Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Данияр Ашимбаев о досрочных выборах: Сейчас идет давление на Казахстан
Руслан Бахтигареев, ИА REGNUM, 6 апреля

Проводить выборы в срок – не является политической традицией в Казахстане

До внеочередных выборов президента Казахстана, назначенных на 26 апреля, осталось меньше двух недель. Из 27 человек, которые официально заявляли о своем намерении принять участие в борьбе за президентское кресло, выполнить все необходимые для этого условия смогли только три претендента – действующий глава государства Нурсултан Назарбаев, кандидат от Коммунистической народной партии Казахстана Тургун Сыздыков и глава Федерации профсоюзов Абельгази Кусаинов. У кого из трех кандидатов наибольшие шансы на победу и почему, собственно, в Казахстане было принято решение о проведении досрочных президентских выборов? Об этом корреспондент ИА REGNUM побеседовал с известным казахстанским политологом, главным редактором биографической энциклопедии "Кто есть кто" Данияром Ашимбаевым.

ИА REGNUM: Перед тем как мы начнем говорить непосредственно о кандидатах, хотелось бы вспомнить вот что. В январе 2011 года бывший тогда сенатором парламента Анатолий Башмаков на пресс-конференции зачитывал обращение инициативной группы к президенту страны с просьбой дать согласие на проведение референдума о продлении президентских полномочий Нурсултана Назарбаева до 2022 года. В феврале текущего года бывший сенатор, а ныне заместитель председателя Ассамблеи народа Казахстана (АНК) Анатолий Башмаков выступил с инициативой проведения досрочных президентских выборов. Почему в обоих случаях фигурирует фамилия Башмакова?

– Это вопрос – технический. Понятно, что на всех выборах президента побеждал, и будет побеждать действующий президент. Что касается фигуры Башмакова, то раз он уже озвучивал аналогичную идею ранее, то почему бы это не сделать еще раз?

ИА REGNUM: Но ведь есть председатель АНК, есть его заместители…

– Председателем Ассамблеи является сам президент. И если бы он выдвинул такую инициативу, согласитесь, это выглядело бы странно.
К тому же не стоит также забывать о роли АНК в казахстанской политике. Она не только занимается продвижением и обеспечением национальной политики и межнационального согласия. Вспомните самую первую инициативу АНК, которую она выдвинула сразу же после создания в 1995 году – проведение референдума о продлении полномочий Нурсултана Назарбаева до 2000 года.
И в 2011 и 2016 году (согласно законодательству, очередные выборы президента Казахстана должны были состояться в 2016 году – ИА REGNUM) в выборном законодательстве оставались определенные дыры. Разница между фактическим сроком истечения полномочий президента и тем, что норму о проведении выборов в первое воскресенье декабря никто не убирал. Думаю, этот парадокс был оставлен специально, чтобы перед очередными выборами обеспечить пространство для маневра. Выборы у нас проводились тогда, когда считались политически необходимыми. На самом деле, надо понимать, что при отсутствии реальной политической конкуренции (а таковой у нас в принципе никогда и не было, несмотря на то, что многие наши чиновники, действующие и бывшие, считают себя достойными претендентами на этот пост), выборы в Казахстане де-факто проводятся как референдум по доверию к президентской политике и продлению полномочий на очередной президентский срок. Поэтому, еще раз повторюсь, это чисто технический вопрос. Выборы называются выборами только для того, чтобы соблюсти определенный политес.

ИА REGNUM: Комментируя свою нынешнюю инициативу проведения досрочных выборов, Башмаков заявил: Аргументы у нас такие: во-первых, две электоральных, то есть выборных кампаний будут в 2016 году: депутатов мажилиса парламента и президентские выборы… Во-вторых, в 2016 году, по оценкам экспертов, будет пик мирового финансово-экономического кризиса, как и кризиса системы, мировоззренческого и цивилизационного. И, конечно же, все внимание руководства страны должно быть приковано к недопущению кризисных проявлений в экономике и в обществе". Между тем проведение досрочных выборов в 2011 году также аргументировалось, в том числе, мировым кризисом. Но речь не об этом. Почему тогда, проводя президентские выборы, а затем в январе 2012 года выборы мажилиса, никто не учел, что следующие выборы и президента и депутата совпадут на один период?

– Механически обе выборные кампании не совпадают. Президентские выборы должны были состояться в апреле 2016 года, а парламентские – в январе 2017 года. С другой стороны, как я уже говорил, у нас практически все выборы были досрочными. Первые всенародные выборы состоялись в декабре 1991 года, следующие выборы должны были состояться в 1996 году. Но в 1995 году был проведен референдум по продлению полномочий президента до 1 декабря 2000 года. Но в январе 1999 года прошли досрочные выборы. Очередные выборы прошли в 2005 году. В апреле 2011 года прошли досрочные выборы. И выборы в этом году – также досрочные. Если посмотреть на парламентские выборы, то досрочные были в 1994, 1995, 2007 и в 2012 годах. Поэтому заморачиваться, когда будут следующие выборы – бессмысленно, потому что и президентские и парламентские выборы у нас традиционно проходят раньше срока. Проводить выборы в срок – не является нашей политической традицией. Был даже момент, когда выборы маслихатов в 1999 году прошли на полгода позже срока.
А вообще выборы на опережение – это мировая практика. Очень часто правящая партия или лидер выбирает для выборов наиболее благоприятный для себя в плане политической конъюнктуры момент. В условиях кризиса проведение выборов неоправданно, так как на электоральное поле накладываются определенные политические и социальные риски. Мы с этим сталкивались на выборах 1999 года, когда президент получил менее 80 процентов голосов. Это был наихудший показатель за все время его президентства.
Кроме того, не стоит забывать и о внешних политических факторах. Понятно, что наша внешняя политика вызывает недовольство в некоторых зарубежных политических кругах. В частности им не нравятся наши интеграционные векторы – я говорю про ЕАЭС. К примеру, несколько раз общался с западными дипломатами и они мне задавали вопрос: зачем вам надо интегрироваться с Россией, чем вам не нравится ВТО, НАТО и так далее. Но все доводы, что данная интеграция Казахстану необходима, просто не были услышаны… Мы видим, как раскачали ситуацию на Украине, как раскачивали ситуацию в Киргизии, в той же самой Грузии, Молдавии. Мы видели, какое давление оказывалось на Лукашенко, мы видим, какие делаются вливания в антироссийскую пропаганду. Сейчас идет давление на Казахстан: осуществляются вливания в нашу традиционную, так сказать, оппозицию, активизируется деятельность зарубежных фондов и т.д. Поэтому внеочередные выборы не просто необходимы, но они и будут нашим ответом на все попытки извне раскачать ситуацию в стране, которые были, есть и будут.

ИА REGNUM: Предыдущие внеочередные президентские выборы состоялись 3 апреля 2011 года. Нынешние опять-таки внеочередные выборы пройдут 26 апреля. Чем так примечателен апрель?

– Во-первых, должность президента в Казахстане была учреждена 24 апреля 1990 года. То есть, в этом году мы отмечаем забытый праздник – это 25-летие института президентства в Казахстане. Во-вторых, это достаточно удобное время года. Проводить выборы зимой или летом с нашим климатом – довольно тяжеловато. В марте погода плохая, а в мае – череда праздников.

ИА REGNUM: А почему тогда не осенью?

– Нужно играть на опережение – пока благоприятная конъюнктура.

ИА REGNUM: В этом году прошли уже президентские выборы в Узбекистане, которые завершились победой Ислама Каримова. Теперь предстоят выборы в Казахстане – в победе Назарбаева мало кто сомневается. А в ноябре состоятся выборы в Белоруссии, где победу пророчат Лукашенко. Неужели на всем постсоветском пространстве нет никого, кто мог бы составить достойную конкуренцию действующим президентам?

– В России на момент появления Путина было много сильных политиков, но большинство из них были замараны в информационных скандалах 90-х годов. Поэтому Путин оказался последней картой, которую смог или успел разыграть Борис Ельцин. Владимир Владимирович был единственным человеком, который не был заляпан скандалами. И эту репутацию он пронес, несмотря на мелкие и довольно сомнительные обвинения, через все 15-летие своего правления.
Что касается Лукашенко, то если мы посмотрим на политический ландшафт Белоруссии начала 90-х годов, то увидим, что политической элиты в стране не было. Была мелкая грызня между Верховным советом, Совмином, руководителями областей и так далее. И то, что никому неизвестный Лукашенко набрал в первом туре 49 процентов голосов, очень хорошо характеризует политический климат в стране на тот период. Но Лукашенко смог стать батькой для своей страны – он смог провести Белоруссию через политический и экономические кризисы, выстроить правильные отношения и с Москвой, и с Западом. Поэтому Белоруссии с лидером очень повезло. Не будь Лукашенко, страна могла пойти по тому же пути, что и Украина или Молдавия.
Что касается Узбекистана и Казахстана, то и здесь ситуация аналогичная. Преемственность сильной власти – это и есть та самая формула успеха и стабильности, которая обеспечила нормальное развитие наших республик.

ИА REGNUM: Если политическая конъюнктура сейчас такова, что досрочные выборы являются правильным шагом, то почему Россия не следует по этому пути?

– Возможности внешнего воздействия на Россию намного ниже. Не стоит забывать, что Россия является ядерной сверхдержавой, в которой инициировать революцию мало кто рискнет. Митинги и протесты там можно прокачать с целью оказания определенного давления, но попытаться организовать переворот в Москве – бессмысленно. К тому же в России нет сейчас таких же сильных политически фигур как Путин. У нас ситуация же достаточно стабильная, но есть определенные риски, связанные с тем, что Казахстан представляет собой достаточно лакомый кусок. Но при этом в военном плане мы гораздо слабее той же России и даже более мелких соседей. Поэтому Россия может себе позволить проводить выборы в срок, а у нас фактор всенародной поддержки снимает угрозу внешнего воздействия. Хотя, если быть откровенным, революцию проводить некому. Но накачка поля, тем не менее, происходит. К примеру, некоторыми квази-националистическими организациями, которые финансируются пантюркистскими организациями из-за рубежа.
Кроме того, у нас после выборов традиционно начинаются разговоры, кто пойдет на следующие выборы, начинают рассматривать сценарий с преемником и смены власти в стране. И хотя в стране есть небольшая когорта людей, которые бы могли возглавить страну, тем не менее такого авторитета как у Назарбаева нет ни у кого – ни в стране, ни за рубежом. И выборы снимают отчасти эту проблему.

ИА REGNUM: Выступая 26 февраля с обращением к народу, глава государства заявил, что о своем решении об участии в выборах он сообщит позже. Для чего это было сделано?

– Я думаю, что пауза была взята специально, чтобы посмотреть на реакцию определенного поля – внешних игроков, соратников. Ну и, безусловно, в этом был элемент кокетства. Мы видели, что между объявлением о проведении выборов и подтверждением президента своего намерения баллотироваться, "Казпочта" была загружена работой, пересылая десятки тысяч писем от народа, которые просили президента принять участие в выборах.

ИА REGNUM: А как влияет на казахстанскую политику тот факт, что с каждыми выборами президент становится старше?

– Учитывая, что президент исправно баллотировался и в 2005, и в 2011, и в 2015 году, можно предположить, что и на следующих выборах мы увидим в бюллетенях Центризбиркома знакомую фамилию. Понятно, что президент не молодеет, но понятно, что с его опытом, харизмой, дальновидностью и мудростью говорить о смене власти в Казахстане достаточно сложно.

ИА REGNUM: А что ждет политическую систему после выборов? Помнится в том же 2011, спустя полгода, парламент заявил о самороспуске. Стоит ли ожидать повторного сценария и будет ли реформировано, а может и отправлено в отставку нынешнее правительство?

– Президент в своей предвыборной платформе объявил о ряде политических реформ. Я думаю, что после выборов будет сообщено о консультациях по политическому реформированию и внесению изменений в законодательство. Это продлится несколько месяцев. И для этого будет создан некий аналог НКВД или госкомиссии по демократизации, которая у нас действовала в свое время. А к осени согласованное решение будет вынесено на первую сессию парламента. Поскольку это, я думаю затронет и выборное законодательство, а возможно и Конституции, то сначала проведут политическое реформирование, а уж потом только проведут выборы нового парламента. Так что к выборам мажилиса мы доберемся не раньше сентября-октября.
Надо помнить, что после президентских выборов правительство у нас никогда не отправлялось в отставку. Точнее – премьер. Можно предположить, что будет реформировано правительство в плане организационной структуры. Ведь последняя реформа, которая была проведена в прошлом году, была сделана механически и чересчур сильно сжала аппарат. Думаю, часть министерство после выборов будет восстановлена. Это министерства по ЧС, экологии, транспорта. Возможно, будет отдельно создано Агентство по делам госслужбы. Сменится и ряд акимов. Такие варианты сейчас рассматриваются. Кроме того, мне кажется, что будут сменены и некоторые ключевые руководители высшего звена. Новый срок требует новой конфигурации.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже