, молочной продукции, проект по крупноузловой сборке грузовых автомобилей и автобусов Hyundai, Мойнакская ГЭС, железнодорожные линии Жетыген–Коргас и Узень – государственная граница с Туркменистаном, производство свинцово-кислотных аккумуляторных батарей, вентиляторный завод, фармацевтический завод, Cеверо-Каспийская экологическая база реагирования, производство силовых и контрольных кабелей, медеплавильный завод, завод по производству титановых слитков и сплавов, производство тепловых насосных установок, Таразский металлургический завод, производство светодиодных светильников и ламп, производство стальных панельных радиаторов, комплекс ферросплавного производства, завод по производству катодной меди, производство крупного литья для грузовых железнодорожных вагонов, завод по производству железобетонных шпал, металлопрокатный завод, производство макаронных изделий, организация сборки автомобилей Ssang Yong, заводы по выпуску асфальтосмесительных установок, по выпуску битума, серно-кислотный завод, завод по ремонту малых судов, завод по переработке нефтесодержащих отходов, второй этап строительства АО "Казахстанский электролизный завод", завод по производству хлора и каустической соды, производство агрохимикатов, пестицидов, гербицидов, горно-обогатительный комбинат по переработке титано-циркониевых руд, производство минеральных удобрений, энергосберегающих ламп, металлоконструкций, битума, оцинкованных труб, Коксарайский контррегулятор, завод по производству модульных домов, производство средств радиосвязи тактического звена, завод по выпуску металлургического кремния, производство электровозов и пассажирских вагонов Talgo, заводы по производству обожженных анодов, по производству фотоэлектрических и кремниевых пластин и многие другие.

Готовятся инвестиционные проекты с такими корпорациями, как Toyota Motors Corporation и Peugeot Citroen, Eurocopter, General Electric, Toshiba Corporation, Sumitomo. Для развития и модернизации казахстанской геологии привлечена корпорация Rio Tinto.

Немного цифр. Объем производства промышленной продукции вырос за 5 лет на 20,4%, объем производства продукции обрабатывающей промышленности – на 22,5%, выработка электроэнергии – на 14,4%, производительность труда в обрабатывающей промышленности – на 58% (про сельское хозяйство лучше промолчать), доля инновационно-активных предприятий – на 90%.

По данным налоговиков за 2013 год в общем объеме зачислений в бюджет на долю поступлений от предприятий несырьевого сектора приходится уже 75,8%. Доля объема экспорта несырьевых товаров в общем объеме экспорта составила в 2013 году 23,2% (план – 30%).

Экспорт металлургической продукции подкачал – вместо роста на 30% к уровню 2008 г., из-за неблагоприятной конъюнктуры он сократился на 24,3%.

По программе планировался рост доли местного содержания в закупках государственных учреждений и организаций: товаров до 43%, работ и услуг до 90%, ФНБ "Самрук-Казына" – товаров до 49%, работ и услуг до 78%, системообразующих предприятий – товаров до 15%, работ и услуг до 68%, недропользователей (ГРК) – товаров до 12%, работ и услуг до 74%, недропользователей (НГК) – товаров до 16%, работ и услуг до 72,5%.

Фактическое исполнение составило:
Госорганы – 41,4% (товары), 80,8% (работы) и 80,5% (услуги);
ФНБ "Самрук-Казына" – 53% (товары), 59,6% (работы) и 59,6% (услуги);
Системообразующие предприятия – 46,2% (товары), 93,3% (работы) и 93,3% (услуги);
Недропользователи ГРК – 22,4% (товары), 76,2% (работы) и 91,1% (услуги);
Недропользователи НГС – 17,6% (товары), 77,4% (работы) и 85,6% (услуги).

Объем расходов на НИОКР вырос более чем в 5 раз. Созданы десятки тысяч рабочих мест на строительстве и эксплуатации новых производств. Не хочу вдаваться в патетику, но в кои то веки Казахстану реально есть чем гордиться. И пусть лучше будет критика за то, что сделали не все, что могли и что хотели, чем за то, что не сделали вообще ничего.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже