Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Север – крайний
Игорь Хен, camonitor.com, 11 февраля

О нелегком бремени руководителя Северо-Казахстанской области

С политологом Данияром Ашимбаевым мы продолжаем говорить о чиновниках высшего звена в Казахстане. Сегодня разговор пойдет об акиме СКО Ерике Султанове и вверенной ему сложной территориальной единице.

– СКО считается сложным регионом по многим параметрам. Кто из его руководителей добился наибольшего успеха?

– Регион и вправду депрессивный. К примеру, он является аутсайдером по среднему уровню заработной платы. Если посмотреть на списки областей, в которых реализуются крупные промышленные и инвестиционные проекты, то СКО тоже будет в самом низу. Основная часть промышленности региона – это предприятия военпрома. Более или менее развито здесь сельское хозяйство, но опять же с точки зрения производительности СКО во многом уступает той же Костанайской области. Предприятия ВПК не выдержали распада СССР и уже долгое время еле-еле держатся на плаву.
Интересно, что практически не существует такого понятия, как североказахстанская элита. Мы можем говорить о семипалатинцах, шымкентцах, жамбылцах, уральцах, гурьевцах или (мы говорили о них в прошлый раз) карагандинцах. О североказахстанцах фактически никто ничего не слышал, и они минимально представлены в элите страны.
Существует некий парадокс – пришлые руководители области задавали развитию региона гораздо большую динамику, нежели местные кадры, которые привыкли к патриархальности, перерастающей временами в малохольность. Как-то тамошний коллега рассказывал мне: «Когда президент собирал расширенные заседания правительства с участием акимов или просто заседания руководителей регионов, за нашего было реально стыдно. Акимы – сплошь политические тяжеловесы: Есимов – министр, посол, госсекретарь, Тасмагамбетов – премьер, руководитель АП, Сапарбаев – министр, доктор наук, Кушербаев – посол, министр и т.д. А наш – председатель колхоза, начальник райсельхозотдела, аким сельского района, начальник облсельхозуправления, аким». С ним, кроме как о комбайнах, и поговорить-то не о чем».

– Говорят, что сильные кадры из центра тоже всегда пытались избежать «ссылки» в Петропавловск. Тем не менее, они туда назначались…

– Президент не раз делал попытки усилить регион, но работа в этом направлении не была системной. Скажем, в начале 1990-х область оказалась обезглавленной. Первого секретаря обкома и председателя облисполкома перевели на другую работу: Святослав Медведев стал министром экологии, а Шалбай Кулмаханов – акимом Актюбинской области. СКО возглавил перебравшийся из Уральска Владимир Гартман, один из управленцев так называемой «немецкой волны», наряду с Андреем Брауном и Виталием Метте. Несмотря на то, что Гартман на протяжении примерно пяти лет относительно неплохо руководил областью, она становилась все более депрессивной – как раз на этот период пришлась вся тяжесть первых лет становления рынка. Тогда президент перевел из Павлодара в Петропавловск Даниала Ахметова, крепкого хозяйственника, который сразу же взялся за дело. Пришел Ахметов с сильной командой и за два года немного «раскачал» СКО, обеспечив реформирование энергетического сектора, предприняв попытки реанимировать местную промышленность, «перезапустить» сельское хозяйство. Ахметова сменил опытный Кажмурат Нагманов, сумевший сохранить динамику, заданную предшественником. Затем в область пришел дипломат Анатолий Смирнов, в свое время прошедший школу знаменитого Еркина Ауельбекова. В СКО нужен был именно такой человек – не слишком яркий, как Тасмагамбетов или Кушербаев, но при этом опытный профессионал-хозяйственник. И что немаловажно – дипломат, умеющий аккуратно руководить внутренней политикой, учитывая национальный состав региона.
В 2003 году область возглавил один из самых недооцененных политиков страны Таир Мансуров. Он сразу же жестко взялся за работу. Скажу удивительную во многом вещь: судя по тому, как его не любят представители местной элиты, можно сделать вывод, что он заставлял их работать, тем самым вызывая у подчиненных аллергию. Он основательно перетряс местные кадры, привел с собой сильную команду. Вообще, Мансуров воспитал целую плеяду сильных управленцев. Новый аким всерьез занялся коммунальными вопросами, привлечением инвесторов, модернизацией системы образования. В общем, дал серьезный толчок развитию области. Конечно, не все амбициозные проекты заработали. Но тут дело не в плохой работе акимата, а скорее в конъюнктуре и не совсем добросовестном отношении со стороны менеджмента компаний-инвесторов.
Вскоре Мансуров вновь был призван президентом на дипломатическую работу – он возглавил аппарат ЕврАзЭС, а ныне является членом коллегии Евразийской экономической комиссии, сменив на этом посту Даниала Ахметова.

– Золотое время (очень условно говоря) для СКО закончилось с уходом Мансурова?

– После него область возглавил представитель местной элиты Серик Билялов, опытный руководитель районного масштаба, хорошо разбирающийся в проблемах сельского хозяйства. Но вместе с тем динамика, достигнутая при Ахметове и Мансурове, была утеряна. Импульс угас, и регион вновь вернулся в разряд аутсайдеров. На местных форумах стали вестись дискуссии относительно того, кто возглавит область после увольнения Билялова. Тут надо сказать, что по части развития электронных ресурсов акимат СКО может дать фору многим другим областям. Видимо, неспроста какое-то время спустя местные кадры практически в открытую стали задаваться вопросом, кто станет новым акимом. Перебирали кандидатуры из числа вице-министров, депутатов, менеджмента нацкомпаний. Было видно, что нужны перемены.
Область стала погружаться в череду коррупционных скандалов и неудачных решений руководства. Тогда же акима стали обвинять в кумовстве – при нем ДВД области возглавил его младший брат Берик Билялов, оказавшийся, впрочем, неплохим руководителем. В настоящее время он занимает достаточно высокий пост в центральном аппарате МВД.
Акимат пытался перепозиционировать себя – правда, зачастую это выглядело комично и неуклюже. Выдавались перлы из серии «как же нам повезло, что в период мирового финансового кризиса у штурвала оказался нынешний аким». СКО стала в каком-то смысле шаржированной, карикатурной. При этом наблюдался отток кадров – местные начали откровенно сбегать в соседние регионы и в Астану, даже на мелкие должности.
В 2013 году акимом СКО стал бывший областной чиновник, а на тот момент сенатор Самат Ескендиров, который продолжил работу в том же ключе, что и Билялов. Более того, при Ескендирове начались еще более серьезные скандалы. В частности, были арестованы начальник управления акимата, ряд других должностных лиц. В итоге весной прошлого года Ескендиров был освобожден от должности с уничижительной формулировкой «За упущения в контроле за соблюдением служебной этики и дисциплины». Так СКО возглавил ее нынешний руководитель Ерик Султанов – фигура, давно стоявшая в кадровом резерве и незадолго до 60-летия дождавшаяся своего звездного часа.

– Чьим выдвиженцем является Султанов?

– Султанов – местный, североказахстанский. Он учился в Караганде и Усть-Каменогорске, работал на различных инженерных должностях. В 1993-м стал заместителем главы Экибастузской городской администрации. В те годы он считался членом команды Даниала Ахметова. После этого был депутатом Верховного Совета, поработал в Министерстве труда, затем вернулся к Ахметову, но уже в Павлодар на пост председателя территориального комитета по госимуществу. В иерархии облакиматов эта должность являлась одной из наиболее значимых и лакомых, поскольку через теркомы решались вопросы приватизации, управления госактивами и т.д. В 1998-м Султанов переехал с Ахметовым в Петропавловск, где занял место руководителя теркома госимущества и заместителя акима области.
После этого Ерик Султанов оказался в Астане в Министерстве транспорта и коммуникаций. Уже не помню, при ком он туда пришел, но в тот период Султанов хорошо сработался с Аскаром Маминым. Он трудился с ним в Комитете автодорог, в РГП «Казавтодор», позже возглавил Комитет автодорог и строительства инфраструктурного комплекса, был директором ТОО «Казахдорстрой», а в 2006-м перешел в акимат Астаны, где был сначала замом, а потом первым замом Мамина. Вместе с шефом в 2008 году ушел в систему КТЖ, где занял пост вице-президента, а после того, как в 2013-м была создана компания «КазАвтоЖол», входившая в состав реорганизованного Маминым КТЖ, возглавил ее.
Для многих Султанов остается «закрытой картой», потому что никто не знает, каковы его политические амбиции. У него отличный бэкграунд, он – «номенклатурный прораб», не замеченный в скандалах. К тому же уроженец СКО. Посмотрим, сможет ли он придать положительный импульс развитию этого депрессивного и сложного региона.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже