Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Необходимость девальвации искусственна
Руслан БАХТИГАРЕЕВ, "Время", 9 апреля

До выборов президента Казахстана осталось чуть больше двух недель. На фоне предвыборной суеты крепнут споры о том, будет ли после всенародного волеизъявления в стране проведена девальвация. Не утихают споры и вокруг Евразийского экономического союза и его эффективности для Казахстана. На эти и другие темы мы поговорили с известным политологом Данияром Ашимбаевым.

– Данияр, сегодня, когда речь заходит о выборах, споры начинаются не вокруг того, кто на них победит, а на тему, будет ли девальвация после выборов. Страна, по сути, разделена на сторонников медленной и плавной девальвации и ее категорических противников...

– Есть еще сторонники резкой девальвации...

– И на кого бы поставили в этом споре вы и почему?

– Необходимость девальвации искусственна. Мы видим, что есть интересы сырьевых предприятий – металлургов, нефтяников и банковского сектора, а также тех людей, которые после девальвации в России рванули туда за товарами – автомобилями, техникой и т. д. Но все эти покупки имеют смысл при девальвации тенге. Многие казахстанцы перевели свои депозиты в доллары и держат теперь их в ожидании. Мы видим интересы банков, которые фактически прекратили тенговое кредитование экономики в ожидании девальвации. Но экономических предпосылок для ее проведения нет: объем экспорта у нас выше объема импорта, налицо хорошие золотовалютные резервы, а доля России (и рублевых расчетов) в нашей внешнеэкономической деятельности относительно невелика. К тому же на рынок сейчас идут и трансферты из Нацфонда в рамках программы "Нурлы жол". Даже пик покупок в России был во многом одномоментным и ситуационным. Но сейчас идет большое давление на правительство и Нацбанк, с тем чтобы оправдать все эти операции. В Казахстане сильное металлургическое и нефтегазовое лобби, которое заинтересовано в проведении девальвации. Отчасти его понять можно, поскольку это базовые отрасли экономики, формирующие львиную долю бюджета. И здесь тонкая грань между интересами отраслей, интересами национальной экономики и интересами конечных бенефециаров.
Мы видим, насколько у нас силен банковский сектор, точнее банковское лобби (сама отрасль выглядит достаточно неприглядно): правительство во многом состоит из выходцев и владельцев банков. Среди акционеров крупных БВУ есть министры, акимы, советники президента, топ-менеджеры нацкомпаний, депутаты, их родственники. И опять же вопрос о границе между профессиональной позицией министра и его деловыми интересами…
В этих условиях со стороны корпоративного сектора активно запускается тематика, что после выборов грянет девальвация. Между тем эти разговоры подрывают легитимность предстоящих выборов. Потому, я думаю, интересы спекулятивного капитала и интересы сырьевиков, которые и без того присутствуют во всех списках миллиардеров, являются не первичными, а вторичными. Ведь девальвация тенге приведет к большому уровню инфляции (с учетом высокой доли импорта продовольствия и продукции легкой промышленности) и превратит предстоящие выборы, которые являются ответом на геополитические угрозы, в операцию по защите деловых интересов корпоративного сектора. А это уже не просто спекуляция, а политическая провокация.

– Так будет или нет девальвация?

– Я думаю, что небольшая и поэтапная коррекция курса возможна. Но о резкой девальвации, тем более в рамках тех 70-80 процентов, о которых говорят некоторые банкиры и их "говорящие головы", речь не идет. Социально, политически это неприемлемо. Я думаю, в высшем руководстве страны это прекрасно понимают.
Прошлогоднее снижение курса было проведено с запасом и дало свой определенный позитивный эффект, но эта мера не может применяться регулярно.
То же касается и вопроса дефицита тенговой ликвидности. Банки перестали выдавать кредиты в национальной валюте, получили долгосрочные миллиардные депозиты нацкомпаний, особенно не горят желанием разгребать свои проблемные кредитные портфели, а в "дефиците" виноват Нацбанк? Это просто смешно.

– Какие еще экономические последствия ждут нас в послевыборной эпохе? Заместитель председателя Ассамблеи народа Казахстана Анатолий БАШМАКОВ, комментируя свою инициативу проведения досрочных выборов в нынешнем году, оперировал экспертными оценками, что в 2016-м мир ждет пик финансового кризиса. Сможет ли нынешнее правительство предупредить его влияние на Казахстан? Или же тому, кто станет президентом, нужно будет сменить либо обновить действующий состав кабмина?

– Евразийский интеграционный процесс уже запущен. Понятно, что мы страдаем от той санкционной войны, которая ведется Западом против России. Вместе с тем у нас имеется достаточно серьезный опыт по антикризисному управлению: были успешно реализованы программы форсированного индустриально-инновационного развития, "Дорожная карта бизнеса", "Дорожная карта занятости" – то, чего не было в России. Инвестиционная программа у нас реализуется, пусть и не огромными темпами, но позитивная динамика есть. Президент обнародовал в прошлом году новую экономическую программу "Нурлы жол", в рамках которой выделяются большие средства на поддержку малого и среднего бизнеса, развитие строительства и коммуникаций. Исходя из всего этого можно предположить, что определенные трудности в будущем году нас ждут, но резкого ухудшения экономической конъюнктуры не будет. Но многое зависит от того, насколько крупные игроки смогут умерить свою жадность и возобновить кредитование экономики и внутренние инвестиции.

– В последнее время большая шумиха идет вокруг вопроса о введении единой валюты в ЕАЭС. К примеру, президент Белоруссии Александр ЛУКАШЕНКО недавно заявил, что единая валюта в экономическом союзе – перспектива весьма и весьма далекая. В Казахстане же так называемые лидеры общественного мнения вообще настроены агрессивно в отношении единой валюты. Между тем не стоит забывать, что идея эта принадлежит президенту Казахстана. Вопрос в том, насколько правы те, кто против общей валюты?

– Срочных предпосылок для введения единой валюты на сегодняшний день нет. Мы только перешли на вторую стадию – трансформировали Таможенный союз в ЕАЭС. Конечно, наступит день, когда встанет вопрос о более тесном валютном союзе, введении общей резервной валюты, но надо понимать, что это процесс поэтапный. Наши экономики очень глубоко встроены в долларовую систему, к тому же мы друг для друга не являемся основными торговыми партнерами. Товарооборот Казахстана с членами ЕАЭС пока только 17 процентов. К примеру, с Евросоюзом – 44 процента, с КНР – 12,6, а с США – 2,6 процента, и при этом доллар для нас намного более значимая единица, нежели рубль, юань или евро, что, кстати, тоже не отражает реального положения дел. Понятно, что данный оборот в основном построен на экспорте сырья – нефти, газа, металлов, что мы пытается преодолеть, развивая обрабатывающую промышленность.
Говорить о том, что есть предпосылки введения единой валюты в ближайшие два-три года, нет никаких оснований. Если процесс евразийской интеграции будет развиваться такими же темпами, а программы модернизации экономики смогут сохранить динамику, то возможен и переход к единой валюте, но в долгосрочной перспективе.

– На фоне споров и критики в адрес ЕАЭС не утихают и споры вокруг Украины. Опять-таки те самые якобы лидеры общественного мнения преимущественно националистического толка традиционно винят во всем Россию: мол, она страна-агрессор, другие же считают, что вина лежит в первую очередь на самой Украине. Первые пишут в соцсетях трогательные посты с сочувствием братскому украинскому народу и непотребности в адрес российских властей. Вторые стараются их переубедить. Вам не кажется странным тот факт, что нашим гражданам привычнее и приятнее принимать активное участие в обсуждении проблем других, пусть даже и дружественных нам государств, нежели развивать гражданскую активность на родине. Не лучше ли убрать мусор в горах, навести порядок на улицах городов, чем участвовать в боевых сражениях диванных войск?

– Проблема социальных сетей в том, что каждый считает себя лидером общественного мнения, и весь тот бред, который накопился у него в голове, ему кажется сверхважным месседжем, который необходимо до всех донести. Можно опираться на социологические данные, основанные на реальных опросах населения – кто чего хочет и каких взглядов придерживается, а можно мониторить социальные сети. И в социальных сетях мы видим то же самое, что происходило у нас во время выдвижения кандидатов в президенты: были один-два нормальных кандидата и толпа людей, у которых большие проблемы с психикой. Такое ощущение, что все возможные медицинские диагнозы в массовом порядке вылезли в Интернет. Такие проекты, как "Мой мир", "ВКонтакте", "Одноклассники", пользуются огромным охватом, но мы почему-то ориентируемся на мнение Facebook, где сидят несколько сотен человек, страдающих манией величия и озабоченных, так сказать, демократическими, революционными и национальными проблемами. Но данные социологических опросов показывают, что наше население в вопросе противостояния России и Запада (я не говорю про Украину, потому что она самостоятельной роли уже давно не играет) придерживается пророссийского, евразийского вектора. А то, что у нас есть кучка идиотов, которые считают правильным бегать с нацистской символикой, – это проблема психиатров и прокуроров.

– На прошлой неделе на лентах некоторых российских информагентств появилась информация со ссылкой на руководителя центра внешней политики Института экономики Российской академии наук Бориса ШМЕЛЕВА, что на Украину якобы будут отправлены казахстанские миротворцы. Председатель комитета по международным делам, обороне и безопасности мажилиса Маулен АШИМБАЕВ опроверг это заявление, пояснив, что Казахстан принимает активное участие в процессе установления стабильности на Украине. Все мы помним, как Нурсултан НАЗАРБАЕВ предлагал Астану в качестве площадки для проведения переговоров, а себя – в качестве менеджера по урегулированию конфликта. Однако переговоры прошли в Минске, и нашего президента там не было. В связи с этим возникает вопрос: чем это можно объяснить и кто из "нормандской четверки" и почему предпочел Минск Астане, а Лукашенко – Назарбаеву?

– Запад и Россия в этом конфликте зашли довольно далеко, но обе стороны прекрасно понимают: рано или поздно придется договариваться. Это ясно и всем остальным. Поэтому возможность проявить себя в качестве миротворца главам третьих стран представляется весьма удачной ролью. К сожалению, Александр Григорьевич опередил Нурсултана Абишевича по ряду инициатив: сделав несколько антироссийских заявлений, обеспечил Минску большую привлекательность в качестве приемлемой площадки в глазах Евросоюза. А Нурсултан Абишевич придерживается более взвешенной позиции и понимает, что интересы России необходимо поддерживать. И он повел себя не как торгаш. Именно по этой причине выбор был сделан в пользу Минска. Но я думаю, что опыт Назарбаева, который принимал участие во многих переговорах по урегулированию конфликтных ситуаций (Тбилиси, Карабах), а также его огромный авторитет на мировой политической арене в скором времени станут решающим фактором при выборе хозяина переговоров.

– Если теоретически предположить, что "нормандская четверка" встречалась бы не в Минске, а в Астане, а хозяином встречи был бы не Лукашенко, а Назарбаев, выполнялись бы сегодня достигнутые соглашения?

– Ситуация такова, что говорить о скорых перспективах урегулирования украинского конфликта не приходится. Слишком большие деньги вложены в киевский режим и его боевиков. Речь идет не просто о ситуации на Украине, но и о том, где будут расположены военные базы, как будут проходить транзитные пути. И эти вопросы для Запада имеют гораздо большее значение, чем демократия на Украине. Поэтому Запад продолжает оказывать санкционное давление, а Россия размещает в Крыму стратегическую авиацию, которая подрывает всю систему ПВО в Европе. Поэтому еще рано говорить о том, что стороны готовы немедленно сесть за стол переговоров.

– Во время визита на Украину Нурсултана Назарбаева Петр ПОРОШЕНКО просил нашего президента рассмотреть вопрос о поставке казахстанского газа. Однако на днях прошло сообщение, что Порошенко ведет переговоры с Туркменистаном о возобновлении поставок туркменского газа. Не совсем понятно, каким образом Туркменистан сможет поставлять газ на Украину, не имея прямого газопровода, и какова судьба казахстанского газа в свете этих событий?

– Я бы не стал придавать большого значения заявлениям Порошенко. Они делаются в первую очередь для внутреннего политического поля, чтобы успокоить население. Кроме того, не стоит забывать, что Казахстан является потребителем украинской продукции. Между тем на Западе, куда так рвался Порошенко, украинские товары никому не нужны. С Россией же Украина разорвала отношения. Поэтому терять казахстанский рынок абсолютно не в интересах Порошенко хотя бы потому, что конфеты, производимые на его личных фабриках, продаются в наших магазинах.

– В свете этих событий можно ли предположить, что отношения между Порошенко и Назарбаевым несколько охладели?

– Порошенко хоть и является, по мнению Запада, избранным президентом Украины, на самом деле контролирует процессы на Украине в очень незначительной степени. И рассматривать его в качестве долгосрочного партнера весьма опрометчиво. Если он сможет взять ситуацию в стране под свой контроль, отойти от радикальной риторики и отодвинуть от власти фашиствующие элементы, то тогда можно будет воспринимать его серьезнее.

– Еще одной актуальной темой, которую сегодня с удовольствием обсасывают некоторые казахстанские СМИ, является судебное решение по делу Татьяны ШЕВЦОВОЙ-ВАЛОВОЙ, обвиненной в разжигании межнациональной розни. Казалось бы, достаточно дать сообщение о том, что суд состоялся – и все на этом. Но, видимо, некоторым этого явно недостаточно. С какой целью у нас тиражируется информация о людях, позволяющих себе делать высказывания, которые могут внести разлад в межнациональные отношения в стране? Для чего это делается? Для повышения собственных рейтингов или же цели более глобальные?

– Я думаю, что проблема заключается в самих СМИ: отсутствие новостей и качественного контента приводит к снижению интереса читательской аудитории. Причин для межнациональных конфликтов в Казахстане нет. А отдельным заявлениям отдельных граждан придается чересчур большое значение. Если кого и стоит привлекать за разжигание межнациональной розни, то как раз таки эти СМИ, которые ради повышения своей популярности тиражируют заявления людей, имеющих психические отклонения, либо делают вброс в интересах внешних сил. Ведь многие пантюркисты, национал-популисты, "либерасты" имеют финансовую и идейную подпитку как раз из таких вот источников.

– А что вы думаете по поводу заявления руководителя управления выявления и анализа коррупционных рисков Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции Динары ДЖАНЕНОВОЙ о том, что требования к госслужащим будут ужесточать? В частности, руководители в госструктурах должны будут иметь зарубежное образование и на эти должности будут привлекать выпускников программы "Болашак".

– Я думаю, что это предложение Агентства по делам госслужбы было выработано еще до того, как глава государства раскритиковал кадровый состав госорганов в своем выступлении на съезде партии "Нур Отан". Он отметил, что необходимо возвращаться к старой системе, когда молодые кадры проходили все уровни карьерной лестницы и только потом назначались на руководящие посты. Поэтому начальник управления несколько запоздала со своим выступлением. Кроме того, эти заявления вызывают намного больше вопросов и недоумения, нежели позитивных откликов. Так как речь идет об академических подходах, не охватывающих такие вопросы, как повышение ответственности госслужащих, обеспечение системы контроля над их работой по реализации государственных программ. А внедрение карт роста, пула талантов и других вещей, которым самое место в книгах Дейла КАРНЕГИ или учебниках по менеджменту, и озвучивание их на уровне госполитики выглядят довольно странно.
Я не хочу говорить, что программа "Болашак" была неэффективна, так как есть много положительных примеров. Но эти положительные примеры – люди, которые не сразу рванули в руководство, а прошли определенный путь: сначала поработали в министерствах, акиматах, коммерческих структурах и т.д. То есть набрались опыта и жизненного, и профессионального, а потом уже стали руководить. И мы видим, что уже дважды проводились призывы болашаковцев сразу же на руководящие должности, и дважды эти призывы приводили к плачевным последствиям. Я не буду называть конкретные примеры, так как они всем известны. Но хочу сказать, что такие заявления противоречат политике главы государства. Программа должна быть построена на интересах и потребностях экономики, а не на задаче формирования новой элиты, а реформа государственной службы должна быть ориентирована на достижение результата и повышение ответственности, а не на качество удовлетворенности чиновничества своим духовным и материальным развитием.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже