Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Смешанные браки – любовь или политика?
Игорь Хен, журнал "ADAM BOL", 1 августа

По статистике, в Казахстане очень высока доля межнациональных браков. Для кого-то в этом нет ничего предосудительного, другие призывают своих соплеменников и своих детей "не портить кровь". Сегодня мы вместе с политологом и энциклопедистом Данияром Ашимбаевым решили поговорить о межэтнических брачных союзах в казахской элите, начавшихся с начала прошлого века.

АДАМША: Данияр, когда-то мне рассказывали о том, что элита нашей диаспоры в Казахстане часто тяготела к смешанным бракам. Мол, одно время было модно жениться на русских и украинках, затем – на еврейках. Сегодня видные корейские деятели в Казахстане сплошь женаты на казашках. Причем зачастую не первыми браками. Можно ли вообще говорить о каких-то тенденциях или моде в поиске спутниц жизни по национальному признаку?

АШИМБАЕВ: Мне кажется, что проблема межэтнических браков на самом деле является таковой только для тех, кто наблюдает за ними со стороны с нездоровым интересом. Для тех же, кто лично "в процессе", межнациональные семьи являются совершенно нормальным явлением. Другое дело – политическая элита, которая постоянно находится под микроскопом. Здесь есть как минимум два обсуждаемых фактора – личностный и культурно-политический. Личностный – тут все ясно: любовь и все такое. А вот про второй можно поговорить отдельно. Среди видных политических деятелей Казахстана, крупных ученых, писателей – казахов – можно отметить достаточно высокий уровень браков с представителями других национальностей, в первую очередь, славянок – русских и украинок.
Если посмотреть на казахскую элиту начала ХХ века, то можно увидеть тенденцию, о которой наши историки национал-патриотического толка предпочитают особо не распространяться. Видные алашординцы были женаты на русских: те же Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов, Мустафа Шокай, Джаганша Досмухамедов. Аналогично можно назвать и таких видных деятелей первых лет советской власти, как Мухамедхафий Мурзагалиев, Жусупбек Аймаутов, Турар Рыскулов, Алиби Джангильдин. Можно вспомнить Мухтара Ауэзова, Каныша Сатпаева, Мажита Бегалина, Михаила Исиналиева, Жумагали Саина, Ермека Серкебаева, Олжаса Сулейменов, Галыма Абильсиитова, Тохтара Аубакирова, премьер-министров республики Нуртаса Ундасынова, Салькена Дауленова, Масымхана Бейсебаева, Акежана Кажегельдина, Касым-Жомарта Токаева, Серика Ахметова и многих других.
Такие видные руководители Казахстана, как Жумабай Шаяхметов и Динмухаммед Кунаев, были женаты на татарках. Таких браков, на самом деле, намного больше, чем казахско-русских или казахско-украинских. У нас многих казахов поскреби – обязательно найдешь татарскую кровь. Один из ярких примеров – Фатима Габитова, которая объединила своими генами три видных казахских фамилии – Сулеевых, Джансугуровых и Ауэзовых. У того же Герольда Бельгера, которого все давно считают казахом, жена татарка. И подобный список можно продолжать и продолжать.
Справедливости ради надо упомянуть и тот факт, что такие известные казашки, как актриса Наталья Аринбасарова, балерина Алтынай Асылмуратова, мажилисмен Айгуль Соловьева, экс-медиамагнат Лейла Бекетова, замужем за представителями других национальностей.
Часто озвучиваемый местными националистами тезис о том, что межнациональные браки – пример "непатриотичного" или "неказахского" поведения, достаточно примитивен. Зачислять казахов и казашек, связавших себя брачными узами с представителями других национальностей, в "манкурты" только на основании узконациональных представлений или тиражировать тезис о том, что все браки с европейцами и европейками делались только из карьерных соображений, чтобы показать свою "лояльность Москве" – дело сомнительное.
Не надо забывать о том, что, во-первых, многие будущие представители национальной элиты учились в российских вузах (а на период учебы, как известно, приходится романтичный возраст). Во-вторых, до относительно недавних времен казашки были лишены возможности получения не только высшего, но и даже среднего образования, соответственно, выпадали из круга общения стремящихся к знаниям молодых людей. В-третьих, давайте откровенно отметим, что практически все названные деятели вошли в историю страны и народа, не бездумно следуя традициями и устоям, а модернизируя их, создавая новое – в политике, экономике, культуре, науке, просвещении. И их взгляды на семью, на патриархальный уклад (кстати, сам по себе достаточно мифологизированный), думаю, просто не включали в себя восприятие межнациональных браков как чего-то неправильного.

АДАМША: Лично я, когда женился, столкнулся если не с враждебностью, то с недовольством и осуждением своей ене (тещи) и ее родственников – они не хотели выдавать дочь за чужака. Возможно ли было такое открытое деление на своих и чужих при Советском Союзе?

АШИМБАЕВ: На бытовом уровне всегда было даже не то что осуждение, а, скорее, перешептывание за спиной. Но надо учесть, что в Казахстане никогда не было мало-мальски серьезных межнациональных конфликтов (и, надеюсь, не будет). Народы, проживающие в республике, задолго до официальных идеологем создали уникальную модель симбиоза различных культур, традиций, менталитетов. Поэтому в серьезных формах недовольство никогда не озвучивалось вслух. Разве что на уровне высказываний: "А, это тот, который женат на кореянке", "Почему не мог себе казашку хорошую найти", "Специально женился на казашке, чтобы тесть карьеру помог сделать".
Надо заметить, что публичное озвучивание межнациональных браков, обсуждение якобы существующих проблем национальной или религиозной идентичности детей-метисов стало своеобразной "модой" только в последние годы, в разгар увлечения обсуждать по поводу и без оного "патриотический аспект" того или иного вопроса. Тут появился и термин "манкурты" в отношении указанных ситуаций и уже прозвучали истеричные заявления выслать всех неказахов, метисов и "предателей родины" из страны. Но давайте откровенно признаем, что, несмотря на то, что подобные разговоры благодаря социальным сетям вроде бы звучат достаточно громко, они остаются на самом деле маргинальными.
Кроме того, в последние годы возникло новое направление. Речь идет о браках с представителями дальнего зарубежья. Моду, кажется, открыл Акежан Кажегельдин, выдав дочь за итальянца. И с каждым годом количество таких браков растет. Как заметил один знакомый, в XX веке казахи стремились к союзу с европейками, а в XXI веке казашки начали считать своих недостаточно "конкурентоспособными" и устремили свои взоры на Запад, Юг и Восток.

АДАМША: Как с этим делом у нынешнего политического бомонда?

АШИМБАЕВ: Если посмотреть на сегодняшнюю элиту, то можно увидеть достаточно высокую представленность межнациональных браков. Нужно отметить спикера сената, министра обороны, генпрокурора, председателя КНБ, многих видных представителей депутатского корпуса, крупного бизнеса, генералитета и дипломатов. Но не стоит забывать, что если 100 лет назад существовал определенный цивилизационный разрыв, делавший межнациональные браки чем-то экстраординарным, то благодаря прошедшей за последнее столетие социальной модернизации и развитию казахстанской этнической модели каких-то ментальных проблем в этой сфере практически не осталось. Не думаю, что те, кто вступает в межнациональные браки – в элите ли, в простом народе, испытывают от этого культурный, психологический или еще какой-нибудь дискомфорт. В отличие от тех, кто любит только обсуждать и осуждать.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже