Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Некоторых министров оставили в новом правительстве только для того, чтобы потом ими пожертвовать
Руслан Бахтигареев, "Время", 10 апреля

Новость об отставке Серика АХМЕТОВА с поста премьер-министра стала весьма неожиданной для многих, в том числе и для самих членов правительства. Но еще более неожиданным стало возвращение Карима МАСИМОВА на пост главы кабмина. Если проанализировать историю суверенного Казахстана, то можно подметить весьма любопытную деталь: Карим Кажимканович стал первым чиновником, которому глава государства доверил рулить страной дважды. Почему он снова стал премьер-министром и почему именно сейчас? Об этом и многом другом в интервью нашему корреспонденту рассказал известный политолог, редактор энциклопедии "Кто есть кто в Казахстане" Данияр Ашимбаев.

– 25 марта и.о. премьер-министра Киргизии Жанторо САТЫБАЛДИЕВ подал в отставку. 31 марта его примеру последовал глава правительства Франции Жан-Марк ЭЙРО. 2 апреля покинул пост по собственному желанию глава отечественного кабмина Серик Ахметов. А 4 апреля от своих полномочий отказался премьер Армении Тигран САРКИСЯН. Что вообще происходит? И почему Серик Ахметов оказался в числе отставных премьеров?

– Уже есть такая шутка – 2 апреля все правительство оказалось в командировке: Сагинтаев – в Кокшетау, Исекешев – в Китае, Идрисов – в Москве, ну и так далее. Ахметов пришел на работу, а там никого нет. Он расстроился и написал заявление (смеется). Как бы то ни было, я думаю, что это просто совпадения. И весна тут ни при чем.

– В каком смысле?

– Ну это еще одна старая примета: весна пришла – летят премьеры. А вообще разговоры о том, что правительство будет меняться, шли уже с осени прошлого года. Ожидание отставки правительства в Казахстане – это величина постоянная. Все ежедневно с момента назначения какого-либо человека на какой-либо пост ждут его отставки. А отставки правительства ежегодно по привычке ждут осенью, так как кабинеты Узакбая КАРАМАНОВА, Сергея ТЕРЕЩЕНКО, Акежана КАЖЕГЕЛЬДИНА и Нурлана БАЛГИМБАЕВА ушли в октябре. Правда, потом традиция сбилась: Касым-Жомарт ТОКАЕВ ушел в январе, Имангали ТАСМАГАМБЕТОВ – в июне, Даниал АХМЕТОВ – в январе, Карим Масимов – в сентябре и т. д.
Причин отставки Ахметова было много. Но самой главной причиной является то, что кабмин оказался как бы не на своем месте. И сейчас, когда ситуация обострилась и в экономике, и на мировой арене, наступил момент, требованием которого было, чтобы каждый находился там, где его потенциал идеально бы соответствовал его задачам. К примеру, Нурлан НИГМАТУЛИН был хорошим акимом, хорошим руководителем партии, спикером. Он сделал много хорошего для мажилиса, серьезно поднял его авторитет, но было видно, что нижняя палата парламента – не его ипостась. Ведь там каждый депутат считает себя личностью государственного масштаба, четкой вертикали и ответственности нет. Поэтому для него администрация президента – идеальное место работы. Особенно сейчас, когда правительство, администрация президента и парламент работают порознь и в разные стороны. И Нигматулин – человек, который может синхронизировать и скоординировать работу всех этих институтов власти, сделать так, чтобы администрация взяла на себя и стратегическое планирование, и координацию, и обеспечение контроля. Такими главами администрации ранее были Нуртай АБЫКАЕВ, покойный Сарыбай КАЛМУРЗАЕВ и нынешний аким Астаны Тасмагамбетов.
Карим Масимов был хорошим вице-премьером, хорошим помощником, хорошим премьером, он умел хорошо организовать внешние переговоры, работу с инвесторами. Но должность главы администрации оказалась не совсем для него.
То же самое можно сказать и про Серика Ахметова: он был хорошим акимом, хорошим министром, хорошим вице-премьером – неконфликтный, аккуратный, вдумчивый, работоспособный... Но пост премьера оказался не для него. Ведь здесь в каких-то моментах надо было подминать некоторых товарищей своим авторитетом и научиться выстраивать отношения с другими органами власти. У него, к сожалению, это не получилось.

– Но ведь он при этом довольно много сделал...

– Да, он проделал большую работу. В частности, с его подачи стало уделяться большое внимание регионам. Но проблема в том, что накопилось достаточно много проблем, которые необходимо решать в экстренном порядке. К примеру, в сельском хозяйстве эффективность отрасли падает на фоне череды коррупционных скандалов, в банковском секторе присутствует ряд проблем. Далее – пенсионный сектор, реформу в котором нужно было провести уже давно. По законодательству частые споры пошли, по бюджету, по его секвестрованию. Даже по той же ситуации с Украиной: у правительства не было никакого плана мероприятий в случае введения санкций против России. Ведь эти санкции, не забывайте, весьма серьезно ударили бы и по нам. То есть кабмин двигался согласно изначальному сценарию, но не успевал реагировать на текущую конъюнктуру.

– И все-таки отставка Ахметова – это реакция на внутренние проблемы или же на изменения на мировой политической арене?

– Я думаю, что и то и другое. Против правительства сыграла и мировая конъюнктура, и то, что оно не стало единой командой как между собой, так и с регионами. Ну и аховая ситуация с акимами тоже сыграла свою роль. Вы посмотрите на наших акимов! Многие из них вызывают вопросы, главный из которых: как они там оказались? Я не буду тыкать пальцем, но у нас есть акимы, которые заваливают не только государственные, но и региональные программы.

– Серик Ахметов был восьмым премьером и стал восьмым же министром обороны. Если бы вы были нумерологом, что бы сказали Ахметову? Цифра 8 для него счастливая или наоборот?

– Я даже не знаю, что ответить. Могу только сказать, что Серик Ахметов в какой-то степени повторяет судьбу Даниала Ахметова.

– Карма фамилии?

– Можно и так сказать... Оба – сильные акимы, сильные вице-премьеры, но оказались премьерами, которые не смогли совладать со своими правительствами. В итоге оба очутились на посту министра обороны. Но тем не менее я бы не стал пока списывать Серика Ахметова со счетов.

– Переформулирую вопрос: назначение министром обороны для Ахметова награда или наказание?

– Если смотреть по иерархии, то пост премьера, безусловно, выше поста министра обороны. Но, с другой стороны, Министерство обороны – это Вооруженные силы, это военно-промышленный комплекс, это закупки техники и т.д. То есть это престижная должность и весьма лакомый кусок, хоть и достаточно проблемный из-за многочисленных коррупционных скандалов.

– За всю историю Казахстана с момента обретения суверенитета Масимов стал первым дважды премьером. Почему сейчас и почему именно он?

– В первую очередь было нужно поменять руководителей администрации и правительства. Президенту в правительстве нужен был человек опытный, знающий, имеющий авторитет и главное – тот, кому не нужно заново во все вникать. Масимов в свой первый раз пребывания на этой должности поставил рекорд. Поэтому его возвращение в кресло было предопределено тем, что президент знал его как хорошего премьера. И то, что кабинет министров остался в прежнем составе, за исключением министра обороны, говорит о том, что Масимов знает каждого из них и на что они способны. Поэтому в самое ближайшее время ожидать кадровых рокировок, думаю, не стоит.

– То, что все министры остались при своих должностях, – беспрецедентный случай. Это кажется особенно странным, если вспомнить, какой критике подвергалось правительство Ахметова за неполных два года работы.

– Некоторые министры остались для того, чтобы ими "пожертвовать" в будущем. Понятно, что это правительство могло бы работать лучше, больше и эффективнее. Но не работало...

– А сейчас будет работать?

– Думаю, да. Все знают, что Масимов хоть человек не слишком конфликтный, но умеет быть жестким и продавливать нужные решения. К тому же все министры понимают, что они переназначены с испытательным сроком. К тому же сложно сказать, что та команда, которая стала работать в кабинете Ахметова с сентября 2012 года, полностью сохранилась до апреля 2014-го. Посмотрите, ушли вице-премьеры КУШЕРБАЕВ, КЕЛИМБЕТОВ, ОРЫНБАЕВ, министры МЫНБАЙ, ЖУМАГУЛОВ, КУЛ-МУХАММЕД, МЫНБАЕВ, АБДЕНОВ. ЖАМИШЕВ и ЖУМАГАЛИЕВ изменили позиции. То есть состав правительства обновился более чем наполовину за полтора года.

– Слышал версию, что назначение Масимова вызвано событиями на Украине и политикой Кремля в отношении Крыма. Мол, теперь Казахстан сменит приоритеты, отдавая предпочтение развитию отношений не с Россией, а с Китаем...

– Я так не думаю. Понятно, что украинский фактор сыграл свою роль, но не главную. Масимов с его дипломатическими талантами – сильный переговорщик, который сейчас очень необходим стране. Ведь любой реверанс в сторону России вызывает негативную реакцию у Запада, а любой реверанс в сторону Европы вызывает отторжение у Кремля. Я думаю, что наш курс на дальнейшую интеграцию с Россией и Белоруссией будет продолжен. К тому же ТС при всей его критике все-таки дает положительные результаты. И бояться того, что Россия начнет предъявлять какие-то территориальные претензии к Казахстану, глупо. Глупо полагать, что Москва будет бороться за Петропавловск или Павлодар, ставя под удар результаты многолетнего сотрудничества. Что касается Китая, то понятно, что это сотрудничество также будет продолжено, так как Китай является крупнейшим инвестором в Казахстане.

– Кстати, об Украине. Помнится, они направили ноту протеста в адрес Казахстана за то, что мы поддержали позицию России. Отразится ли этот факт на казахстанско-украинских отношениях?

– Я бы вообще не стал рассматривать какие-то акты нынешних властей Украины как нечто серьезное, так как их политическая легитимность под большим вопросом. К тому же если говорить о Крыме, там речь шла не об оккупации, а о добровольном референдуме, согласно которому большинство населения Крыма предпочло находиться с Россией, нежели двигаться в том фарватере, в котором предпочитают находиться нынешние украинские власти. У Казахстана большой товарооборот с Украиной и в первую очередь с ее юго-восточной частью. Причем он превышает товарооборот Казахстана со всей Центральной Азией, вместе взятой. Но если наша продукция и без Украины найдет применение, то для Украины казахстанский рынок сбыта – безальтернативен. Той же Европе украинские товары, в принципе, не нужны. Поэтому они в нас заинтересованы больше, чем мы в них.

– В тот день, когда стало известно об отставке, но еще не было названо имя преемника Ахметова, ставки делались на двоих – Нурлана Нигматулина и Бакытжана Сагинтаева. Про Масимова никто даже не думал. Почему ни Сагинтаев, ни Нигматулин не стал новым премьером? Какие качества есть у Масимова, но нет у них?

– Масимов, как я уже говорил, был премьером. Сагинтаев в правительстве работает сравнительно недавно. Я не исключаю, что он когда-нибудь займет это место, но сейчас при таком назначении ему бы потребовался определенный адаптационный период. Президент решил не рисковать в данном случае. Нигматулин при всех его талантах в макроэкономической сфере не работал. К тому же он, как я уже говорил, больше нужен на посту руководителя АП. Там необходим человек, который заставит всех работать. Ведь дошло уже совсем до маразматичного: президент дает какие-то поручения, а их никто не выполняет. Складывается впечатление, что о них просто все забыли.

– Что ждать от нового госсекретаря Адильбека ДЖАКСЫБЕКОВА? Какие задачи стоят перед ним?

– Джаксыбеков – один из тех немногих людей, которые пользуются огромным доверием президента. Он достаточно хорошо зарекомендовал себя на разных постах, в том числе и на посту министра обороны. Вспомните хотя бы боевой парад, который он провел в прошлом мае. Он ведь показал, что казахстанская армия – это действительно армия. Понятно, должность госсекретаря во многом – абстракция. Но в случае с Джаксыбековым ее следует воспринимать как дополнительный резерв президента. Его функция сегодня – демонстрировать, что кадровая скамейка запасных у главы государства не исчерпана. И там есть Джаксыбеков, которого президент в любой момент может назначить на ту или иную должность.

– На своей страничке в Фейсбуке вы опубликовали список возвращенцев: "Токаев – дважды сенат и дважды МИД, Тажин – четырежды Совбез, Абыкаев – дважды КНБ и дважды АП, Сулейменов – дважды МВД, Кул-Мухаммед – трижды министр культуры и информации, Алтынбаев – дважды Минобороны, Идрисов – дважды МИД, Ертысбаев – трижды советник" и т. д. Говорит ли это о том, что скамейка запасных в Казахстане напрочь отсутствует? Если да, то почему она не пополняется за счет молодых кадров – тех же болашаковцев, к примеру?

– Я бы не сказал, что скамейка запасных сокращается. Судите сами: с момента обретения Казахстаном независимости минуло более 20 лет. За четверть века во власти оказались те, кто в 90-е годы еще учился или только начинал свой путь. Но приток новых людей идет постоянно. Из молодых сегодня – вице-премьеры Сагинтаев, Исекешев, Султанов, управляющий делами президента Абай БИСЕМБАЕВ, председатель Нацбанка Кайрат Келимбетов, министры Каппаров, Досаев, руководитель "Самрука" Шукеев, тот же Масимов. 10-15 лет назад об их существовании многие даже не знали. К примеру, в 1990 году, когда Ахметжан Есимов (аким Алматы. – Р.Б.) уже был секретарем Алма-Атинского обкома, Карим Масимов еще институт оканчивал. А сегодня они уже политические тяжеловесы. Мы видим, что на верхнем уровне идет обновление. Многие пришли во власть в 90-е, другие – в 2000-е. Так что нельзя говорить, что в правительстве нет молодых кадров. Власть, которую мы знаем, стареет, но средний возраст все эти 20 лет держится на уровне 50 лет, что чисто статистически говорит о постоянном омоложении.

– Еще одной новостью стало назначение на пост вице-спикера Дариги НАЗАРБАЕВОЙ. Интернет-общественность, судя по комментариям на различных сайтах, расценивает новый пост Дариги Нурсултановны не иначе как обкатку перед назначением на куда бОльшую должность. Какие ваши прогнозы по поводу ее дальнейшей судьбы?

– Вы можете назвать вице-спикеров за последние несколько лет? Думаю, что нет. И мало кто их вспомнит. Просто людям кажется, что это пост весьма влиятельный, потому что на него назначили Назарбаеву. Но на самом деле пост главы комитета по социально-культурному развитию давал ей больше возможностей пребывания в политическом пространстве. Раскрутка Дариге Нурсултановне тоже не нужна – она и так один из самых известных политиков в стране. И это повышение намного сужает ее пребывание в публичном поле. Если раньше она могла выступить с докладом по той или иной проблеме и все СМИ активно ее цитировали, то теперь в ее обязанности как вице-спикера будет входить проведение каких-то протокольных встреч, когда спикер отсутствует. Понятно, что она может быть назначена на какие-то другие должности в дальнейшем. Но президент хоть и присматривается к публичным политикам, старается выбирать себе соратников из практиков и прагматиков. Если бы глава государства хотел бы использовать Даригу как реальный политический фактор, то она уже давно бы работала каким-нибудь министром или главой нацкомпании.

– Понятно, что Масимов – не Ахметов. И вряд ли его устроит наследство предшественника в виде оставшихся на своих должностях министров. Поэтому задам традиционный вопрос: ваш прогноз на этот год?

– Какие-то кадровые перестановки произойдут, на мой взгляд, гораздо раньше конца года. Наверное, по итогам первого полугодия. Думаю, что многие рискуют оказаться в расстрельном списке.

– Кто конкретно?

– Ну, во-первых, социальный блок, экономический...

– Дуйсенова, Каирбекова, Саринжипов... Кто еще?

– Султанов, Досаев... Я бы посоветовал вообще всем министрам: если у них есть какие-то наработки, внедрить их поскорее.

– А Мамытбеков?

– Мамытбеков пережил столько скандалов, что я прогнозировать его отставку уже не решаюсь. С другой стороны, он достаточно сильный менеджер, но довольно слабый политик. Об этом говорит то, что многие вопросы в сельскохозяйственном секторе решаются, но проблема в том, что он не может выстроить нормальную политическую линию работы. Ситуацию усугубляют и многочисленные коррупционные скандалы. Но тем не менее я сомневаюсь в его отставке.

– Владимир БОЖКО?

– Божко – один из самых эффективных министров в правительстве. Понятно, что абсолютно все предотвратить невозможно, как, впрочем, и то, что у нас износ основных средств составляет порядка 80-90 процентов. И на их полную реконструкцию требуются миллиардные инвестиции. И то, что ЧП у нас происходит не так много, как могло бы быть, – заслуга МЧС. Но при этом я думаю, что Божко уже достиг того возраста, когда может спокойно уйти на пенсию. Что касается остальных министров, то, думаю, те, кого снимут, будут отправлены акимами в регионы. Я уже говорил о том, что ситуация с акимами у нас аховая. Вот им и придется исправлять ее.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже