Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Все хотят хорошо жить, но мало кто хочет работать
Зубейда Давлетъярова, Диалог.Кз, 24 ноября

За несколько месяцев Общественный Фонд "Центр межрегиональных программ" при поддержке Министерства культуры и спорта РК провел серию мероприятий, призванных выявить истоки социальных проблем Казахстана, а также найти пути их преодоления. По словам одного из экспертов Центра, независимого политолога Данияра Ашимбаева, аналитическая работа, прежде всего, показала тотальное отсутствие диалоговых площадок для открытого и конструктивного обсуждения общественных запросов. Кроме того, выяснилось и наличие социальной инертности казахстанцев, мешающей им использовать предоставленные шансы. Эти и многие другие выводы экспертной группы будут в скором времени сведены в единый документ и предложены вниманию всех желающих.

– Насколько известно, "Центр межрегиональных программ" привлек группу экспертов, провел ряд "круглых столов" в Астане, Алматы и Актау. Чем же завершится работа по изучению социальной проблематики?

– Действительно, мы собрали разносторонний коллектив, где присутствовали и политологи, и социологи, и экономисты, и юристы. Провели серию "круглых столов", а также итоговую конференцию в Алматы. На разных площадках, в разных форматах мы пытались найти некую точку опоры в понимании проблем нашего общества. Должен сказать, что в "круглых столах" в перечисленных вами городах принимали участие депутаты парламентских партий, деятели образования, здравоохранения, науки и культуры, местных органов власти, представители НПО и журналисты. Основной нашей задачей было выстроить рейтинг социальных проблем, определить эффективность государственной социальной политики, кроме того, выработать некоторые рекомендации для оздоровления ситуации. Первый вывод, который мы сделали, касался нехватки диалоговых площадок. Как оказалось, в обществе вообще отсутствует реальный полноценный диалог. Доходит до того, что не только эксперты или общественность не могут что-то обсудить с представителями акиматов и министерств, но и работникам госорганов негде поговорить друг с другом. Есть масса взаимозависимых вопросов, которые можно было бы решить за считанные дни, но поскольку каждый проводит мероприятие на своей площадке, то стороны проблемы вовсе не пересекаются. Министерства проводят коллегии или участвуют в заседаниях правительства, депутаты выступают в Парламенте, "третий сектор", экспертное сообщество, варится в своей среде. Между тем, многим творцам текущей социальной политики было бы полезно выслушать мнение со стороны, пусть даже оно будет критическим.
Приведу пример такой несогласованности. На казахстанском рынке труда работает, по неофициальным подсчетам, 500-600 тысяч гастарбайтеров, в основном, это мигранты из Узбекистана и Киргизии. Понятно, что, как правило, они не захватывают "трудовые" ниши, они просто занимают пустые места, которые образуются из-за того, что где-то не хватает собственных кадров, где-то наши граждане не желают работать, либо в каких-то регионах и отраслях отсутствует четкое планирование рынка занятости. Вместо того, чтобы эту систему нормально изучить, понять, где у нас есть "кадровые дыры", и как их можно заполнить своими трудовыми ресурсами, мы продолжаем "сдавать" их приезжим. Здесь же отмечу, что численность мигрантов на территории РК примерно совпадает с численностью безработных казахстанцев. С другой стороны, есть масса сторонников метода "собрать и скопом выслать" всех гастарбайтеров, и эти люди не хотят осознавать, что в результате такого "регулирования" рынка труда определенные позиции вообще останутся без работников. Некоторая легализация незаконных мигрантов в последние годы позволяет в рамках предположений определить, куда именно направляется поток приезжих, но четкой картины все еще нет. И не будет, пока все заинтересованные стороны этой кадровой проблемы не начнут обсуждать ее на республиканском уровне. Есть и еще один ракурс той же тематики: на строительстве крупных индустриальных объектов существуют подряды привлечения внешней рабочей силы. Поскольку графики ввода строек в эксплуатацию утверждены, руководители нацкомпаний, акиматы, крупные частные компании стараются увеличить квоту ввозной рабочей силы. И здесь совершенно не учитывается возможность привлечения собственных трудовых ресурсов. Возникает противоречие: либо мы создаем систему профтехобразования, вполне представляя, что пройдут годы, прежде чем кадры будут подготовлены, либо привозим работников из-за рубежа, раздумывая, что важнее – вовремя сданные объекты или сформированный местный рынок занятости. Оба подхода, в принципе, правомочны, что лишний раз доказывает необходимость полноценных обсуждений.

– Во многих интервью вы акцентируете внимание на положительных моментах экономической и общественной политики. Мол, не надо всех и вся поголовно ругать, нужно говорить и о позитиве. Есть в нашей с вами социальной реальности нечто хорошее?

– На самом деле, истоки многих бед общества, таких как безработица, рост цен, инфляция и коррупция, находятся в нечеткой и не совсем эффективной госполитике, отсутствии контроля за исполнением даже президентских решений, привычке забывать с великим шумом и криком презентованные проекты. А что касается позитива, то я бы сказал: иногда эти самые позитивные моменты проходят незамеченными из-за отсутствия информации о них. В частности, по реализации многих госпрограмм, относящихся к социальной сфере, отсутствует элементарная осведомленность. Например, программа "Саламатты Казахстан", направленная на модернизацию здравоохранения – совсем недавно специалисты из Центра социальных и политических исследований "Стратегия" проводили о ней опрос населения. Несмотря на то, что программа реализуется уже несколько лет и достаточно позитивно по многим направлениям, население попросту ничего о "Саламатты Казахстан" не знает. Нет информации о том, для чего программа предназначена, какую пользу она может принести каждому конкретному человеку. И это, безусловно, не вина населения, у нас нет нормальной разъяснительной работы. Возьмем ту же программу ФИИР, которую принято критиковать к месту и не к месту. В ее рамках создано огромное количество предприятий, либо модернизировано, либо построено с нуля. Фактически, мы получили новые отрасли, которых в Казахстане прежде не существовало. Можно говорить, конечно, что это не рыночные методы и государство занимается тем, чем не должно, но мы видим, что бизнес в чистом виде возрождением промышленности заниматься не хочет и не будет.

– Насколько помнится, раньше вы говорили о том, что в нашем обществе утрачен, так сказать, контроль за формированием положительных социальных ценностей. Одним из "тормозов" социальной политики выступает само население, инертное, не желающее прилагать усилия, надеющееся на государство, так ли это?

– Многие сегодня ориентированы на быстрый успех, на работу в той системе, где можно получать административную ренту и изымать ее любыми средствами. И совершенно не ориентированы на понимание простого факта: чтобы хорошо зарабатывать, нужно вначале хорошо учиться и хорошо работать. Многие желают сразу купить дорогой телефон, престижную машину, и даже те, кто встал на путь получения образования и накопления опыта, ломаются, влезают в кредиты, для того, чтобы быть "как все". Но стереотип "как все", "не хуже других" – навязанный маркетологами миф. И этот миф навязывается при полном "педагогическом" потворстве государства, которое демонстрирует те же ценности. Все усилия по смене жизненных приоритетов поколения у нас уходят в область PR, сняли пару роликов, поездили с ними по регионам – и достаточно. А на самом деле здесь должна быть большая идеологическая работа. У нас же пишут книги и снимают кино про ханов, батыров, султанов и джунгар, но где на экране герои труда, преданные своей работе люди, настоящие профессионалы? В плане позитивных ценностей идет сплошная декларация, а под ней пустота. Между тем, у нас есть примеры, на которых можно воспитывать молодежь и формировать новый взгляд на мир. На "круглом столе" в Астане я задал участникам вопрос: считают ли они, что определенная "точка невозврата" уже пройдена? Навсегда ли утрачен контроль – за внутренней миграцией, за проблемами образования, формированием жизненных ценностей молодежи? Возможно ли создать новую систему нормальных общественных приоритетов взамен советской, отошедшей в прошлое? В итоге коллеги, перечислив огромное множество социальных неурядиц, пришли к выводу, что у Казахстана есть шанс отмотать все назад и попытаться не разбазарить то, что у нас осталось.

– Что сообщество экспертов, собранное под эгидой "Центра межрегиональных программ", собирается делать в дальнейшем?

– Мы провели экспертные исследования, мониторинг госпрограмм, широкие опросы, а также целый ряд обсуждений на самых разных уровнях. На базе полученной информации и материалов сейчас готовится масштабное заключение, в котором будут содержаться рекомендации для органов власти, парламентариев, частного сектора и НПО. Я не буду говорить, что рекомендации содержат сведения по модернизации или реформированию социальной политики, эти слова достаточно затасканы и уже утратили смысловую нагрузку. Скажу, что мы с коллегами создаем рекомендации по наведению порядка в сфере общественных отношений. Наши советы, выстроенные на основе детального, профессионального изучения, надеюсь, послужат упорядочению этой сферы, в то же время, не противореча основным позициям государства. Я бы сказал, что, судя по изменениям во власти, произошедшим за последние годы, там есть люди, заинтересованные в том, чтобы прислушаться к независимому мнению. Казахстанцы должны понять, что им реально нужно, и главное здесь – создать превентивный механизм реагирования на социальные запросы.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже