Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Не дождетесь!
Дмитрий ШЕК, camonitor.com, 17 апреля

Избирательная кампания в Казахстане входит в свою завершающую стадию. Все, что можно было сказать о конкурентах действующего главы государства, было сказано в начале предвыборной гонки. Лидер нации спокойно подходит к своему очередному переизбранию. Зачем же на самом деле нужна эта кампания, и будет ли после нее политическая реформа? На эти и другие вопросы отвечает политолог Данияр Ашимбаев.

– Данияр, что общего между нынешними выборами в Казахстане и недавно прошедшими в Узбекистане?

– Параллель на самом деле одна – Нурсултан Абишевич и Ислам Абдуганиевич являются старейшими президентами на постсоветском пространстве по стажу и пользуются почти абсолютной поддержкой населения. В остальном ситуации разные, и различия эти очевидны.

– Но и там, и здесь отсутствует политическая конкуренция…

– То, что у нас в стране не существует политической конкуренции, – это неправда. У нас нет партийной конкуренции. Нет правых и левых – это, скорее, правые и левые крылья центра. Оппозиция в Казахстане состоит сплошь из обиженных на власть, которые делятся на две группы – тех, кто хочет вернуться, и тех, кто хочет, чтобы никого, кроме них, не было. Если в конце 1980-х – начале 1990-х оппозиционерами были, так сказать, пассионарии и носители каких-то, пусть даже утопических, идеологий, то затем оппозиция превратилась в сплошных грантоедов. Эти люди сегодня сидят и ждут очередного сбежавшего олигарха, который будет спонсировать их полуразвалившиеся структуры. Это та формальная конкуренция, о которой мы говорим.
Бросать реальный вызов президенту – бессмысленно. Те люди из корпуса акимов, правительства, АП, которые могли бы быть сколько-нибудь достойными конкурентами главе государства, на выборы просто не пойдут в силу бессмысленности процесса. И многие серьезные люди отказывались от такой идеи. В 1999-м, например, отказался баллотироваться Балташ Турсумбаев, в 1991-м – Олжас Сулейменов. Они понимали, что можно измерять масштаб своей популярности – но только на своем поле. Если это делать на поле президента, то легко можно заполучить комплекс неполноценности. Мы все видели, как Жармахан Туякбай в 2004 году широким шагом вошел в оппозицию – и до сих пор не оправился от 6% голосов избирателей. О дальнейшем его участии в политическом процессе можно даже не заикаться.
Конкуренция есть, но она внутри власти. Кто-то, конечно, может назвать это грызней под ковром, но эта конкуренция более жесткая, чем кажется.
От игроков требуются хорошие навыки политического управления и лавирования, наличие ресурсной базы – финансовой, медийной, силовой, умение выстраивать отношения внутри страны и за ее пределами без отхода от базовых принципов и с сохранением лояльности к главе государства. И с тем, что творится на подступах к "Ак-Орде", по накалу борьбы не сравнятся никакие общественные дискуссии, дебаты, оппозиционные митинги и т.д. И население прекрасно это понимает. Народ видит, как раз в полгода-год из высшей политической элиты вылетает по одной весовой фигуре. Которая, побродив немного в опале, либо соглашается пойти на вторые роли (типа работы в дипкорпусе или в парламенте), либо, сильно обидевшись, уходит в оппозицию. Можно пожалеть их как проигравших, но ведь за проигравшими никто не пойдет. Потому что, извините, человек потерпел поражение в аппаратной борьбе – ему не хватило ни силы воли, ни ресурсов, ни умения найти друзей и определить врагов. Он аутсайдер. А народ идет за силой.
Общество ориентируется на фигуры, находящиеся в команде президента, потому что они олицетворяют собой силу, власть, ресурсы. Закон жизни – у успешного человека много друзей, родственников и знакомых, но стоит ему оступиться – никого рядом не останется.

– И все-таки зачем были нужны нынешние выборы?

– Это обязательная процедура, которая прописана в Конституции. По сути же это референдум, во-первых, по доверию президентскому курсу, во-вторых, по продлению полномочий. Реальное доверие народа – необходимый президенту ресурс, который дает ему силы для того, чтобы продолжать оптимальный для страны курс. Мы знаем много стран, которые слишком увлеклись процедурами и потеряли индивидуальность. Создается множество партий, как, например, в Прибалтике или на Украине, которые легко поддаются внешнему воздействию, и страна становится зависимой от внешних сил, теряет лицо и независимость.
Кто бы что ни говорил, Казахстан является лакомым куском для больших политических игроков. Есть Китай, который, несмотря на реверансы в нашу сторону, рассматривает Казахстан как буферную зону, от которой можно отхватывать куски – разными способами. Есть тот же Узбекистан, который не понимает, почему такой большой народ должен жить на такой маленькой территории. Есть Турция, которая считает, что весь тюркский мир должен жить по указке Анкары. Есть США и Европейский союз, считающие, что все нефтеносные страны должны на демократических основах избирать правительства, подотчетные Вашингтону и Брюсселю. Нурсултан Абишевич, опираясь на поддержку народа, выстроил внешнюю политику таким образом, что ни одна из этих сил ни при каком раскладе не сможет владеть, грубо говоря, контрольным пакетом акций АО "Казахстан". Мы работаем со всеми, но никто нами не командует.

– Сегодня ходят разговоры о том, что после выборов будет реализована политическая реформа, главной идеей которой станет усиление роли парламента. Что вы думаете по этому поводу?

– Президент не раз критиковал парламент за то, что он не использует все имеющиеся у него рычаги давления на правительство. Например, Счетный комитет представляет развернутый отчет, депутаты все как один ругают правительство, но по итогам голосования все единогласно принимают документ. То есть, полномочия как бы есть, но они не реализуются.
Вообще, система контроля отсутствует как таковая. Есть дисциплинарные советы, которые весьма представительным составом рассматривают мелкие вопросы. Иной раз даже не понимаешь, зачем это нужно. Хотя мы помним, как в 1998 году существовавший тогда Высший дисциплинарный совет свалил двух акимов областей и министра. Через год этой структуры не стало, хотя необходимость в ней осталась. Ревизионные комиссии маслихатов, по большому счету, входят в вертикаль полномочий Счетного комитета. Вопросы-то они ставят, но дальнейших шагов по их решению мы не видим. Ни разу не было ситуации, когда маслихат или мажилис поставил бы вопрос о вотуме недоверия. Единственный прецедент случился в 2003 году вокруг Земельного кодекса: правительство нахрапом ломанулось с президентской инициативой в парламент и, не проведя достаточной работы с депутатским корпусом, наткнулось на то, что депутаты вдруг решили проявить "принципиальность".

– В чем еще вы видите слабости нынешней системы управления?

– Люди из нового руководства Агентства по делам госслужбы в кулуарах говорят, что можно даже назвать примерную стоимость экзамена для прохождения в корпус "А" – и это никто не комментирует. А ведь сейчас разрабатывается новый закон о госслужбе, в котором, скорее всего, будет много популизма и формальностей, но который не решит базовых проблем. И перед нами сейчас стоит реальный риск увязнуть в аппаратном болоте.
Президент выдвинул идею о перераспределении полномочий, но вся проблема в том, как она будет реализована. И здесь нужно смотреть не на лозунги, а на конкретное наполнение. Реформа 2007 года, когда были расширены полномочия парламента, является реформой, если только не смотреть на суть законов. По сути, полномочия парламента даже уменьшились, хотя речь шла об их увеличении. Поэтому я бы не зацикливался на высших формулах, на процедурах, тут важно другое – формирование традиции и политическая воля.
Важно выстроить систему, при которой еще больше возрастет транспарентность принятия решений хотя бы на уровне акимата или отрасли. Я не говорю сейчас про всю высшую вертикаль, которая, кстати, тоже ищет способы повысить управляемость – хотя бы старыми советскими методами, заключающимися в ужесточении контроля и повышении действенности аппарата. Это работает, но только при наличии фигур, способных такую политику проводить. Сейчас такие фигуры есть, но лучше опираться не на индивидуальности, а на систему.
Президент понимает: что бы он ни сказал, 90% его предложений исполнители превратят в пропаганду, пиар, плакаты, слоганы и видеоклипы. Потому, например, пункты послания из года в год те же самые. Не потому, что ничего не меняется, а потому, что они не реализованы на практике.

– Разговоры о транзите власти тоже участились…

– Помню, как во время избирательной кампании 2005 года кто-то сказал: "А ведь это последние выборы президента". С тех пор прошли выборы 2011 года, идут нынешние, и не покидает ощущение, что на следующих выборах мы тоже увидим всем знакомую фамилию. Дело в другом – готова ли страна к смене власти? Поясню. По сути, Нурсултан Назарбаев встал у руля республики в 1989 году, а до этого 10 лет был в составе высшего руководства – секретарем ЦК, премьером. Для нескольких поколений казахстанцев, да и для внешних игроков он обладает, если можно так выразиться, исторической легитимностью. Все внутри страны и, что тоже очень важно, за ее пределами принимают Назарбаева как данность, его авторитет и вес признаются всеми. А вот любой из крупных чиновников, который теоретически может занять этот пост, как-то не воспринимается в качестве будущего президента. Все эти чиновники выросли на наших глазах, мы знаем их слабости, знаем, кто их поддерживал, в каком банке у них лежат деньги. Безусловно, есть фигуры, которые могут возглавить Казахстан и будут вполне неплохо справляться с управлением. Безусловно, им (точнее ему) потребуется время, чтобы закрепиться в статусе лидера, заставить население и элиту признать себя таковым. Но я бы хотел отметить, что речь будет идти не о транзите, а о смене. Почему-то все думают, что будет переходный период, будет временный президент и т.д. Передача власти, как и первичное накопление капитала, может быть только разовым процессом. Об этом мы поговорим в свое время. Еще раз хотел бы подчеркнуть, что сейчас к смене власти страна не готова, нужно еще работать и работать над тем, чтобы этот процесс произошел изнутри, минимизировать внешнее воздействие, особенно в нынешних условиях. Да и, собственно, посмотрите на Нурсултана Абишевича – он в хорошей форме, по-прежнему четко держит ситуацию под контролем и просчитывает ходы. Я бы сказал так: выборы-2015 проходят под слоганом "Не дождетесь!".




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже