Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Крым наш
Игорь Хен, "ADAMbol", 31 октября

Мы продолжаем цикл бесед с энциклопедистом Данияром Ашимбаевым. Сегодня мы говорим об акиме Кызылординской области Крымбеке Кушербаеве, одном из немногих оставшихся представителей «старой гвардии» президента.

АШИМБАЕВ: Говоря об акимском корпусе, нужно понимать, что существует две категории управленцев те, кто «ломает» область под себя, заставляя работать ее как часы, и те, кто предпочитает работать незаметно, потакая местным элитам и не выходя за рамки вверенных полномочий. Естественно, в отношении первых всегда происходят инсинуации, их критикуют, они не вылезают из скандалов, по вторым часто и сказать нечего.
Акиматам не подчиняются местные силовики, налоговики, время от времени ГАСКи, Антимонопольный комитет, СЭС, вузы и т. д. Таким образом, аким не контролирует половину госорганов, работающих на «его вотчине». И только сильный «наместник» может сделать так, чтобы все формально не подчиняющиеся ему органы с ним считались и нормально работали. Таких функционеров у нас было немного за последние годы в их числе Имангали Тасмагамбетов, Аслан Мусин, Нурлан Нигматулин и, естественно, Крымбек Кушербаев, часто критикуемый, но и один из самых эффективных акимов.

АДАМДАР: Как повлияло на его карьеру комсомольское прошлое?

АШИМБАЕВ: Кушербаев выходец из кызылординской номенклатурной семьи. Его отец был первым секретарем райкома партии и сошел с политической сцены в начале 90-х годов прошлого века с упразднением партии. Крымбек после окончания института ушел на политическую работу в комсомол, достиг там поста первого секретаря Кызылординского горкома комсомола, был заведующим отделом культуры ЦК ЛКСМ Казахстана. В годы независимости был помощником вице-премьера по идеологии, затем стал главой Калининской районной администрации Алматы, во времена акимствования покойного Заманбека Нуркадилова. Карьеру Кушербаева с тех пор связывали с Имангали Тасмагамбетовым, с которым они вместе работали в комсомоле. Тогда Тасмагамбетов набирал обороты в качестве помощника президента, затем вице-премьера. Кушербаев курировал вопросы внутренней политики в правительственном аппарате, затем занял пост пресс-секретаря президента. В1997 году он впервые вошел в правительство в качестве главы Министерства образования, культуры и здравоохранения, которым руководил 3 года, пережив столько же реорганизаций.
В конце 2000-го года Кушербаев был перемещен в акимский корпус, возглавил специфичную Западно-Казахстанскую область. Ему удалось добиться баланса между варягами и местными. Новый аким стал руководить «по-центровски», сразу повысив «градус» и уровень мероприятий акимата.
Несколько лет проработав в этой должности, наш герой стал послом в РФ. Посольство в Москве старейшая дипмиссия, насчитывающая почти столетнюю историю. Посол должен был просто «смазывать маслом» шестеренки механизма двусторонних отношений. Плюс обеспечивать лояльность московского бомонда к Казахстану и регулировать те инсинуации, которые возникают периодически в российской прессе в отношении нашей страны. В общем, работа весьма ответственная.
В 2006 году Кушербаева бросили на Мангыстаускую область. Он провел действительно колоссальную работу в сфере образования, здравоохранения, культуры, коммунального хозяйства. Конечно, последующие события перечеркнули этот положительный фон, но согласно закрытому рейтингу регионов в 2011 году, Мангыстауская область была на первом месте по всем позициям.

АДАМДАР: А потом случился Жанаозен...

АШИМБАЕВ: В Мангыстау не очень любят чужаков, прежде всего политических. Местные показали зубы Кушербаеву сразу же после его прихода когда акимом Актау был назначен местный бизнесмен Виктор Кох, против него прошли акции протеста. Глава области сумел урегулировать ситуацию, несколько лет регион развивался планомерно, но затем наступил жанаозенский кризис.
Споры в Жанаозене стали возникать из-за распределения доходов от «нефтянки». В нефтедобывающем регионе традиционно ревностно относятся к перераспределению финансовых потоков. С созданием компании «Разведка Добыча «КазМунайГаз», в которую вошел и «ОзенМунайГаз», налоги стали платиться напрямую в Астану. Несмотря на то, что первым руководителем компании был выходец из Мангыстау Жакып Марабаев, переход руководства в столицу вызывал недовольство. Также в Астане были зарегистрированы и некоторые другие предприятия, например, «КазМунайТениз». Акимат, естественно, хотел, чтобы компании более тесно работали с местной администрацией, а не ссылались бесконечно на Астану, не идя на контакт, также и местные элиты хотели быть в большей степени представленными в «нефтянке».
Ко всему этому добавились внутренние проблемы на «ОзенМунайГазе». Месторождения старые, прошедшие пик добычи и не подразумевающие создание новых рабочих мест. Несмотря на это, область весьма привлекательная для миграции (тех же оралманов и переселенцев из депрессивных регионов Казахстана). Причем все хотели работать только в «нефтянке».

АДАМДАР: Другими словами, то, что произошло с Крымбеком, могло произойти с любым другим?

АШИМБАЕВ: Безусловно. Во времена высоких цен на нефть резко увеличились заработные платы, пенсии и социальные проблемы не так сильно ощущались. А когда кризисные тенденции стали осязаемыми (2007 2008 годы), начался секвестр бюджета и усиление налоговой дисциплины. До этого мы наблюдали классическую схему, когда рабочие выдвигают требования, угрожая забастовкой, тут же эти требования удовлетворяются, а дальше начинается шантаж.
В 2008 году, когда впервые ситуация стала выходить из-под контроля, вина в большей степени лежит на шефе «КазМунайГаза» Серике Буркитбаеве, который приехал в регион и, не выслушав мнения акимата и менеджмента «ОзенМунайГаза» и «РД «КМГ», объявил о повышении заработной платы и отмене реструктуризации транспортных подразделений, которые хотели отдать в конкурентную среду.

АДАМДАР: Откуда идет традиция «хождения на поводу» у рабочих?

АШИМБАЕВ: Надо понимать, что условия труда в регионе далеки от идеальных. Это касается и воды, и продуктов, и экологии и т. д. В какой-то момент требования рабочих стали выходить за рамки разумного, и в итоге мы пришли к той ситуации, к которой пришли.
Кушербаев пытался в меру своих полномочий урегулировать конфликт традиционными методами. Проблема заключалась в том, что вместе с саботажем местных элит, для которых он оставался чужаком при любом раскладе, возмутился центр, который не терпел никаких поползновений местной администрации каким-то образом управлять «нефтянкой». Аким оказался меж двух огней. Куда-то сразу же пропали депутаты, партийный актив, профсоюзы когда надо было показать единство, аким остался один на один с проблемой. Более того, многие высокопоставленные чиновники занимались откровенным саботажем.
Абсурдность ситуации можно наблюдать на конкретном примере большую работу проделал аким Жанаозена Орак Сарбопеев, которого в итоге сделали козлом отпущения. Он получил огромный срок, причем все говорит о том, что тогда просто хотели наказать крайних вне зависимости от их виновности. И если уж говорить о политических заключенных, то Сарбопеев, на мой взгляд, самый типичный пример. А вот первый замакима области Амангельды Айткулов откровенно играл против акима. Это касалось и саботажа относительно политики акимата по урегулированию конфликта и приверженности к коррумпированным схемам, которые тогда активно плодились.

АДАМДАР: Ясно, что по Кушербаеву «работали» на местах, а как быть с Астаной были ли у него враги в центре?

АШИМБАЕВ: После того как он вывел область на первое место в стране, Кушербаев рассматривался как кандидат на высокие посты в Астане, в частности, на пост госсекретаря, главы Администрации президента или премьер-министра. Конечно, возможный приход Кушербаева на властный олимп кое у кого вызывал нервный тик. Поэтому многие инициативы акимата по урегулированию конфликта откровенно торпедировались на уровне президентского окружения. Кое-кому нужно было «раскачать» Жанаозен, нужен был острый политический конфликт, который стал приобретать квазинациональный колорит. Акима вместе с оказавшимся также крайним Тимуром Кулибаевым сознательно топили. Была информация, что его около десятка раз просто не пускали к президенту.
Тем не менее уже через полгода после отставки президент снова призвал Кушербаева в строй сначала советником, затем вице-премьером, где он сразу взял такой темп, что общими усилиями был направлен акимом своей родной Кызылординской области. Этот вызов он не мог не принять. Посмотрим, сможет ли он «вытащить» традиционно депрессивный регион.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже