Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Коктейль для похудения
Данияр АШИМБАЕВ, "Мегаполис", 11 августа

За двадцать с небольшим лет независимости в Казахстане было столько реорганизаций правительства, что придумать нечто новое сложно. Последняя расстановка фигур наиболее близка к реформе марта 1997 года, когда число министерств сократилось практически втрое, но большинство руководителей осталось на своих постах, просто "просевших в весе".

Есть англосаксонская модель управления государством, и изменить устоявшуюся много веков назад структуру для англичан – нонсенс. У них до сих пор существует должность Лорда-хранителя Большой печати. Или Америка: в подаренной однажды книге я обнаружил, что список министерств и министров США за 200 лет уместился на шести страницах. И, напротив, есть традиция евразийская или материковая – как угодно – состоящая в необходимости постоянно все переделывать, переименовывать, снимать вместе с креслом. Мы вместе с Россией, Германией, Францией и еще много кем относимся ко второму типу. Так было, есть и будет.

Большинство изменений в Кабмине было прогнозируемо. Параметры изменения – в плане сокращения численности и укрепления функционала министерств кулуарно были озвучены еще месяц-полтора назад. А при таких исходных данных просчитать возможные сценарии было достаточно просто. Реорганизация затянулась из-за сопротивления аппарата и отдельных руководителей.

Агентство по делам госслужбы должно было бороться за чистоту рядов и формировать качественный состав госслужащих. Но фактически кроме тестирования, которое воспринимается довольно-таки критически, других рычагов у него не было. Дисциплинарные советы при региональных управлениях по делам госслужбы занимались мелкими вопросами – вынесением выговоров и предупреждений. Не могу вспомнить ни одного громкого дела, рассмотренного этими советами. Лишь в январе 1998 года, когда ныне упраздненный Высший дисциплинарный совет отправил в отставку акима Жамбылской области.

В это же время у Агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью был силовой аппарат и инструменты борьбы за чистоту рядов чиновников. Но у нас, к сожалению, часто забывают, что борьба с коррупцией – вопрос чаще не столько силовой, репрессивный, сколько превентивный. А сейчас, путем слияния финпола с Агентством по делам госслужбы в единое ведомство, к голове, так сказать, пришивают уши и руки. Хотя слияние оставит новому агентству меньше полномочий, чем в сумме дали бы две самостоятельные структуры. Посмотрим, кто сколько протянет…

У некоторых вызывает вопрос, справится ли Минфин с блоком экономических и финансовых нарушений, который ему передан от финпола. Таможенный, налоговый комитеты, комитеты финконтроля и финмониторинга – все эти структуры входили в Минфин. Так что после реорганизации полномочия этого министерства станут еще более силовыми, что представляется вполне целесообразным.

Вообще борьба с финансовыми нарушениями до последнего была разбита по большому числу министерств. Комитет финконтроля Минфина, Агентство финпола, Счетный комитет. Но актуальным оставался вопрос эффективности работы этих структур. К примеру, Комитет финконтроля выполняет важную функцию, однако нам его работа практически не видна. Раз в квартал комитет публикует отчеты. И если раньше это была большая справка с указанием сумм конкретных нарушений, потом это стали лишь общие цифры и плакатики. Не хватало ему и полномочий по привлечению к ответственности нарушителей.

Счетный комитет борется с нарушителями финансовой дисциплины с каждым в отдельности, но мы не видим суммарный результат. Ежегодно, судя по отчетам комитета, растут суммы нарушений в министерствах и нацкомпаниях. Но особо неизвестны факты, когда материалы проверок этого комитета были бы переданы в финпол, а чиновники, нарушившие бюджетную дисциплину, предстали бы перед судом.

Несколько неожиданной стала передача информационной политики в Министерство по инвестициям и развитию. Таким образом, СМИ перешли из идеологического блока в технологический. Хотя этот процесс стартовал еще весной.

Интересны передвижения отдельных персоналий. Министерство энергетики возглавил Владимир Школьник – универсальный управленец и высококвалифицированный специалист, руководивший в свое время Агентством по атомной энергетике, министерствами энергетики, науки, индустрии, имевший статус вице-премьера. В свете возможного строительства в стране АЭС и с учетом конфликтов вокруг программ "зеленой экономики" приход "беспартийного" профессионала только радует.

Экс-министр регионального развития, один из лучших финансистов страны, Болат Жамишев возглавил Банк развития Казахстана (БРК). При такой оптимизации правительства, когда число кресел резко сократилось, нельзя воспринимать новую должность Жамишева как опалу. Скорее, это выдвижение его в резерв. К тому же БРК является одним из важных институтов государственной экономической политики. И с приходом к его руководству такого тяжеловеса позиции банка, думаю, улучшатся.

Количество министерств и комитетов и, соответственно, их глав сокращено, но через полгода начнутся разговоры о том, что стране необходимы отдельные ведомства по экологии, религии, молодежи. И ряды министерств вновь будут расти. Потом снова скажут, что ведомства расплодились, и какие-то важные вопросы остались без внимания, и опять сократят их число…

Так или иначе, контуры нынешней конфигурации определятся в ближайшее время. После базового указа президента о реорганизации Кабмина появятся постановления правительства по каждому министерству: утверждение положения, списка комитетов, квазигосударственных предприятий, входящих в состав министерств, будут решать, кому достанутся "Байтерек" и "Самрук-Казына". Процесс занимает в среднем два месяца. Потом последует решение кадровых вопросов, в том числе назначение ответственных секретарей, председателей комитетов, директоров департаментов.

Вопрос в том, сработаются ли с новыми руководителями вновь назначенные вице-министры – те, кто еще вчера сам возглавлял министерства. Даже у самых хороших руководителей бывают не самые лучше показатели и наоборот: плохие замы становятся блестящими лидерами. В республике есть министерства, где вице-министры решают намного больше, чем министры, которые боятся лишний раз бумагу подписать. Вопрос и в том, кто к кому пойдет, кто кого "съест", кто кого продвинет.

В связи с изменениями в министерской семье будут сдвинуты сроки подписания и реализации договоров, в том числе по госзакупкам. В целом аппарат, думаю, на несколько недель выпадет из системы управления экономическими и политическими процессами. Впрочем, на сильных управленцах оргмоменты не сказываются. В любом случае, подобная форма реструктуризации Кабмина стимулирует деятельность чиновников. Министерства-долгожители привыкают к тому, что с них не спрашивают за результат. А после реорганизации министрам и их подчиненным нужно показать, что в новой структуре они работают лучше. Это такой способ подстегивания деятельности, доброго пинка, если хотите, после которого чиновники хотя бы на некоторое время начинают работать лучше.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже