Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Казахстанский электорат почти определился
Данияр Ашимбаев
"Репутация", 11 сентября 2004

19 сентября состоятся выборы в Мажилис Парламента Республики Казахстан 3-го созыва. 8 партий, 2 избирательных блока и несколько сотен кандидатов-самовыдвиженцев втянулись в яростную борьбу, которая должна принести 77 счастливчикам депутатский мандат. На этот раз на кон поставлено намного больше чем семь с лишним десятков депутатских значков и удостоверений. Одни элитные группы отстаивают свое право оставаться у власти еще несколько лет, другие – активно пытаются, как минимум, подвинуть старую гвардию, а максимум – перекроить всю политическую систему страны. Для каких-то партий и отдельных беспартийных политиков нынешние выборы – это последняя возможность заявить о себе, набрать положенные по статусу доли процента, а затем бесследно раствориться на свалке политического мусора. Для кого-то победа на выборах станет последним предпенсионным вздохом, для кого-то – ключом от двери в счастливое будущее.

Последний раз политическая ситуация, подобная нынешней, разворачивалась в 1990 году, на выборах Верховного Совета Казахской ССР 12-го созыва, через полтора года ставшего первым парламентом независимого Казахстана. Те выборы оставили за бортом советское прошлое и дали возможность проявить себя многим сегодняшним политическим деятелям страны, тем, кому суждено было повести страну путем сложных и трудных экономических и политических реформ.

Сегодня картина диаметрально противоположная: кардинальные реформы по сути закончены, в стране наблюдаются устойчивый экономический рост, политическая стабильность, межнациональное и межконфессиональная стабильность. Практически ни у кого нет возражений о выборе дальнейшего пути развития. Все упирается лишь в то, кто именно и с какой скоростью поведет Казахстан в ближайшие пять, десять, пятнадцать нет. Причем, даже вопросы скорости тех или иных реформ являются скорее лозунгами, рассчитанными на ту или иную группу избирателей. За исключением группы невменяемых радикалов подавляющее большинство как представителей казахстанской правящей элиты, так и конструктивной оппозиции имеют близкие позиции в вопросах общих принципов государственного устройства, его достоинств и недостатках.

Обрисовывать нынешние выборы как конфликт поколений – стариков-ретроградов и молодых реформаторов (вариант: мудрых отцов и бестолковых детей) глупо – средний возраст активной, боевой части всех основных политических сил примерно одинаков. Делить партии по принципу "наделенные – обделенные" тоже как-то не слишком удобно: реальное имущественное и финансовое положение многих "обделенных" намного превышает зачастую доходы тех, кто, по мнению радикальной прессы, "погряз в кормушке".

Зная реальное положение дел не менее тяжело делить партии на "правые" и "левые". Формальные либералы в предвыборный период муссируют преимущественно социалистическую риторику, не менее формальные "левые" готовы глотку перегрызть, отстаивая интересы любимого спонсора-олигарха. Центристы, проводя правый курс, называют себя социал-демократами. И так далее. В самом деле, как расположить на классической партийной линейке профсоюз работников госучреждений, гитлерюгенд и кружок садоводов-любителей?

Однако же, невзирая на названия, лозунги и фальшивую ориентацию, борьба внутри элиты разгорается довольно нешуточная. Чтобы описать все ее нюансы и подводные течения объема данной статьи явно недостаточно. Можно лишь резюмировать, что сегодня линии разлома окончательно определились, конфликт принял политическое обличье, вырвался наружу, и решать указанный вопрос ("Какой группе, персоне, группировке править в Казахстане дальше?") предстоит отечественному избирателю. Пафос содержащийся в данной фразе – "избирателю предстоит решать", – является, при этом, скорее данью моде (предвыборный сезон, все же), нежели отражением реальной картины.

Во-первых, выборы, как максимум, создадут элитам промежуточный плацдарм для дальнейшего выяснения отношений, позволят убрать с поля лишние и мелкие фигуры (а также обогатят многочисленную армию политтехнологов, пиарщиков и журналистов).

Во-вторых, современные технологии, которые используют практически все сильные партии, позволяют управлять поведением среднестатистического избирателя и, выдавая коричневое за красное, уверенно доводят его (избирателя) руку до избирательной урны.

Для того, чтобы объяснить избирателю, кто же все эти годы заботился об его благополучии, а завтра наилучшим образом защитит его интересы, существует немало средств. Согласно результатам социологического опроса, проведенного ЦКТ "Репутация", ответы на вопрос "Из каких источников Вы получаете информацию о партиях во время избирательных кампаний?" распределились следующим образом: телевидение (82,7%), газеты (44,0%), листовки, плакаты (9,5%), радио (9,1%), разговоры с коллегами и знакомыми (5,8%), информационные материалы самих партий (1,7%), интернет (1,0%).

Безусловное лидерство "голубого экрана" в формировании общественного мнения, конечно и без того очевидно. Однако, если поставить в один ряд такие вопросы, как-то: "какие телеканалы вы смотрите?", "кем эти телеканалы контролируются?" и "какие партия и политик вам больше всего нравятся?", то результат выборов становится вполне предсказуемым. Тоже касается в определенной степени и отечественной печатной прессы.

Согласно все тому же опросу среди телеканалов по популярности лидируют "Евразия" (быв. ОРТ) (60,3%), КТК (53,0%), "Хабар" (50,0%), далее с большим отрывом идут "Казахстан-1" (22,8%), НТК (22,1%), "Ел арна" (19,8%), 31-й канал (11,6%). Среди газет лидируют "Караван" (39,4%), "Аргументы и факты" (21,5%), "Время" (19,4%), "Казахстанская правда" (16,7%), "Егемен Казахстан" (12,4%), "Жас Алаш" (7,9%), "Мегаполис" (5,7%). Эти цифры указывают популярность той или иной газеты в пределах всей республики, в регионах местные газеты зачастую уверенно опережают центральную прессу – к примеру, семипалатинский "Спектр", "Костанайские новости" и т.д.

Вполне становится понятным и распределение первых мест в рейтингах известности и доверия казахстанских политических деятелей. Самый известный политик в августе Дарига Назарбаева. За ней идет Булат Абилов, обеспечивший сомнительную популярность своими оскорбительными заявлениями и последовавшими за ними судебными процессами. Он вытеснил со второго места традиционного лидера аналогичных опросов Гани Касымова. Дальше места распределились следующим образом:

Кого из названных в списке людей Вы знаете (слышали о них)? (в %)

Подобный порядок распределения мест между лидерами, да и самими партиями, определяется следующими факторами: (1) наличием собственных СМИ и (2) принципами построения партийного пиара. Т.е., очевидно, что "Отан" рекламирует не своих руководителей, а брэнд. В "Ак жоле" затмить донельзя яркую фигуру Абилова остальным четверым сопредседателям не удалось, и вряд удастся. ДВК и КПК вполне успешно эксплуатируют имена своих вождей, хотя вполне очевидно, что реальная власть тем не принадлежит. А уж лидерство Дариги Назарбаевой, сменившей амплуа оперной певицы на красную футболку политического деятеля, по понятным причинам также неоспоримо. Тем более, что "Асар", начав свою предвыборную кампанию осенью прошлого года, все это время не сходил с экранов "Хабара", КТК и других телеканалов.

Что касается второго вопроса – "Доверяете ли Вы тем людям, которых знаете?", то сама его постановка достаточно специфична. Вопрос доверия может колебаться от "оставлю ли я ему свой кошелек на хранение" до "я ему доверяю править страной и мной лично". Доверие в отношении политического деятеля, с которым явно ни один избиратель близко не знаком, определяется скорее доверием к олицетворяемому им образу, преимущественно телевизионному, и вербальным восприятием той или иной фамилии ("слышал про него что-то, но фамилия как-то странно звучит"). Лидером этого рейтинга также является Дарига Назарбаева (69,1% от числа тех, кто ее знает). В то же время второе и третье места получили не вожди оппозиции, а лидеры партийного списка "Отана" – Жармахан Туякбай (68,1%) и Александр Павлов (61,6%). По недоверию лидирует, как ни странно, Ромин Мадинов; ему не доверяют 43,2%, хотя на селе рейтинг доверия вдвое превышает рейтинг недоверия. При этом лидер Аграрной партии и 1-й номер списка блока "АИСТ" является и самым "неизвестным" политиком страны: о его существовании подозревают лишь 2,5% опрошенных. На втором месте в рейтинге недоверия идет Амангельды Ермегияев (хотя число доверяющих ему выше числа не доверяющих: 45,3% против 41,7%). Третье место по понятным причинам занимает Галымжан Жакиянов (44,5%), а четвертое – Алтынбек Сарсенбаев (35,2%).

Однако, если взглянуть на результаты этого опроса в разрезе регионов, то картина становится совершенно иной. Дарига Назарбаева, лидирующая в общем зачете, в Алматы уступает Александру Павлову и Людмиле Жулановой, на Востоке – Туякбаю, Сарсенбаеву и Кожахметову, на Севере – опять же Туякбаю, в Центральном Казахстане – Алтыншаш Джагановой и Павлову, на Западе – Джагановой, Жакиянову, Касымову, Кожахметову, Мадинову, Нарикбаеву, Туякбаю и Павлову, и лишь на Юге ее лидерство в рейтинге доверия на сегодняшний день неоспоримо – 80,7% (но и здесь лидеры "Отана" отстают от нее менее чем на 10%).

Совсем не столь благодушная картина складывается у партии "Ак жол". Жуланова и Сарсенбаев занимают довольно-таки высокие места в рейтинге доверия, однако их известность крайне низкая (2,7% и 8,1%) и, соответственно, реальное доверие в абсолютных цифрах к ним намного ниже лидеров рейтинга. Что касается Абилова и Байменова, то их рейтинги высоки в основном в Алматы и прилегающих регионах. Абилову не доверяет Восток (31,4%), Север (49,5%) и Центральный Казахстан, т.е. родная Караганда (48,9%). Та же картина у Байменова – 33,3% не доверяющих против 8,3% доверяющих ему в Центре, 42,1% против 36,8% на Западе.

Не слишком оптимистичная ситуация и у лидеров "Оппозиционного народного блока". Абдильдин не пользуется доверием на Севере (41,3%) и в Центре (43,9%). Жакиянову в Восточном Казахстане не доверяют 74,2% опрошенных и 47,6% в Центре. Асылбек Кожахметов, плохо воспринимаемый в Алматы (52,5% не доверяют) и на Севере (52,4%), тем не менее пользуется доверием Юга, Востока и Запада.

Аналогичная картина наблюдается и в отношении политических партий, возглавляемых указанными персонами. Казахстанский избиратель твердо знает о существовании таких партий как "Асар", "Отан" и "Ак жол". Прочим партиям повезло меньше:

Какие политические партии Вы знаете?

Что касается доверия (от числа знающих о ее существовании), то только у шести партий количество доверяющих превышает число не доверяющих. Это – "Асар" (68,8%), "Отан" (68,7%), "Ак жол" (56,3%), ДВК (52,6%), "Ауыл" (44,0%), Партия патриотов (42,0%). По недоверию к себе лидируют Демократическая партия (46,2%), "Руханият" (46,0%), Гражданская партия (40,1%), Аграрная партия (38,6%). Подобное восприятие вполне объяснимо: те, кто слышал или читал про ДПК, наверняка слышали и обвинения со стороны ДВК в "черном пиаре" в адрес вновь созданной партии. "Руханияту", увы, не повезло – несмотря на то, что название партии означает "Духовность", отечественный избиратель почему-то ее не воспринимает. Что касается ГПК и АПК, то несмотря на успешное участие в прошлых выборах и активную работу в течении всего срока работы Мажилиса 2-го созыва, "коллеги"-партийцы постарались демонизировать их в качестве лоббистов олигархическо-латифундистского капитала. По этим причинам, ГПК и АПК создали блок с красивым названием "АИСТ" (Аграрно-индустриальный союз трудящихся), а свои партийные корни стараются не афишировать.

Для уточнения картины восприятия электоратом партийного поля Казахстана также был задан вопрос: "Какая на Ваш взгляд характеристика в наибольшей степени соответствует той или иной партии?" Как выяснилось, только три партии не вызывают особых затруднений. В отношении "Отана", "Асара" и "Ак жола" затруднились ответить соответственно 21,8%, 18,5% и 47,1%; у остальных партий количество затруднившихся находится в диапазоне от 69,3 до 77,6%. Были получены следующие ответы:

Избирателей в первую очередь интересует подход партии к таким вопросам, как борьба с бедностью и безработицей (68,0%), поддержка образования и здравоохранения (42,1%), борьба с преступностью (41,6%), защита здоровья матери и ребенка (38,8%), борьба с коррупцией в органах власти (38,3%), повышение материального благосостояния населения (35,9%), молодежные проблемы (32,3%), развитие и поддержка села (30,6%). Эти проблемы вполне очевидны, и редкая партия не отметилась на своем, самом лучшем видении их решении. Программа "Ак жола" буквально пестрит словами "повысим вдвое, втрое, вчетверо". "Асар" в цифры не углубляется, его главное оружие – уверенный пафос: "Мы придем в парламент с одной единственной целью – сделать жизнь казахстанцев более защищенной. Защищенной от гнилой воды, от аварий, болезней и наводнений. И мы знаем как это сделать!". "Отан", понятно, не имеющий возможности ударяться в популизм, более осторожен: "Через удвоение ВВП – к практическому удвоению социальных расходов государства, через удвоение социальных расходов – к удвоению качества жизни. Через пять лет Казахстан может и должен иметь лучшее в СНГ здравоохранение, лучшую систему образования, лучшее социальное обеспечение".

Достаточно показателен и такой вопрос, как отношение партий к доходам от экспорта нефти, на сегодня основному источнику пополнения республиканского бюджета.

"Асар": "Сегодняшний уровень добычи – 50 миллионов тонн нефти – это не просто мало, это очень мало! Необходимо повысить уровень добычи нефти и полученные средства направить на строительство социального государства, реконструкцию производственной инфраструктуры, развитие коммуникаций, развитие высокотехнологичных отраслей экономики, на мощный социально-экономический прорыв Казахстана в третье тысячелетие".

"Ак жол": "С 1 января 2005 года будет введена подготовленная партией "Ак жол" система непосредственного и равного распределения между всеми гражданами Казахстана доходов государства от продажи богатств недр".

"Отан": "Отан" – за диверсификацию экономики и ее отход от сырьевой направленности. Мы будем всемерно содействовать реализации Стратегии индустриально-инновационного развития страны до 2015 года. Доходы от экспорта нефти и руд мы должны использовать для развития машиностроительной, химической, легкой, пищевой, строительной индустрии".

Ежу понятно, что избирателю как-то ближе сиюминутное решение его проблем, чем углубление в смысл слова "диверсификация". И тот, кто сможет доходчиво объяснить, что именно он решит его (избирателя) проблемы, с большой степенью вероятности получит галочку напротив своего имени в избирательном бюллетене. У "Асара" возможностей донести свою т.н. программу до электората намного больше, чем у других: рейтинг дружественных партии телеканалов и газет это прекрасно демонстрирует. "Отан", начавший свою кампанию в конце весны – начале лета, берет числом (кроме того, избиратель "Отана" менее маргинален и более восприимчив к сложным терминам). "Ак жол", хотя и не менее "Асара" склонный к популизму, тщательно маскирует его легким налетом респектабельности. Это сочетание могло бы дать партии и больше, но ее медиа-возможности намного меньше, чем у "Асара" и "Отана".

Это можно легко проследить по тому, как часто партии-лидеры попадали в поле зрения прессы.

Упоминаемость партий в центральных и региональных СМИ

С учетом всего сказанного выше, ответы на вопрос "За какую партию (союз) Вы проголосуете на выборах в Мажилис?", становятся вполне очевидными. В выборах намерены принять участие 72,7% опрошенных (52,4% – "обязательно буду голосовать" и 30,3% – "скорее всего буду голосовать"). Точно не придут на участки 10,4% (плюс "скорее всего не буду голосовать" – 7,2%), еще не решили окончательно – 8,3%.

В августе электорат намерен проголосовать следующим образом (в % от числа опрошенных):

Если сравнивать приведенные данные с проводимыми ЦКТ "Репутация" в течение последних шести месяцев социологическими исследованиями, то можно констатировать, что в целом ситуация не изменилась. "Отан" и "Асар" все время имели рейтинг, превышающий 7%-ный барьер, и яростно боролись за лидерство. Причем партия власти лишь в июле вырвалась, наконец-то, вперед. Кстати, на вопрос "Как Вы думаете, за какую партию проголосует большинство избирателей?" ответы распределились так: "Отан" – 33,7%, "Асар" – 32,6%, "Ак жол" – 3,6%, остальные – менее 1%.

Рейтинг "Ак жола" постоянно колеблется в диапазоне от 5,0 до 9,3%, что дает ему определенные возможности все-таки преодолеть 7%-ный барьер и пройти в Мажилис по партийному списку.

Что касается всех остальных партий, то хоть на сколько-то приблизиться к лидерам смогла лишь Коммунистическая партия, имевшая в апреле рейтинг 4,4%. Однако начавшийся как раз в то же время раскол в ее рядах окончательно подкосил КПК. Не способствовало росту популярности и создание предвыборного блока КПК и ДВК. Рейтинг КПК колебался с марта в диапазоне от 1,2 до 4,4%, а рейтинг ДВК – от 0 до 2,9%. Зато "Оппозиционный блок" имеет самый высокий антирейтинг – за него ни при каких условиях не будут голосовать 17,4% опрошенных (у "Ак жола" – 5,0%, у "Асара" – 4,7%).

Также не дало пока никакого эффекта и создание блока АИСТ. Рейтинг Гражданской партии находился в диапазоне от 0,8 до 3,2%, а Аграрной – от 1,1 до 3,0%. Причем за обе партии в июле собирались проголосовать 3,3% опрошенных, а за созданный ими блок сегодня отдают свои голоса всего лишь 1,6%. Причины этого вполне понятны: поздний старт кампании, не слишком удачная попытка прикрыть старый имидж новым. Кроме того, слишком многие знают, кому именно "аист приносит счастье"…

Любопытно выглядит и картина по регионам. "Отан" лидирует на Севере Казахстана (42,9%), в Алматы (33,6%), на Юге (33,5%), на Западе (22,4%). На Востоке (18,5%) и в Центре (19,4%) его опережает "Асар" – соответственно, 23,7% и 27,2%. "Ак жол" имеет сильные позиции только на Юге (11.9%) и в Алматы (11,2%); на Севере рейтинг партии составляет всего лишь 1,5%.

Может изменить ситуацию и возможный бойкот выборов со стороны оппозиционных партий, о котором в последнее время часто говорят их лидеры.

Кстати, если в выборах не будет участвовать "Асар", то 69,1% сторонников этой партии проголосуют за "Отан". Таким образом, складывается весьма парадоксальная картина: "Отан" является т.н. "партией второго выбора" у всех своих оппонентов – от "Асара" до радикальной оппозиции. Так что бойкот особого смысла не имеет: он существенно не отразится на явке избирателей и повысит рейтинги партии "Отан".

Единственная возможность для партий хоть как-то изменить ситуацию – это заняться "обработкой" еще не определившейся части электората. При среднереспубликанском уровне в 24,7% этот показатель достигает 45,9% на Востоке, 43,2% на Западе и 38,8% в Центре страны. Однако, лидеры партий-аутсайдеров пока больше занимаются шантажом власти (взять, к примеру, недавнее заявление руководства "Оппозиционного блока": "если мы получим менее 20%, то будем считать выборы недемократическими и нелегитимными"). Запоздалыми являются и инициативы нового министра информации и сопредседателя партии "Ак жол" Алтынбека Сарсенбаева по демонополизации СМИ, создании "общественного телевидения" и смене формата вещания "Евразии". Перекос в этой сфере произошел, кстати, при нем же, а изменить ситуацию до выборов, причем так, чтобы повлиять на их итоги уже практически невозможно.

Если рассчитать на базе проведенного исследования персональный состав партийной десятки Мажилиса, то получается, что сам Сарсенбаев мандата может не получить. "Отан" получит 5 мандатов (Ж.Туякбай, А.Павлов, А.Самакова, Р.Чердабаев, К.Сагадиев), "Асар" – 4 (Д.Назарбаева, С.Харченко, Р.Сарсембаева, Т.Акпаев) и лишь 1 место достается "Ак жолу" (А.Байменов).

Конечно же, это всего лишь прогноз, основанный на результатах социологических замеров незадолго до голосования. Как именно будет выглядеть новый казахстанский парламент в ближайшие годы станет ясно уже в воскресенье. У отечественных партийцев и их политтехнологов осталось очень мало времени, чтобы повлиять на настроения электората.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже