Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Кому доверят воплощать программу президента?
Азамат Ибраев, Nomad.su, 20 апреля

Политическая система Казахстана после выборов претерпит определенные изменения, считает политолог, автор энциклопедии "Кто есть кто в Казахстане" Данияр Ашимбаев. По его мнению, такой вывод можно сделать не только из предвыборной программы главы государства "Современное государство для всех: пять институциональных реформ", но и из каждодневной административной практики. Все более сильные и способные люди нужны для воплощения замыслов президента, все больше требований предъявляется госслужащим, и этот фактор для Казахстана является безусловным благом.

– Чем же вызван так называемый кадровый блок предвыборной программы президента Назарбаева?

– На мой взгляд, в основе президентской предвыборной программы лежит задача по совершенствованию кадровой политики. Мы видим, как пробуксовывают многие реформы, видим примеры коррупции. За примерами не нужно ходить далеко: осуждено руководство Министерства охраны окружающей среды, руководство Агентства по статистике, заместители министра обороны и руководство Погранслужбы. Припомним знаменитое карагандинское дело, где арестованы экс-премьер и экс-аким Серик Ахметов, экс-аким Абдишев и ряд сотрудников акимата, атырауское дело, по которому были осуждены, арестованы или находятся в розыске практически все областные руководители, павлодарское дело, где был осужден аким и сейчас идет суд над советником и заместителем акима области. В любой сфере, какую ни копни, есть факты следствия или судебных разбирательств – в языковой политике, бюджетной, экономической, энергетической, то есть, практически нет области, не затронутой громкими, скандальными происшествиями на почве коррупции. А ведь еще остается пласт дел, не добравшихся до суда и огласки. Кроме того, в некоторых структурах мы имеем сращивание коррупционных схем с откровенным криминалом, наркобизнесом, контрабандистами, во власти формируются структуры, занимающиеся как раз тем, с чем должны бороться.
Поэтому ничего удивительного нет в том, что зачастую реализация президентских программ наталкивается на саботаж и коррупцию аппарата, также вместо конкретной работы некоторые чиновники занимаются пропагандой и не принимают реальных мер. Даже в эффективно осуществленных стратегиях, (здесь уместно помянуть первую пятилетку ГП ФИИР, где были достигнуты хорошие показатели), наблюдаются отдельные случаи впустую потраченных средств, криминальные скандалы – например, "Силициум Казахстан" и "Биохим". Вместе с тем, в областях, смежных с теми, в которых реализовывалась ФИИР – аграрной, образовательной, научной, также имеются существенные пробелы. Показатель высокой производительности труда – базовый для госпрограммы, был достигнут в обрабатывающей промышленности, но в сельскохозяйственной сфере он по-прежнему остается низким.

– Зачастую чиновники ссылаются на обстоятельства непреодолимой силы.

– Многие отрасли остаются попросту заброшенными. И такая тенденция в огромной мере связана с кадровыми проблемами. Но есть и проблема распределения полномочий. Я часто приводил пример – допустим, мы требуем от акиматов показателей по борьбе с коррупцией, с преступностью, по высшему или среднему образованию, здравоохранению или по сбору налогов, но забываем, что перечисленные сферы вообще не относятся к компетенции акимов. Силовые структуры, фискальные органы им не подчиняются, вузы и даже школы имеют свою цепочку руководства.
Здесь интересный момент: хороший руководитель может наладить работу, даже не располагая конкретными полномочиями. Не опираясь на юридические нормы, он консолидирует вокруг себя и команду профессионалов, все силы государства, задействованные в данных отраслях, и заставляет их исправно функционировать. Здесь можно привести в пример Алматы, Астану, Мангистау, Кызылорду и ряд других регионов. Нелишним будет добавить примеры падения "верховного" уровня контроля над реализуемой политикой. Среди госинспекторов – ключевого звена президентской администрации, оказалось немало людей, не имевших опыта работы не только в регионах, но и в целом в госуправлении. Соответственно, многие сферы, которые необходимо тщательно изучать и мониторить, и своевременно информировать о тамошних проблемах руководство страны, попали в аналитический вакуум. Часто мы сталкиваемся с неверным подбором кадров, с тем, что откровенно тащат "своих". Я не говорю, что командный принцип работы – это всегда плохо, поскольку в условиях увеличения функций, числа полномочий и задач, решаемых нынешними акимами и министрами, важно опираться на проверенные кадры. Хочу подчеркнуть, что количество функций и широта охвата с советских времен значительно возросли, добавился экономический, инвестиционный блок и т.д. поэтому в этих условиях подготовленность персонала становится приоритетной задачей. В тех командах, где за каждым ее членом закреплен определенный "отсек", будь то аграрная, индустриальная или образовательная политика, переезд "со всеми присными" на новое место службы демонстрирует явные плюсы. Тем не менее, подобный принцип нарушает систему действия социальных лифтов, лишает возможности роста и местные кадры, и рядовых граждан, желающих пойти на госслужбу – они просто не могут "вырасти", потому что верхний эшелон перемещается по стране и ведомствам вместе с главной персоной команды. Складываются касты, попасть в которые со стороны практически нереально. С другой стороны, бывали случаи, когда люди устраивались по конкурсу и достигали значительных постов, так что командные принципы все же не всеобъемлющи.
Однако в целом региональным кадрам не хватает перспектив роста, поскольку районный специалист может "расти", как правило, только в районе, на областном уровне складывается своя элита, а продвинуться из области в центр невозможно. Есть и отраслевые многоступенчатые "пирамиды", где двигаться по службе можно только лишь до определенного этажа. Это очевидно даже по тому, насколько в Астане госслужащие увлечены просмотром сериалов из жизни Белого дома – здесь действует фактор замещения. Хочется ощущать себя причастным к настоящей политике, а с того этажа, где многие из специалистов находятся, реальных возможностей приобщиться к большой политической "кухне" не предоставляется. То, как на самом деле принимаются значимые решения, эти люди видят только в кино.
Есть и другие "подводные камни" госслужбы. В частности, некоторые реформы не пошли формированию аппарата на пользу. Я имею в виду корпус "А" и тотальное тестирование, где можно применить ту же критику, что и при оценке ЕНТ. Механическое зазубривание законов, далеко не все из которых нужны руководителю, например, законодательства об обращении граждан и прочих административных процедурах, находящихся в ведении аппарата, не есть обязанность первого руководителя. Первый руководитель, на мой взгляд, должен быть специалистом в подведомственной ему области, а этот фактор при тестировании не учитывался. К тому же, на чиновников оказывалось слишком сильное давление. В результате ряд руководителей, накопивших огромный опыт в определенной под их контроль сфере, тестирование не прошли. То есть не смогли сдать именно потому что были слишком хорошими специалистами. Кроме того, новое руководство Агентства по госслужбе в лице Кайрата Кожамжарова обнародовало информацию о том, что в ряде регионов в ходе тестирования были допущены коррупционные нарушения.
И все же, именно в последнее время можно отследить, как поток кадров пошел из регионов в Астану. Среди госинспекторов появились люди, имеющие опыт работы и акимами районов, и заместителями акимов областей, возникла прослойка кадров, не понаслышке знакомая с проблемами, которыми им предстоит заниматься в администрации. Думаю, в этом большая заслуга нынешнего главы администрации президента, Нурлана Зайруллаевича Нигматулина, поставившего себе цель продвигать региональных специалистов. В кои-то веки был показан хороший пример: те люди, которые работали с ним в Караганде и "Нур Отане", не пошли сразу на руководящие позиции, а кто-то поехал в регионы для получения там необходимого опыта, нужного при дальнейшем росте. Складывается нормальная система подготовки кадров. Именно об этом говорил президент в своей предвыборной программе. Дословная цитата: "Необходимо перейти от текущей позиционной к карьерной модели госслужбы. Каждый руководитель должен, начиная с низов, пройти все управленческие ступени". В короткой фразе, я считаю, отражен достаточно важный блок предложений.

– Как бы вы оценили нынешний руководящий состав страны и те перемены, которые в нем происходят?

– Если смотреть в целом по стране, то кадровый состав неплох. Вопрос в том, насколько он готов к воплощению новых задач, насколько все области и министерства соответствуют данным высоким критериям? Мы прекрасно видим отдельные примеры соответствия. Допустим, министр финансов Бахыт Султанов, человек, из рядовых работников Минфина выросший до главы ведомства. Министр внутренних дел Калмуханбет Касымов – из рядового уполномоченного он прошел всю кадровую цепочку вплоть до нынешнего поста. В МИД можно назвать Ерлана Идрисова, министр культуры и спорта Арыстанбек Мухамедиулы также вначале состоялся как деятель избранного направления. Министр энергетики Владимир Школьник много лет проработал на МАЭК, после чего продвигался по службе в Астане, и в комитете по атомным ресурсам, и в роли президента нацкомпании. Министр юстиции Берик Имашев также прошел всю цепочку должностей – от рядового следователя до главы министерства.
Что касается корпуса акимов, то в последнее время президент вернул на должности глав регионов целый ряд старожилов – это Бахыткожа Измухамбетов, Сергей Кулагин, Адильбек Джаксыбеков, Крымбек Кушербаев, Даниал Ахметов, то есть люди, имеющие огромный стаж работы на самых различных должностях. Конечно, можно вспомнить и "новых" акимов, например, Ерика Султанова, работавшего и в строительстве, и в региональных, городских, областных структурах. Алик Айдарбаев, аким Мангистауской области прошел множество ступеней в нефтяной отрасли, в том числе в Жанаозене, зарабатывая свой стаж на базовых для региона месторождениях. Аким Алматы Ахметжан Есимов прежде получил значительный опыт в сельском хозяйстве, занимал аналогичную должность в акимате Алматинской области, был и вице-премьером, и госсекретарем, и руководителем администрации президента, трудился по дипломатической линии. Можно привести в пример недавно назначенного акима Алматинской области Амандыка Баталова – одного из старейших, опытнейших работников, проходившего службу в правительстве, в аппарате президента, в Алматы возглавлявшего районный акимат, полтора десятка лет проработавшего на посту заместителя главы региона. Понятно, что подобный руководитель изучил особенности проблематики буквально "от" и "до".
Таким образом, в управлении находятся люди, знающие все проблемы, которые могут возникнуть на занимаемых ими ступенях, как в политическом, так и в любых других аспектах. Отрадно отметить, что в последние годы были исправлены многие кадровые ошибки, в результате которых ключевые посты доставались откровенно слабым руководителям, не имевшим достаточной широты кругозора на республиканском уровне.
Для акима, как мне кажется, крайне важно получить опыт работы в масштабе всей республики.
Давайте разберем управленческий состав нескольких областей, чтобы убедиться – прежние перекосы во многом сегодня устраняются. Восточно-Казахстанская область: заместитель акима Дмитрий Гариков, работал в бизнесе, на госслужбе на районном уровне, возглавлял областное управление, был замом акима Семея, акимом Курчатова. Также в ВКО – зам акима области Жаксылык Омар, курирующий внутреннюю политику, долго работал в Министерстве культуры, на телеканале "Казахстан-1", затем постепенно вырос до начальника областного управления культуры и зам акима региона; зам акима ВКО Дуйсенгазы Мусин, один из старейших руководителей районного звена, прошедший путь от агронома до директора завода, возглавлявший районные администрации. Нурымбет Сактаганов, также зам акима, курирующий экономическую политику, прежде он работал в системе таможни, поднялся с рядового инспектора до начальника отдела в центральном аппарате, работал в Министерстве труда, потом в администрации президента госинспектором. Аким областного центра ВКО Темирбек Касымжанов второй раз занимает такую высокую должность, имеет опыт работы и в областных, и в районных структурах. Видно, что это люди, прошедшие все необходимые управленческие инстанции.
Перейдем к Карагандинской области. Нынешний аким работал в регионах – в Актобе, Атырау, Астане, на республиканском уровне был заместителем министра и председателем комитета. Его первый зам Асылбек Дуйсебаев накапливал опыт в системе Минтранскома, в администрации президента, успел побывать и заместителем министра и зампредом АРЕМ. Зам. акима Ануар Ахметжанов – выпускник программы "Болашак", при этом он не сразу сел в руководящее кресло, вначале поработал на рядовых должностях в системе "Казахойла" и "КазМунайГаза", нынешнюю свою позицию получил только спустя 12 лет после окончания участия в образовательной программе. Зам. акима Андрей Ляпунов, курирующий вопросы коммунальных служб и энергетики, прошел путь от машиниста до директора крупного коммунального предприятия, имеет стаж работы в городском акимате, избирался в депутаты. Аким областного центра Нурлан Аубакиров прежде занимал должности в региональной системе казначейства, в областном и районных акиматах, был акимом Балхаша.
Западно-Казахстанская область. Первый зам. акима Арман Утегулов от рядового работника дошел до директора совхоза, был районным акимом, возглавлял областное управление; зам. акима Алмаз Бадашев, точно также вначале занимал должность специалиста в городском акимате, затем стал начальником управления энергетики области. Заместитель акима Марат Каримов, выпускник университетов Оклахомы и Луизианы, имеет опыт работы в иностранных добывающих компаниях и "КазМунайГазе". Один из недавно назначенных заместителей главы области Игорь Стексов, занимал посты в банковской системе и в фонде "Даму", выступал в качестве руководителя фонда развития предпринимательства на региональном уровне, хорошо знает специфику МСБ и областной экономики. Зам. акима Бахтияр Макен, также выпускник программы "Болашак", прежде трудился в секторе НПО, в алматинских городских структурах, возглавлял управление внутренней политики Алматы. Аким Уральска Алтай Кульгинов служил в системе юстиции, после окончания программы "Болашак" перешел в администрацию президента, затем – в кресло зам. акима области. Данные примеры весьма показательны – важно не просто получение диплома престижного зарубежного диплома, но и синтез образования и опыта работы на госслужбе или бизнесе.
Следующий на очереди областной Костанайский акимат. Первый заместитель акима региона, хорошо известный в республике Евгений Аман, прежде занятый на научной, партийной, комсомольской работе, 10 лет представлял область в Сенате, был, кроме того, ответственным секретарем в Минсельхозе. Зам. акима Базыл Жакупов перед назначением успешно руководил одним из районов, молодой заместитель акима Мурат Дарибаев до назначения работал в бизнесе, в Министерстве экономики, в Министерстве индустрии, в администрации президента. Заместитель главы области Сергей Карплюк долго работал на различных постах в областном акимате, также в Министерстве индустрии и национальной компании. Аким Костаная Ахметбек Ахметжанов также начинал с низов, работал в налоговой системе, дважды был акимом районов. Таким образом, мы можем проследить, что люди, занимающие сейчас ключевые посты, в целом накапливают самый разнообразный и разноуровневый опыт. В какой-то мере это можно сравнить с советской системой подготовки и "обкатки" кадров, когда человек занимал пост не потому что его кто-то туда втащил, а в силу своих профессиональных, организационных навыков.
Обратимся к Мангистаускому акимату. Первый заместитель акима области Суиндик Алдашев прошел путь от бурильщика до главного инженера крупного предприятия, один из самых опытных нефтяников края, учитывая, что "нефтянка" – базовая отрасль региона, подобный трудовой путь трудно переоценить. Зам. акима Бану Нургазиева, отвечающая за внутреннюю политику, прежде была педагогом, находилась на партийной работе, доросла до заместителя начальника управления внутренней политики акимата Алматы, руководила аналогичным управлением в ВКО, возглавляла департамент Министерства культуры и информации. Зам. акима Ануар Чужегулов прежде служил в алматинском акимате, в таможенных органах, зам. акима Шолпан Ильмуханбетова имеет два высших образования, работала в областном финансовом управлении, от рядовых постов выросла до начальника областного управления экономики. Рахимбек Амиржанов, также зам. акима по ФИИР, окончил вузы в России и Японии, поработал в бизнесе, в крупных проектах и в Мангистау, и в Алматы, возглавлял областное управление индустриально-инновационного развития. Конечно, несколько выбивается из ряда аким областного центра, скажем так, его назначение на пост вызвало некоторое удивление, и сейчас его деятельность порождает определенные вопросы.
Перейдем к Югу республики – к Южно-Казахстанскому акимату. Первым заместителем акима является Берик Оспанов, доктор экономических наук, от рядового экономиста дошедший до директора департамента Минсельхоза и президента "КазАгроИнновация", занимавшийся вопросами развития агропромышленного комплекса. Зам. акима Сапарбек Туякбаев, выпускник программы "Болашак", работал в Агентстве по делам госслужбы, был дипломатом, служил в администрации президента. Зам. акима Сакен Каныбеков, представитель большой, хорошо известной в области семьи, тоже дошедший от колхозника до директора завода, также был госинспектором администрации президента. Зам. акима по экономике Ербол Садыр, работал в районной больнице, в районных акиматах, возглавлял управление экономики и бюджетного планирования области. Ерлан Айтаханов, зам. акима, тоже выходец из известной и в регионе, и в центре семьи, выпускник МГУ, работал в банковской системе, в "Казахстан Темир Жолы", в областных акиматах, в Антимонопольном ведомстве, в администрации президента. Аким Шымкента Дархан Сатыбалды, кандидат экономических наук, был экономистом, бухгалтером, ревизором, служил и в администрации президента, и в акимате Астаны, в Комитете по судебному администрированию, начальником департамента КНБ.
Я еще раз хочу подчеркнуть важность того, что в акиматах на руководящих позициях заняты лица, имеющие опыт как региональной, так и центральной, республиканской работы. Без знания специфики центра, отраслевого министерства, администрации президента, аппарата правительства крайне трудно реализовать действительно масштабное видение. И самое лучшее образования само по себе не заменит подобного опыта, хотя недавно Агентство по делам госслужбы опубликовало информацию о том, что на ряд постов будут назначаться только закончившие зарубежные вузы. Но давайте откровенно признаемся, мы видели две волны "призыва" в заграничные университеты, наблюдали механический подход, когда "болашаковцев" выдвигали именно как "болашаковцев", а не специалистов конкретно в госуправлении, в экономике, просто по наличию зарубежного диплома. Не вникали, что, может, он врач, физик или музыкант, и двигали по службе с неким мессианским уклоном, что привело к проблемам и у них самих, и в тех органах и отраслях, которым с ними "повезло". Сейчас мы перечислили заместителей акимов, также отучившихся по программе "Болашак" – они уже представители новой волны, получившие опыт и на местах, и на республиканском уровне, и в национальных компаниях, и в крупном бизнесе. Их карьерный путь позволяет синтезировать казахстанскую практику управления с хорошим зарубежным образованием, чего и стоило добиваться изначально.

– Бытует мнение, что, так сказать, старая гвардия управленцев высочайшего ранга все равно не дает самым подготовленным кадрам занять верхнюю площадку карьерной лестницы, так ли это?

– Происходит ротация. Есть старая президентская гвардия: Абыкаев, Есимов, Тасмагамбетов, Джаксыбеков, Токаев, Нигматулин, Сапарбаев, Шукеев, Кушербаев, Мамин и т.д. – это люди, которых президент обкатал практически во всех ипостасях. Они были и министрами, и акимами, и послами, руководителями администрации и госсекретарями, вице-премьерами, главами национальных компаний, то есть получили опыт, позволяющий им руководить буквально всем. Тем не менее, мы также неоднократно отмечали, что далеко не каждый может удержаться в подобной когорте, кто-то не выдержал напряжения и ушел из жизни, кто-то ушел на пенсию, кто-то поддался искушению и влез в схемы, сгубившие репутацию, или сделал ставку на "неправильных" союзников и оказался вовлеченным в криминально-политические схемы. Однако в стране сложился ряд профессиональных управленцев, и они должны задавать тональность всем остальным. При этом мы можем вспомнить точно таких же управленцев с отличными дипломами и великолепными послужными списками, в итоге оказавшимися в разряде беглых или осужденных. То есть, суть в том, чтобы эти опытнейшие кадры отдавали накопленные знания и силы на достижение положительного результата. Безмерно важна система контроля, поскольку даже самый порядочный человек, оставшись возле тележки с бюджетным "сахаром" и без надзора, может не удержаться от соблазна и в нее залезть. Как уже неоднократно говорилось: задача нынешней кадровой политики добиться того, чтобы воровали не с убытков, а с прибыли. Понятно, отменить административную ренту очень сложно, главное – добиться эффективности работы в "Дорожной карте бизнеса", в ФИИР, в "Нурлы Жол", и в новой предвыборной программе президента, которая вскоре станет базовым документом, и из электоральной программы перейдет в сферу программ прямого действия.
При этом нельзя говорить, что когорта управленческих тяжеловесов является закрытой. Говорят, мол, "обойма" не меняется уже 20 лет. Я приведу пару простых примеров, и станет ясно, что это далеко не так. В момент прихода Нурсултана Абишевича на пост президента, Ахметжан Есимов уже был секретарем Алматинского обкома, а нынешний премьер-министр Карим Масимов – один из самых влиятельных людей в стране, еще учился в университете. Появились новые люди, они возникли как весомые политические фигуры буквально в последние годы – Асет Исекешев, Кайрат Келимбетов, Бахытжан Сагинтаев. Кто-то в команде вырос в самостоятельную фигуру, и видно, что возможности для роста существуют, система лифтов работает. Несменяемость команды только кажущаяся, поскольку всем запоминаются имена, которые в течение многих лет на слуху. В реальности каждый год появляются личности, никому прежде широко не известные, и они уже находятся на уровне принятия решений. И в итоге сегодня в старую гвардию входят люди, даже по возрасту никак не тянущие на звание аксакалов в политике. Или посмотрите, некоторых, допустим, Джандосова, Мынбаева и т.д. до сих пор зовут младореформаторами, хотя с того времени, как они возникли на "большой сцене", прошло лет 15 и больше и это немалый срок. Точно также на нашей памяти множество прецедентов, когда кто-то вылетал из "обоймы", и этих вылетевших, кроме прочего, можно поискать в списке дипломатических представителей Казахстана. Однако и работу на должности посла не стоит однозначно рассматривать в качестве безвозвратной ссылки, есть примеры возвращения в большую политику. Сейчас, например, в дипкорпусе находятся такие люди, как Марат Тажин, Аслан Мусин, Заурбек Турисбеков, совсем недавно принимавшие живейшее участие в госуправлении, и чье влияние, быть может, незаметно, сохраняется, они находятся в "обойме". Допустим, тот же Ахметжан Есимов три года был послом, о нем уже практически забыли, но он вернулся, стал министром, вице-премьером, акимом Алматы, и его политическое будущее пессимистических прогнозов не внушает. Нуртай Абыкаев дважды уезжал послом – в Англию и в Россию, и тем не менее, является одним из трех наиболее влиятельных людей в республике. Таким образом, политическая конкуренция у нас вполне присутствует, просто происходит она не в виде публичных схваток и дебатов, а в виде жесткой аппаратной борьбы. И мы видим, как оппозицию регулярно пополняют люди, эту борьбу проигравшие. Кто-то из них бежит на Запад, кто-то остается, и здесь продолжает участие в интригах. К ним есть определенное сочувствие, но это именно сочувствие, а не поддержка, поскольку население понимает – они проиграли. Показали себя аутсайдерами, не смогли выполнить задачи, провалили какие-то важные проекты. Народ ценит победителей, это очень древняя истина.
А к тем, кто в "обойме" остается, требования год от года растут. Заметно, что президент знает свою команду, управленцев, берущих на себя ответственность, умеющих заставить работать и подчиняться себе, даже независимо от официальных процедур. Тем не менее, подобных персон во власти 15-20% и задача новой кадровой программы – довести это число хотя бы до 50%. На данном этапе поставлена цель: создать модель, нацеленную на позитивный результат, успешную динамику, эффективность без создания "имитации бурной деятельности" в форме конференций и бравурных отчетов. Добиться выполнения программ, на которые затрачены огромные бюджетные средства, обеспечить людям элементарные блага – бесперебойное поступление коммунальных услуг, выплату пенсий, функционирование общественного транспорта, создание рабочих мест, борьбу с преступностью. Поэтому посмотрим, какие назначения произойдут после выборов в министерском и административном корпусе, кто пополнит дипломатический состав, а кто станет ответственным за воплощение президентской программы в жизнь.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже