Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Межсезонье
Данияр Ашимбаев
"Репутация", 14 февраля 2005

Празднование Дня Независимости подвело черту под политическим сезоном 2004 года, ярчайшим событием которого стали выборы в Мажилис третьего созыва.

Несмотря на то, что по инерции накал борьбы остается высоким, основные итоги выглядят следующим образом. Президент и его команда - администрация, партия и правительство в очередной раз выиграли у своих оппонентов по всем показателям. Конструктивные силы получили, по сути, конституционное большинство в нижней палате, а оппозиция в очередной раз продемонстрировала даже не беспомощность, а свою абсурдную сущность. "Ак жол", весьма солидно вступивший в кампанию, своими комичными заявлениями по поводу депутатского мандата, по сути, перестал существовать как серьезная политическая сила. ДВК и остатки абдильдинской Компартии, пополнив свои ряды рядом весьма курьезных персонажей и в очередной раз расколовшись, также движутся в политическое небытие, уже поглотившее "Азамат", "Народный фронт", ФДСК, РНПК, ЕДП и прочие "демократическо-оппозиционные" квазипартии. Туда же скорее всего последуют некоторые мелкие партии, чьи лидеры осенью не добились ни партийного, ни личного успеха. "Гамлетовские" метания отдельных персон из числа VIP-чиновников, выдаваемые демпрессой за "раскол власти, предвещающий скорый окончательный крах режима", завершились лишь тем, что Астана, где-то потеряв в количестве, серьезно выиграла в качестве. И хотя определенная поляризация правящей элиты продолжается, считать это началом конца вряд ли следует.

Астана, несмотря на сумбурные обвинения в тоталитаризации государства, тем не менее заинтересована в сохранении, хотя бы в общих чертах, нынешней конфигурации политического поля. Наличие ряда оппозиционных партий, таких как ДВК, КПК и "Ак жол", можно даже назвать определенным достижением провластных сил, поскольку их политика и персоналии руководства практически уничтожают все перспективы роста протестных настроений в стране, отпугивая избирателя своим невменяемым радикализмом или противоречивостью позиций, меняемых каждые 15-20 минут в зависимости от погоды или лунных фаз. Однако учитывая специфику их функционирования данные партии при создании им нормальных условий для работы моментально начинают подвергаться самораспаду и в крайне редких случаях не погружаются в ступор. Поэтому время от времени по данным структурам наносятся легкие "удары", призванные поддержать их на плаву, давая повод для определенной активизации в ответ на "гонения" и сплачивая разношерстную демократическую тусовку вокруг своих вождей, - во избежание нездоровой радикализации и/или вывода их из перманентного состояния клинической смерти.

Несмотря на то, что 2004 год, казалось бы, был переполнен всевозможными политическими событиями, начавшийся год явно способен перекрыть все аналогичные рекорды прошлых лет. В 2005 году ожидается внесение изменений в Конституцию, возможно путем проведения всенародного референдума. В начале весны пройдут довыборы в Маслихаты, где после парламентских выборов и новогодних перестановок в местных органах власти возникло достаточно много вакантных мест (только в Алматы освободились три округа). Затем в августе стартует двухлетний марафон по выборам сельских и районных акимов, а также экспериментальные выборы части районных акимов. В начале осени предстоят довыборы в Сенат (кстати, в ноябре истекают мандаты и президентской семерки сенаторов). В декабре, по всей видимости, предстоят президентские выборы; определенность с датой их проведения наступит только после конституционной реформы, т.к. нынешний текст весьма противоречиво определяет дату выборов. В дополнение ко всему в случае увеличения численности Мажилиса для политических партий к концу года могут пройти и довыборы в нижнюю палату.

В свете предстоящего весьма бурного и насыщенного политического сезона первоочередным вопросом становится создание инфраструктуры, призванной обеспечить эффективное функционирование государственного аппарата и политических институтов страны. Осенние инициативы Президента Н.Назарбаева о реформе государственного управления и проведенные им в декабре кадровые перестановки стали первыми шагами в этом направлении.

Что касается структурных изменений в правительстве и местных органах власти, то они были направлены на унификацию системы управления государством как с точки зрения повышения эффективности и прозрачности принимаемых и исполняемых решений, так и для создания предпосылок для дальнейшего реформирования и децентрализации. Смена акимов Алматы и Восточного Казахстана также должна была положить конец определенному кадровому и политическому застою, сложившемуся в этих регионах (как известно, в отличие от ряда других областей и городов в Алматы и Усть-Каменогорске ситуация в органах власти практически не менялась с лета 1997 года). Назначение Имангали Тасмагамбетова в южную столицу призвано не только придать новый импульс работе городских властей, но и качественно реформировать политическую инфраструктуру мегаполиса, давно являющуюся объектом критики со всех сторон. Экс-глава Администрации президента привез вместе с собой достаточно большую команду, сразу сменив руководство аппарата акима города и ряд районных акимов.

Перевод Виктора Храпунова на его историческую родину, в Восточно-Казахстанскую область, в свою очередь нацелен на относительно безболезненную реализацию аналогичного комплекса задач.

Администрацию президента возглавил Адильбек Джаксыбеков, в прошлом мэр Астаны и министр индустрии и торговли. Злые языки сразу связали данное решение Президента с переездом президентских структур на левобережье столицы, мол, "для решения возможных коммунальных проблем на самом высоком уровне". Однако представляется, что Президент предпочел видеть в данный момент во главе своего главного штаба в период проведения административных реформ и разработки концепции предвыборной борьбы хорошо знакомого крепкого хозяйственника с девственно чистой политической репутацией. Это позволит удержать контроль над ситуацией в регионах и проверить нового человека, а также - и это самое главное- несколько отстранившись от итогов прошлогодней баталии свежим взглядом оценить масштабы и направления предстоящей работы. Кроме того, не исключено, что Администрация в своей обычной манере специально создала такую ситуацию - "псевдоотстраненности" от политических событий - в целях проведения обстоятельного мониторинга поведения различных персон и структур, а также, возможно, спровоцировать кого-либо из них на "нездоровую" активность. Несмотря на то, что данный ход уже не раз применялся, его эффективность по-прежнему остается достаточно высокой.

Определенную неопределенность ситуации придает и состояние правительства: в нем, как известно, произошел ряд кадровых перестановок. Вице-премьер Бырганым Айтимова пересела в кресло министра образования и науки, освободившееся после шумной отставки Жаксыбека Кулекеева. А Сауат Мынбаев, получив пост министра индустрии и торговли, вице-премьерские полномочия сохранил. Затем премьер Даниал Ахметов перераспределил обязанности между руководством Кабмина, причем успел это сделать дважды. В результате была окончательно нарушена традиционная для страны схема управления - за каждым направлением (экономика, внутренняя политика, сельское хозяйство, промышленность), как правило, закреплялся курирующий вице-премьер. Теперь функционально все блоки оказались достаточно сильно перемешаны, что может означать (если не рассматривать версию сознательного отказа от эффективности) либо скорую смену правительства, либо достаточно серьезные кадровые изменения в его составе.

Полная определенность в правилах политической игры, количестве фигур на доске и качестве их функций наступит, скорее всего, ближе к весне. Пока же политическое межсезонье, туманом окутавшее шахматную доску большой политики, продолжает запутывать и игроков, и наблюдателей.

"Мир Евразии", 2005 г., №2




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже