Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Берику Имашеву упорно не дают "гулять" без дела
Александра Алехова, 365info.kz, 30 марта

Кривая карьеры 56-летнего Берика Мажитовича чем-то напоминает кардиограмму. Начав свою карьеру с органов прокуратуры в 1982 году, то есть с госслужбы, Имашев за 34 года трудовой деятельности где только ни успел поработать. Даже в бизнесе. И даже попасть в оппозицию. Но продолжает оставаться на ключевых позициях. Почему? За что? Политолог Данияр Ашимбаев раскроет секреты Берика Имашева в седьмой серии статей о политических тяжеловесах страны.

То шторм, то штиль

- В Центральной избирательной комиссии, куда перешел на должность председателя Берик Имашев, такая низкая сменяемость кадров, что они будто бы уже лет 10 одним составом работают.

- Я бы отметил тот факт, что как постоянный госорган, ЦИК существует достаточно недавно - с 1989 года. До этого Центризбирком собирался только на период выборов в Верховный совет. Пост сотрудника в нем не был освобожденным, а небольшой его аппарат обеспечивался работой аппарата Верховного совета.
Безусловно, эта структура очень консервативная, там за годы независимости сменилось не так много председателей - Геннадий Коротенко, Капар Букенов, Оралбай Абдыкаримов, Каратай Турысов, Юрий Ким, Загипа Балиева, Оналсын Жумабеков, Куандык Турганкулов. От него должность председателя уже перешла к Берику Имашеву. Берик Мажитович - человек достаточно яркий. Он был прокурором, причем работал в прокуратуре в начале 90-х годов, то есть в самый горячий период. Тогда же
Имашев считался и одним из наиболее грамотных следователей страны, не был обделен вниманием СМИ, получив даже премию Международного фонда Юлиана Семенова в номинации "Детектив и политика"
Далее жизнь связала Берика Имашева с гремевшим в те годы "Казкоммерцбанком", который был сравним по влиянию с нынешним "Самруком". "Казкоммерцбанк" в 90-е был везде. Но самое главное – это был любимый партнер правительства.
Под его управлением в свое время оказывались и железные дороги, и авиация, и фосфорная, и атомная промышленности, и металлургия. Недолго поработав в "Казкоммерцбанке", Берик Имашев, последовав примеру коллег по "Казкому", ушел в органы власти. Из других бывших "казкомовцев" можно вспомнить того же Сауата Мынбаева. Сначала он стал зампредом Госкомимущества, затем – начальником формирующейся налоговой полиции. Именно в этот госорган первым заместителем руководителя пришел Рахат Алиев, только начинавший свою карьеру на госслужбе. Затем Имашев на несколько месяцев уходит в свою юридическую фирму, но вскоре становится востребованным в новом правительстве Нурлана Балгимбаева, получив пост председателя Агентства по поддержке малого бизнеса, затем помощником президента и опять - адвокатская практика. Вернулся в конце 2000-го, возглавил АРЕМ, но через год – опять отставка. В общем, Берика Мажитовича "бросало" по разным должностям с перерывами на работу в бизнесе и парламенте.

- То есть кривая его карьеры напоминает кардиограмму?

- Он периодически взлетал, периодически уходил. Из правительства Балгимбаева он ушел после того, как примкнул к движению "Демократический выбор Казахстана" в 2001 году и успел побывать в руководстве "Ак жола". Амнистия – КазМунайГаз – Совбез – "Даму" – замруководителя администрации президента – секретарь Совбеза – помощник президента – и "ссылка" в сенат.
В ипостаси председателя Центризбиркома Имашев оказался сразу после должности министра юстиции. И должности эти не являлись предметом его вожделения. Про Имашева давно говорят, что его давняя мечта - стать генеральным прокурором. Но к этому его никак не подпускают.

Как история с ДВК на карьере отразилась

- Как ему вообще этот демарш с ДВК простили? Или он как Алихан Байменов - такой же везунчик?

- Почему-то считается, что появление ДВК было какой-то революцией снизу. На самом деле в проекте участвовали несколько вице-премьеров, министров, силовиков при поддержке определенной части олигархов из президентского окружения. Это было одним из проявлений аппаратной войны, которая вылилась в публичную форму. И почему-то тот период у нас немножко романтизирован. Хотя речь шла о борьбе двух-трех олигархических группировок между собой при участии массовки леволиберального толка. У Имашева достаточно тяжелый характер, он жесткий управленец. И судя по его взлетам и падениям, достаточно неуживчивый и не самый везучий. Причем периодически его стараются востребовать в стенах госслужбы. Во-первых, у него большой опыт работы, во-вторых, важно пристроить такого человека, чтобы он не "болтался без дела". Складывается ощущение, что свою главную роль на данный момент он так и не сыграл.
Минюст при нем достаточно сильно расцвел, у ведомства появилось много новых полномочий. Но потом количество комитетов и других структурных подразделений было порезано, а Имашева "сплавили" в Центризбирком. "Сплавили" звучит, конечно, немного печально, но объективно его приход в ЦИК пришелся на период, когда большими избирательными кампаниями в стране уже и не пахло. Большинство из них было завершено. Конечно, впереди у нового главы ЦИК еще выборы в сенат, а потом - рано или поздно - президентские и парламентские.
Я бы сказал так, что Берик Имашев все время находится в резерве. Даже когда он на поле, все равно скован многочисленными рамками. Это связано, я думаю, и с его характером, и с тем, что он достаточно амбициозный человек, занимавший достаточное количество постов в этой стране. Потенциал у него еще большой, есть солидный опыт в публичной и аппаратной политике. Успел он поработать и в законодательной, и в исполнительной власти, и в бизнесе. Но вместе с тем, карта ему все время не лежит. Потенциально он мог быть и генпрокурором, и занимать более высокие посты, но политическая фортуна не на его стороне.

Назначать - не назначать: риск "заноса"

- Может быть, советчиков слишком много против него?

- Конкуренция же большая. Взять к примеру Генеральную прокуратуру. Есть 16 прокуроров в регионах, главный транспортный и военный прокуроры, 5 или 6 замов генерального. Понятно, что каждый из них претендует на пост первого руководителя, не говоря о крупных юристах-управленцах со стороны.

- Но больше всего на эту должность в данный момент подходит только Иоган Меркель.

- Кто-то называет Меркеля, кто-то Имашева, кто-то жаждет вернуть Тусупбекова или Даулбаева. Кто-то считает, что нужно дать возможность реализоваться и Жакипу Асанову. Про любую должность можно так сказать, что есть более хорошие варианты первого руководителя как внутри, так и снаружи. Однако решать президенту.
С другой стороны, всегда есть риск, что человека может "занести". При всех базовых параметрах есть определенные психологические черты
Тем более после известных войн силовиков. То есть как бы ровно не было, президенту все время приходится самых верных соратников ставить в такие условия, когда не избежать очень жесткой борьбы. Имашев на поле достаточно давно. И даже если кто-то относился к нему хорошо в те годы, то сейчас на этом поле уже другие игроки.

- То есть не везде он теперь "свой"?

- Это даже неважно. А вот давать ли ему дальше серьезные полномочия, это вопрос большой. Доверие есть, но насколько оно всеобъемлюще на фоне того, как президент просчитывает все варианты при назначении на должности руководителей силовых структур? Важно ведь знать, куда поведет новый начальник структуру и как с ним сработаются другие силовики.

Стабильность госаппарата и куча обиженных

- Поэтому многие кандидаты, которые потенциально могли занять эти посты, в итоге остаются за бортом. Конечно, обидно всем, но периодически приходится делать выбор, кого ставить акимом - местного или варяга? Кого ставить премьером - сильного экономиста или сильного хозяйственника? Кого ставить министром – профильного специалиста или универсального управленца? Какая бы ни была биография, всегда идет расчет на то, что игра на повышение может закончиться понижением ставок. И это ключевой момент. В итоге недовольны все - все хотят большего. Но поскольку вопрос стабильности госаппарата важнее личных недовольств, то фактор со ставками никак нельзя не учитывать.
Есть у нас и общественное мнение, которое зачастую искривлено. Какие-то фигуры, мягко говоря, не очень адекватные, замешанные в массе преступлений, почему-то до сих пор считаются достойными кандидатами на высокие посты

- Имашев был депутатом сената по президентскому списку. Но до председателя сената не дошел.

- Так и нужно понимать, что председатель сената в крайнем случае может стать президентом. И по Конституции, даже если президент отработал всего три года из пяти, которые ему отведены после выборов, следующие два года полноценным президентом становится уже спикер сената.
Эта "американская модель" действует в Казахстане с 1998 года. Отсюда вывод, что президент, избирая спикера сената, ставит туда фигуру, которая могла бы руководить страной. Допустим, Имашев - специалист в узкой сфере, он юрист. Омирбек Байгельды был опытным акимом, Оралбай Абдыкаримов и Нуртай Абыкаев руководили администрацией президента, это его старые соратники. Кайрат Мами - тоже юрист, но более системный, чем Берик Имашев. У него и эмоциональная составляющая менее выражена. Касым-Жомарт Токаев - международник. Председателем сената хотят быть очень многие.
Но это кресло президент держит не в качестве поощрения, а для определенной балансировки. Даже если мы называем сейчас преемниками Имангали Тасмагамбетова, Бакытжана Сагинтаева или Адильбека Джаксыбекова, то председателем сената все равно является Токаев
И это свидетельствует о том, что президент пока себе другого наследника не видит. Хотел бы видеть, поставил бы его во главе сената. Вот почему кто-то сидит в сенате, а кто-то - в Центризбиркоме. Кто-то ведет президентскую партию на выборы, а кто-то сидит в так называемой общественной комиссии по контролю за выборами.
Всем хотелось бы большего. Но в стране 17 миллионов человек, из которых треть считает, что с властью они справятся лучше, чем любой другой.

Продолжение следует.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже