Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Олигархи "подсели на коврики"
Назгуль АБЖЕКЕНОВА, Caravan.kz, 24 октября

Экстремисты вербуют в свои ряды высокопоставленных чиновников и крупных бизнесменов Казахстана.

Об этом заявляет известный политолог Данияр АШИМБАЕВ. "При этом попытки государства в последние годы продвинуть концепцию так называемого "правильного ислама", основанную на культурных и исторических традициях, не увенчались успехом из-за отсутствия авторитетных носителей", – говорит эксперт.

Старые новые проблемы

На недавней конференции в Астане чиновники, политологи, религиоведы и общественники обсуждали, как эффективно противодействовать экстремизму и терроризму.

– Казахстан все больше вовлекается в террористическую систему координат. В активную пропаганду, идущую и из-за рубежа, и внутри страны, вовлечены, по различным данным, и высокопоставленные лица. Пропаганда идет массово и квалифицированно в различные сегменты, вовлечение идет и в боевую активность, и с точки зрения привлечения ресурсов. Работа идет вокруг крупных казахстанских предприятий, с крупным бизнесом. Про некоторых олигархов стали говорить: "подсел на коврик", – отметил на встрече политический эксперт Данияр Ашимбаев.

При этом, анализируя неконтролируемый рост религиозности среди соотечественников, политолог подчеркнул, что проблема не нова.

– Те формулировки, которые мы сейчас обсуждаем, были еще в 50-е годы прошлого века, об этом говорят архивы, с которыми я работал. В частности, на многих совещаниях 50–60 лет назад ставился вопрос о том, что советские, партийные госорганы не уделяют должного внимания работе с населением, чем активно пользуются религиозные активисты. И вот мы опять возвращаемся к этой теме, – констатировал эксперт.

По мнению Ашимбаева, то, что творится в головах наших граждан, во многом обусловлено идеологическим хаосом.

– Главные идеологемы – стабильность, согласие, многовекторность – давно превратились в ничем не наполненные штампы. На запрос справедливости казахстанцы не получают ответа от госорганов, все больше людей оказываются лишними. Им нет места ни в бизнесе, ни в социальной политике, ни в госаппарате. Для самого бизнеса, который мог стать сферой применения этих людей, сокращаются каналы, – отметил Данияр Ашимбаев.

А попытки государства в последние годы продвинуть концепцию так называемого "правильного ислама", основанную на культурных и исторических традициях, не увенчались успехом, считает эксперт.

– Данная концепция не имеет авторитетных носителей, Духовное управление мусульман Казахстана практически не видно. Пару лет назад вставал вопрос о том, что на алматинских барахолках идет бесконтрольная торговля религиозной литературой, аудио-, видеопродукцией с хорошей полиграфической базой, но без выходных данных, на казахском, русском, узбекском, уйгурском и татарском языках, что по законодательству запрещено (продажа религиозной продукции должна вестись в специально определенных магазинах. – Прим. ред.). При этом к продаже, кажется, даже запрещают официальное издание Корана – потому что оно не попало в список разрешенных. А кто формирует этот список – неизвестно. В Астане, говорят, по постановлению прокуратуры изъяли этнографическое исследование доисламских традиций казахов, сочтя его религиозной литературой, – рассказал Ашимбаев.

Вербовать коммуниста бесполезно

О вовлеченности должностных лиц и их близкого окружения в нетрадиционные для Казахстана религиозные течения заявляется не впервые. Ранее в СМИ появлялась информация о якобы приверженности сына экс-главы Администрации Президента Аслана МУСИНА Асылбека к течению коранитов, а мажилисмена Бекболата ТЛЕУХАНА называли ваххабитом. Впрочем, сам парламентарий в ответ на это вроде причислял себя к последователям ханафитского мазхаба – доминирующего в Казахстане течения суннитского ислама.

Парламентария от фракции народных коммунистов Айкына КОНУРОВА вербовать в экстремистские сети, как он признался "КАРАВАНУ", не пытались.

– Религиозные деятели понимают, что коммунисты большей частью атеисты. Сам я агностик – верю в какие-то сверхсилы, но не обозначаю их. А то, что в религиозные течения пытаются вербовать представителей разных слоев населения, – процесс перманентный. Тем более мы находимся в глобальной системе координат в экономическом, политическом плане. В религиозном аспекте мы являемся питательной средой для многих религий, которые довольно агрессивно пытаются проникнуть на нашу территорию и увеличить количество своих адептов, – говорит депутат.

При этом для вербовки казахстанцев в нетрадиционные течения используются бизнес-схемы, отмечает мажилисмен.

– Ни для кого не секрет, что нетрадиционный ислам пустил корни в сфере торговли автозапчастями с ОАЭ, ремонта машин и продажи мобильных устройств. В готовые бизнес-модели вовлекается максимально большое количество людей, которые автоматически становятся зависимыми от системы, – говорит Айкын Конуров.

Депутат согласен с Ашимбаевым в том, что государству необходимо усилить идеологическую борьбу, чтобы уменьшить число казахстанцев в рядах экстремистов.

– В условиях либерального неконтролируемого рынка, когда главным фетишем являются деньги, сложно выстроить единую идеологию. На эти цели выделяются деньги, государственный заказ, но создать единую систему власти не могут, несмотря на громкие заявления с высоких трибун. В этих условиях надо выстроить такую модель экономики, которая будет справедливой для всех. А пока ситуация складывается так, что средний класс с каждым годом становится все меньше, а идеологический вакуум заполоняют не только салафиты, кораниты, ваххабиты, но и сайентологи и другие течения, – заключил депутат.

Вместо прямых ответов – абстрактные дебри

Профессор кафедры религиоведения ЕНУ им Л. Гумилева, директор Института геополитических исследований Асылбек ИЗБАИРОВ в свою очередь задается вопросом, кто в Казахстане и как определяет критерии традиционности / нетрадиционности религии.

– Здесь налицо методологический пробел. Кроме того, не нужно забывать, что религиозная среда – конкурентная, но Духовное управление мусульман Казахстана не ведет работу согласно принципам такой среды, не отвечает на запросы общества, не разъясняет терминологический аппарат: что такое иман, куфр, джихад, такфир, из чего состоит идеология радикализма. Вместо прямых ответов на прямые вопросы прихожан некоторые имамы уходят в абстрактные вещи: есть ли у Аллаха рука, сидит ли он на троне и другие вопросы представления о Боге… Тем самым остается широкое поле для деятельности радикальных группировок, – говорит эксперт.

Между тем, как ранее сообщал заместитель председателя КНБ Нургали БИЛИСБЕКОВ, за 5 лет в Казахстане предотвратили 64 экстремистские акции, в этом году – 9.

С начала вооруженных конфликтов в Афганистане, Сирии, Ираке из лагерей международных террористических организаций, а также опорной и транзитной инфраструктур в третьих странах депортированы и экстрадированы 45 граждан Казахстана, 33 вернулись самостоятельно. Из них 33 привлечены к уголовной ответственности за участие в террористической деятельности. Всего за 5 лет за преступления террористического и религиозно-экстремистского характера осуждены 445 наших граждан, с начала 2016 года – 25. Кроме того, КНБ не допустил выезда в зоны террористической активности 559 рекрутов-казахстанцев.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже