Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Версия о причастности России к попытке госпереворота в Казахстане смешна
Астана, 9 Июня 2016, 10:35 – REGNUM

В Казахстане национальный траур в память о жертвах терактов, произошедших 5 июня в городе Актюбинске (Актобе). В тот день было совершено нападение на оружейные магазины и воинскую часть Национальной гвардии Казахстана. В результате терактов погибли 8 человек, в том числе три военнослужащих. Еще 19 человек получили ранения. Во время антитеррористической операции, которая была объявлена в городе, были убиты 13 экстремистов. По официальной версии, за терактами стояли «приверженцы нетрадиционных религиозных течений».

6 июня страну потрясла еще одна новость: казахстанский бизнесмен Тохтар Тулешев, задержанный правоохранительными органами еще январе 2016 года, готовил государственный переворот. Более того, земельные митинги в Казахстане, которые прошли по всей стране в апреле-мае, по официальной версии, тоже были организованы и профинансированы уже арестованным к тому времени Тулешевым с целью создания очагов напряженности.

Примечательно, что первоначально отдельные государственные СМИ рассказывали о причастности к этим митингам западных структур – в первую очередь Государственного департамента США. Теперь же организацию митингов вменяют бизнесмену Тулешеву, который знаменит не только тем, что возглавлял пивоваренный завод «Шымкентпиво», но и являлся директором Центрально-Азиатского направления Центра анализа террористических угроз, председателем Экспертного совета по экономическому сотрудничеству России, Казахстана, Белоруссии Комитета по экономической политике и предпринимательству Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации 5 созыва, полномочным представителем Союза Журналистов России в Казахстане, членом Вольного экономического общества России и т. д. Одним словом, весьма дружественным к России гражданином.

В стране стали распускать слухи, что земельные митинги – это инициатива Кремля. Появилась и версия, что актюбинские теракты – тоже дело рук России, которая пытается сменить действующую власть в Казахстане.

Следует отметить, что появлению таких разговоров в немалой степени способствовали публикации в украинских СМИ. К примеру, киевский политолог Сергей Таран в интервью украинскому интернет-порталу заявил, что события в Актюбинске – это реализация Владимиром Путиным «сирийского» сценария в Казахстане.

Что думают обо всем этом в самом Казахстане? Корреспондент ИА REGNUM поговорил на эту тему с известным казахстанским политологом, главным редактором энциклопедии «Кто есть кто» Данияром Ашимбаевым.

ИА REGNUM: Данияр, в мае 2011 года в Актюбинске тоже произошел теракт. Тогда террорист-смертник Рахимжан Махатов взорвал себя возле здания Актюбинского областного департамента Комитета национальной безопасности Казахстана. Спустя пять лет – опять теракты. И опять в Актюбинске. Что не так с этим регионом?

Западный Казахстан, как известно, является у нас одной из самых проблемных зон в плане религиозного экстремизма. Мы все прекрасно знаем, что оттуда уезжает большое количество людей в Сирию, именно там за последние годы было выявлено наибольшее количество приверженцев экстремистских религиозных группировок. Это связано с чем? Во-первых, там высокая плотность населения. Во-вторых, с большим количеством крупных предприятий – в нефтянке и металлургии. Эти два фактора привели к тому, что Западный Казахстан стал зоной активной работы агитаторов и вербовщиков, которые набирают если не добровольцев, то спонсоров. Потому нет ничего удивительного в том, что именно в этом регионе сосредоточено больше всего религиозных экстремистов.

ИА REGNUM: В видеороликах задержания террористов, которые актюбинцы разместили в соцсетях, есть одна странность, которая бросается в глаза. Как вы помните, 21 мая в Алма-Ате пытались провести несанкционированный митинг против поправок в Земельный кодекс, дающих иностранцам право брать казахстанские земли в аренду на срок до 25 лет. Так вот в тот день, бойцы ОМОНа вчетвером, а то и впятером скручивали наиболее активных участников акции и в сопровождении вели их в автобус. В Актюбинске же, судя по фотографиям, задержанные террористы лежали на земле, не скованные наручниками. При этом вокруг них не было никаких спецназовцев, лишь поодаль стояли 2-3 простых полицейских. То есть эти люди могли попытаться сбежать, но они предпочли просто лежать.

Врать не буду: я это видео не видел. Но вы не сравнивайте события в Алма-Ате и в Актюбинске. О митинге 21 мая власти знали заранее и готовились к ним: в город были стянуты дополнительные силы. Актюбинские же террористы о своих действиях никого заранее не уведомляли, и поэтому властям пришлось использовать лишь те силы, которые имелись под рукой. И то, что они нарвались на какой-то патруль, способствовало тому, что ситуация была достаточно быстро локализована. Что касается вопроса, почему не бежали, то тут, очевидно, они поняли бессмысленность таких попыток. Я думаю, что силовики, которые проводили антитеррористическую операцию (АТО),предприняли все необходимые меры безопасности.

ИА REGNUM: Некоторые эксперты и политологи полагают, что к терактам в Актюбинске причастны некие третьи силы. Что вы думаете по этому поводу?

Утверждения, которые сейчас муссируются в обществе, о том, что к этим терактам причастны кавказцы, сирийцы и даже россияне, достаточно голословны. События в Актюбинске не производят впечатления подготовленных. Ощущение такое, что нападение спланировали за несколько часов. Причем спланировали террористы-любители. Но сейчас вопрос, кто стоит за этими терактами, не столь важен. Важно иное – не вступят ли другие «приверженцы нетрадиционных религиозных течений» в открытое противостояние с правоохранительными органами, вдохновившись примером актюбинских экстремистов. Именно поэтому сейчас по всей стране введен «желтый» уровень террористической угрозы и проводится масса мероприятий по усилению безопасности, по выявлению экстремистских группировок с тем, чтобы предотвратить повторение подобных событий.

ИА REGNUM: Кто прошляпил ситуацию в Актюбинске: Комитет национальной безопасности или Министерство внутренних дел?

Пресечь абсолютно все невозможно. Обеспечить в стране тотальный контроль – прослушку всех телефонных разговоров, сообщений в мессенджерах, переписки в соцсетях – это физически невыполнимо. То, что пресекли, это хорошо. Но в это же время сотни тысяч людей ежедневно прислушиваются к враждебной пропаганде. За примерами далеко ходить не надо. Возьмите ту же алма-атинскую барахолку (один из главных вещевых рынков в Алма-Ате – прим. ИА REGNUM ). Еще до недавнего времени в каждом пятом, грубо говоря, бутике была религиозная литература. Без каких-либо выходных данных, но на хорошей полиграфической базе, на всех доступных языках: русский, арабский, казахский, татарский, уйгурский и т. д. Часть литературы регулярно изымалась, но завоз ведь был постоянным. И если русская православная церковь (РПЦ) достаточно жестко контролировала завоз религиозной литературы, то изъятие такой литературы исламского толка было во многом формальным.
Помните, у нас как-то ввели ограничение на торговлю религиозной литературой? Тогда во многих магазинах изымали академические издания и этнографические исследования, считая их экстремистской литературой. Это все привело к тому, что молодые люди, которые слушали шансон, теперь слушают проповеди, которые читаются убедительным молодым голосом и которые промывают мозги. Людей, которые воспринимают подобного рода пропаганду, слишком много. Они видят, что государство зачастую не может обеспечить их потребности, и недовольны этим. И вот на эти уши падают эти проповеди, которые призывают жить по шариату и вести борьбу с неверными. Один из ста просто послушает их, один из тысячи пойдет искать наставника, один из десяти тысяч рано или поздно возьмет в руки оружие. К слову, есть информация, что многие бывшие члены ДУМКа (Духовное управление мусульман Казахстана – прим. ИА REGNUM ) проповедуют салафизм. Есть явные эксперименты, проводимые финансово-промышленными группами с целью поисков союзников в сфере религии. И рано или поздно эти игры заканчиваются тем, что человек берет ружье и идет убивать «неверных».

ИА REGNUM: А что вы думаете о раскрытии КНБ попытки осуществления государственного переворота казахстанским бизнесменом Тохтаром Тулешевым в связке с группой высокопоставленных чиновников и военных и его причастности к земельным митингам?

Если помните, в последний раз термин «госпереворот» мелькал в отношении Рахата Алиева (бывший зять президента Казахстана, осужденный заочно на родине за попытку госпереворота и убийство топ-менеджеров «Нурбанка» на 20 лет лишения свободы. Долгое время скрывался на Мальте. Был арестован в Вене. В феврале 2015 года найден повешенным в своей камере – прим. ИА REGNUM ),у которого тоже были изъяты склады с оружием, но который контролировал достаточно популярные масс-медиа, под контролем которого были силовые структуры, и у которого на переворот дважды сил попросту не хватило. А сейчас мы говорим о владельце «Шымкентпива», который может быть и мог устроить такой переворот, но где-нибудь в пределах одного района города Чимкента. Другое дело, что он эти свои игрища перевел в сферы, которые стали вызывать вопросы у правоохранительных органов. Но рассматривать его в качестве фигуры, которая могла бы возглавить переворот в стране, достаточно странно. Безусловно, у него были какие-то контакты с теми неформальными группами, которые стояли за митингами, прошедшими в апреле-мае в Казахстане, но не стоит забывать, что с января он находится в заключении.
С другой стороны, когда мы говорим о массовых беспорядках, надо понимать, что спонтанно они не возникают. Всегда существует организационный момент. Организовать такие митинги в условиях фиктивной и окончательно развалившейся оппозиции, которая не в состоянии провести электоральную кампанию и митинги в свою поддержку, могут только криминал и религиозные или политические экстремисты. В криминале, хоть это стараются не афишировать, такого рода компоненты присутствуют: местная мафия заинтересована в организации давления на власть. Для религиозных экстремистов такие мероприятия дают возможность получить опыт организационной работы и заручиться поддержкой зарубежных религиозных экстремистов. У политических экстремистов, которые финансируются либо из-за рубежа, либо беглыми олигархами, тоже есть интерес в таких митингах. И понятно, что в митингах в апреле-мае деятельность такого рода структур присутствовала. Я не буду говорить, что Госдеп США выплачивал 200 долларов всем участникам этих демонстраций, поскольку это будет преувеличением, но тем не менее, в том, что за всеми этими акциями стоит некий неформальный организатор – это безусловно.

ИА REGNUM: Мы все помним, что были обвинения в сторону Запада и, в частности, Госдепа США о причастности к этим митингам. Сейчас же в организации митингов обвиняют Тулешева, который считается сторонником России, так как он даже занимал какие-то должности в Госуме, в Союзе атаманов и в других российских организациях и учреждениях. Получается, что градус обвинений резко сместился со стороны Запада в сторону России?

Мне кажется, что версия о причастности России к этим событиям достаточно нелепая. Во-первых, для России Казахстан является ближайшим союзником, и разжигание страстей на территории нашей страны Кремлю категорически не выгодно. Во-вторых, многие титулы, которыми щеголял Тулешев и которые имеют отношение к России, они из категории тех наград, которые скорее тешат самолюбие, нежели имеют какой-то вес. Человек хочет иметь значок заслуженного работника пресс-служб, кавалера ордена и т. д. – этого добра на рынке хватает. Представить, что Кремль сделал ставку в перевороте в Казахстане на владельца пивзавода – это смешно.

ИА REGNUM: Я слышал версию, что таким образом Кремль пытался запустить процесс смены власти в Казахстане, с тем, чтобы сделать президентом того человека, который выгоден Кремлю.

Я думаю, что всевозможные преемники такого рода согласования с Москвой уже давно прошли. Вопрос в том, что запуск операции «преемник» сейчас, когда Россия находится в состоянии противостояния с Западом, в Казахстане может только дестабилизировать ситуацию. Опять-таки, Тулешев был арестован в январе. Причиной ареста была криминальная составляющая. И мне кажется, что поиск американского следа, который в определенном смысле все же присутствовал, а теперь демонстративный поиск российского следа – это попытка направить ситуацию на поиск внешних проблем.

ИА REGNUM: Можно ли предположить, что эти земельные митинги и попытка госпереворота – это клановые разборки, а Тулешев стал просто их жертвой?

«Жертва разборок» звучит так, будто он в них сам не участвовал. Безусловно, какие-то внутриэлитные игрища и маневры происходят, но утверждать, что какой-то клан всерьез готовился к перевороту, я бы не стал. Да и Тулешев на вождя восстания или оранжевой революции никак не тянет. Он фигура не того уровня.

ИА REGNUM: Мухтар Аблязов (бывший владелец БТА-банка, беглый олигарх) тоже мало походил на оппозиционера, однако это не помешало ему им стать…

За Аблязовым стояли более серьезные люди. К тому же, Аблязов был известен в республиканском масштабе. А Тулешева даже в области многие не знали.

ИА REGNUM: В интервью казахстанской газете «Время» о земельных митингах вы заявили, что «информационная политика в Казахстане оторвана от реальности». Именно поэтому президент и создал Министерство информации и коммуникаций. Тем не менее, 5 июня на сайтах правоохранительных и государственных органов не было никакой информации о происходящем в Актюбинске. Получается, что очередное распоряжение президента было проигнорировано, а созданное министерство оказалось мертворожденным?

Вы поймите, министерство не может начать тут же эффективно работать, как только вышел указ президента. Есть перечень необходимых процедур, которые предстоит пройти. Правительство должно разработать положение о министерстве, в котором будут определены все его функции. Должен быть назначен ответственный секретарь министерства, вице-министры, директора департаментов, начальники отделов, должны быть переписаны бюджетные программы с учетом нового министерства и т. д. Этот процесс занимает до 3 месяцев. Второе, не стоит забывать и о процедурах согласования. Допустим, в каком-нибудь ведомстве посчитали, что необходимо обеспечить информационное сопровождение происходящему в Актюбинске. Написали служебную записку. Ее сначала рассматривает руководитель департамента, затем передает на согласование вице-министру, тот в свою очередь согласовывает с министром. Министр со своими правками спускает обратно вниз по цепочке, потом снова согласовывается, затем поступает в администрацию президента, рассматривается там. Потом проходит совещание с экспертами – стоит ли реагировать и как реагировать, какие информационные меры предпринять. Потом разрабатывается проект реагирования. Его передают в пресс-службу президента на согласование, затем оттуда он передается в профильное министерство на согласование, затем снова возвращается в администрацию президента, потом утверждается окончательный вариант. Думаю, где-то к сентябрю мы увидим оперативное реагирование нового министерства, но никак не раньше.
Силовые органы, не заморачиваясь на пресс-релизы, стали обеспечивать безопасность стратегических объектов, ввели «желтый уровень» террористической угрозы. То есть силовики сработали более-менее адекватно.
А вот вопросы экстренного информационного реагирования у нас быстро не решаются. Тем не менее, я бы хотел отметить, что МВД буквально на следующий день распространило информацию. В тот момент, когда еще идет перестрелка, точное количество жертв и убитых экстремистов вам никто не назовет. Вспомните тот же Аркан-Керген. Сразу же объявили терактом. Но следствию понадобилось несколько месяцев, чтобы сложить картину произошедшего.
Всем хочется быстрой оперативной информации, но чтобы не кормить публику дезинформацией, требуется время. С другой стороны, у нас настолько забюрократизирована система информирования, что даже если и есть необходимая информация, то вопрос согласования, обнародовать ее или нет, занимает несколько дней минимум. То же самое по делу Тулешева. Он был арестован в январе, и только сейчас госорганы решили обнародовать часть материалов по этому делу.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже