Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Коррупции в стране столько, что Кожамжарову спать некогда
Александра Алехова, 365info.kz, 24 марта

Нынешнее Агентство по делам госслужбы и противодействию коррупции как только ни называлось в последние годы. Однако для многих экспертов оно по-прежнему является финансовой полицией. В последние годы роль главного антикоррупционера отведена Кайрату Кожамжарову, который в перерывах работы в ведомстве занимал не менее важные посты. В последний год финполиция активизировалась в выполнении своих непосредственных задач. А с того ли начала? Об этом и многом другом в очередной серии статей о политических тяжеловесах страны рассказал политолог Данияр Ашимбаев.

Акимство по сверхнадобности

- Кайрат Кожамжаров - фигура, критиковать которую сейчас многие считают опасным в силу развернутой им работы. Человек он непростой и достаточно жесткий. Мы видели, что его приход на пост главы финансовой полиции занял долгое время. Он работал и в таможне, после которой несколько месяцев нигде не работал. Затем ушел в финполицию, где достиг сначала поста начальника Актюбинского областного департамента, потом зампредседателя. В его карьерном росте активное участие принимал покойный Сарыбай Калмурзаев. Ему Кожамжаров, как и нынешний премьер Бакытжан Сагинтаев, очень многим обязаны. Можно сказать, что даже после ухода Сарыбая Султановича из жизни его влияние на кадровую политику в стране осталось таким же мощным.
Первый приход Кожамжарова на пост первого руководителя финполиции был отмечен такими событиями как "Вторая Хоргосская война", "дело статистиков" и напряженными отношениями с КНБ. В январе 2012 года финпол был передан Рашиду Тусупбекову, а Кожамжаров отправлен акимом в Акмолинскую область. Эта сфера не совсем его, но и здесь он как минимум не провалился.

- Поговаривали, что туда он попал "пересидеть" некоторые события и реформы.

- Речь шла не столько о реформах, сколько о том, чтобы убрать его с поля, пока финансовая полиция переживала большую чистку. И коснулась она больше именно людей Кожамжарова. Кроме того, в период его отсутствия в столице финансовой полицией были инициированы аресты в акимате Атырауской ("дело Рыскали") и Павлодарской ("дело Арына") областях.
Спустя год, в январе 2013 года, Кожамжаров неожиданно вернулся в Астану, но уже на пост секретаря Совета безопасности, откуда через полтора года снова пересел в кресло председателя Агентства финансовой полиции, которое за следующие три года подверглось двум большим реорганизациям. Какое-то время финпол назывался Национальным бюро по борьбе с коррупцией при Министерстве по делам госслужбы, которым руководил нынешний замруководителя администрации президента Талгат Донаков. И вот совсем недавно финансовая полиция снова была выделена в отдельное агентство, которое затем получило еще и полномочия контроля за госслужащими. И полномочия эти несколько противоречивы. Многие сравнивают это слияние с ранее существовавшим комитетом финансового контроля и госзакупок. Выглядело это как единый организм с двумя руками, одна из которых периодически должна была ловить другую.

Новая активность и опасные вопросы

- После чистки финполиции от людей Кожамжарова каких-то громких дел антикоррупционное ведомство не вело, либо мы о них не знаем?

- Восстановление финпола в прежнем режиме заняло определенное время. Понятно же, что некоторым людям из команды Кайрата Пернешовича удалось вместе с ним пересесть в акимат Акмолинской области, другим – остаться рядом с ним в администрации президента. Но это были единицы.
Какое-то время финполиция занималась в основном только методической работой. Почти год мы видели сводки о выступлениях, законопроектах, пропагандистской политике, но не более того.
Вместе с тем была разгромлена "карагандинская группа" экс-премьера Серика Ахметова, проведено расследование хищений и злоупотреблений в национальной компании "Астана-Экспо-2017"
Следующий, 2016-й год, ведомство Кожамжарова начало антикоррупционную кампанию с "дела Матаева". Многими оно было воспринято не очень позитивно в том плане, что Союз журналистов сам по себе и Сейтказы Матаев как личность ни у кого не вызывали аллергии. И как ОПГ уж тем более не рассматривались. По этой причине дело выглядело как далеко идущее, направленное против ряда высокопоставленных фигур, якобы работавших с Матаевым. Но в силу определенных причин все госслужащие фактически из-под удара были выведены, в итоге осудили самого Матаева и его сына. Это оказалось не самым лучшим началом кампании по борьбе с коррупцией.
Затем финпол расставил сети более широко. Речь пошла уже о министерских и акиматовских чиновниках. Увенчал кампанию громкий арест министра национальной экономики Куандыка Бишимбаева. Между делом проскочил Бигельды Габдуллин. Следствие против него комментировать в той же тональности, что и дело Матаева, многие не стали. К тому же Габдуллин все-таки освободился. Норма, дающая возможность выйти из-под крючка, выплатив компенсацию в 20-кратном размере, оказалась удобной и для бюджета, и для подозреваемых, и для самой финансовой полиции. Она дала возможность красиво решить ту или иную спорную ситуацию. Мы видим, что в руках финансовой полиции накопился огромный пласт компромата на всех - от высших должностных лиц до самых низших.

Финпол и КНБ - межведомственные разборки

- Недавно была новость о том, что за дачу взятки в виде блокнота стоимостью 950 тенге осужден какой-то медицинский работник. Он выплатил штраф в 20-кратном размере. Это вызывало вопросы: насколько расходы по этому делу окупились таким штрафом? Несмотря на такие минидела, понятно, что финпол резко усилился.
В условиях, что в стране практически абсолютное большинство госслужащих так или иначе замешаны в разных схемах и учитывая отношение общества к этому, понятно, что сажать можно практически любого. И члена правительства, и сотрудника районного акимата

- Однако кампании происходят крайне избирательно.

- Конечно, финполиция старается "держать себя в руках". Многие вещи без санкции свыше не решаются. Приведу один пример из прошлого. В свое время, когда финполом руководил еще Сарыбай Калмурзаев, им были получены сведения о причастности одного высокопоставленного финансиста к коррупции. На его арест Калмурзаев пытался заручиться санкцией Акорды, на что ему при всех было сказано: "Не надо озвучивать фамилию. Если есть состав, арестовывай". Но Сарыбаю Султановичу было важно назвать имя, от чего наотрез отказались в Акорде. Понятно, что ареста не случилось, в результате чего указанный финансист многими до сих пор воспринимается эффективным менеджером, видным экспертом по финансово-экономическим вопросам, социально-ответственным бизнесменом и так далее.

- А постоянные межведомственные инциденты финпола то с КНБ, то с МВД?

- В плане взаимодействия с другими структурами финполиция "хорошо" показала себя результатами следствия по второму "хоргосскому делу". Тогда напряжение между финполом и КНБ закончилось не очень хорошо для обеих сторон. Ведь громкое дело было воспринято не так позитивно, как того бы хотелось следствию. Несмотря на все усилия, потраченные на публичную раскрутку "хоргосского дела", они не дали желаемого эффекта, оставив слишком много вопросов.

Против усиления финпола пришел КНБ

- Тем не менее, мы видим, что сейчас Комитет национальной безопасности может получить полномочия по контролю за финансовой полицией. Это вряд ли вызовет у нее поддержку и понимание. Нужно понимать одно - президент в данном случае реализует систему "сдержек и противовесов". То есть на каждый усилившийся элемент системы против него сразу же усиливается другой элемент. В данном случае, против финполиции и МВД, как я уже говорил, будет играть обновленный КНБ под руководством Карима Масимова

- Странно на этом фоне выглядят аресты руководства ЕНПФ и ТОО "Бузгул Аурум", которые по идее должны быть подследственны структуре Кайрата Кожамжарова. Но дело почему-то в КНБ.

- Дело не только в пенсионной системе, а в квазигосударственном секторе, который нуждается в особо жестком надзоре со стороны именно финансовой полиции. По каким-то причинам этого пока не происходит. Можно даже догадаться, почему. Но нужно дождаться, какой противовес президент придумает против усиления влияния КНБ. Поскольку все деньги, разворовываемые в нацкомпаниях и РГП, превышают бюджеты не только министерств, но и правительства в целом, хотелось бы, чтобы финполиция этим вопросом все-таки занялась.
Я бы не стал говорить, что Кожамжаров со своей работой не справляется. Активная работа его структуры ощущается. Зачастую может быть она выглядит чересчур активной. Но с другой стороны, учитывая объем коррупции в нашей стране, по-другому, возможно, и нельзя. Понятно, что есть сферы, где финансовая полиция могла бы занимать более активную роль.

- Последние аресты, которые по очереди проводят то Кожамжаров, то Масимов, выглядят так, словно они меряются полномочиями, показывая, кто из них круче. Или это совпадение?

- Это в какой-то степени совпадение. Плюс санкции могли были быть получены ими примерно в одно время. Мы еще не можем точно сказать, есть ли логика в ваших словах, поскольку не было официальных заявлений, по каким причинам арестовано руководство ЕНПФ, вице-президент "Казахстан Инжиниринг" Канат Султанбеков, замруководителя администрации президента Баглан Майлыбаев и бывший председатель КНБ Нартай Дутбаев. Поэтому сравнивать, у кого мера следствия больше, на мой взгляд, еще рановато.

Продолжение следует.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже