Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Счетный комитет знает всю правду, но сажать не может
Александра Алехова, 365info.kz, 31 марта

Счетный комитет по контролю за исполнением республиканского бюджета работает так, будто неприкасаемых для него не существует. Благодаря чему? Влиятельности первого руководителя или задачам, поставленным президентом страны? Несмотря на "зеленый свет" считать всех и вся, до оглашения доводятся единичные результаты проверок. В нюансах работы главных контролеров за госбюджетом разбирался политолог Данияр Ашимбаев.

Рекомендации, которые остаются на бумаге

- Счетный комитет - структура, возникшая вследствие очень сложного компромисса. В свое время у нас долго пытались создать контрольный орган. Когда-то это был знаменитый комитет народного контроля. После упразднения в 1990 году его пытались заменить различными вариациями, но ничего не вышло. И в итоге возникла контрольная палата Верховного совета, которая сразу озвучила массу обвинений в адрес правительственных чиновников. Эти обвинения никому не были нужны и полномочия следить за бюджетом фактически были переданы созданному Счетному комитету. Причем принцип формирования его состава по Конституции менялся неоднократно. Его избирали правительством, парламентом и президентом, потом - президентом и палатами парламента.
Все делалось для того, чтобы этот контрольный орган не стал инструментом политической борьбы
Отчеты Счетного комитета - одни из самых комментируемых документов в стране. Даже изменения в Конституцию не вызывают такого интереса. И это объяснимо. Речь идет об исполнении самых затратных государственных статей - бюджета и госпрограмм. Тема эта, как мы знаем, сверхинтересная. При этом с каждым годом растут как суммы нецелевого, так и неэффективного использования бюджетных средств
Но Счетный комитет не является правоохранительным органом, поэтому привлекается ли кто-либо к ответственности за обнаруженные нарушения, остается под большим вопросом. Рекомендации Счетного комитета по улучшению планирования бюджета и по повышению эффективности управления бюджетными программами остаются на бумаге многие десятилетия. Периодически возникают небольшие скандальчики. Мы помним недавний арест аудитора Счетного комитета, который получил взятку от менеджмента РГП "Казавтодор". По кулуарам ходит байка, что в свое время аудиторы комитета долго аудировали одну национальную компанию, выявив там не просто гигантские, а сверхгигантские нарушения. Но потом этот отчет куда-то бесследно пропал.

Вариантов замены Джанбурчина не было

- Отчеты Счетного комитета и правительства никогда "не бьют" по цифрам. Но это никак не отражается на карьере ответственных за исполнение бюджета чиновников.

- Оба отчета ежегодно утверждаются парламентом. И хотя в парламенте всегда кипят страсти по этому поводу, затем депутаты абсолютным большинством утверждают оба отчета.
Вообще-то да, в какой-нибудь другой стране хотя бы половина сомнительного содержания отчета вызвала бы вотум недоверия правительству
Президент старается держать во главе этой структуры человека компетентного и вменяемого. Компетентного, чтобы все-таки эти вопросы держать на мониторинге эффективности. А достаточно вменяемых - чтобы не придавать этим материалам чрезмерный политический характер. Всем понятно, что любая сфера - от квазигосударственного сектора до отделов в районных акиматах - подвержена всевозможным злоупотреблениям.
Отчеты Счетного комитета полагается принимать смиренно и каяться. В редких случаях допустимо слегка огрызаться: "Не так поняли", "Не так посчитали", "Не так проверили, а на самом деле у нас все лучше, просто так получилось"
Понятно, что этим ведомством всегда руководили профессиональные финансисты или экономисты по образованию. Предпоследним руководителем был Козы-Корпеш Джанбурчин - бывший заместитель акима Алматы, заместитель министра обороны, заместитель секретаря совета безопасности. Человек, который мог бы возглавить и область, и министерство, и расти дальше. Но, к сожалению, состояние здоровья и не очень хорошая моральная атмосфера вокруг него преждевременно свели его в могилу.

- Что-то не припоминаю никаких скандалов с участием покойного Козы-Корпеша Есимовича.

- Периодически он претендовал на более высокие посты, но однажды его назначение акимом было сорвано. Были люди, которые хотели видеть на этому посту другого человека. Джанбурчин был человеком неконфликтным, достаточно ярким и компетентным. Но кроме тяжелой атмосферы, которая подорвала здоровье Джанбурчина, в работе Счетного комитета было выявлено несколько нарушений - арест двух аудиторов впервые за всю историю ведомства. И вот недавно было сообщение, что в отношении одного из членов Счетного комитета ведется следствие по уголовным делам в Министерстве обороны. А речь идет, кстати, о человеке, которого Джанбурчин сам в свое время привел в структуру. После его смерти было видно, что вариантов замены ему нет. По крайней мере, его уход не планировался.

Неожиданное назначение Абдибекова

- Больше месяца, кажется, счетный комитет работал без руководителя?

- Для ведомства такого уровня это недолго. Но поскольку в Счетном комитете нет должности заместителя председателя, то фактически все это время структурой руководить было некому. Плюс не было оперативной кандидатуры на его место. Помогла ротация акимов. При этом варианты менялись очень быстро. Сначала говорили, что бывший аким Карагандинской области Нурмухамбет Абдибеков пойдет заместителем министра по инвестициям и развитию вместо Альберта Рау. Потом пошел слух, что Абдибеков будет назначен в администрацию президента. Затем ему пророчили должность акима СКО. А в итоге мы увидели его на посту председателя Счетного комитета.
Человек он достаточно интересный. Но несмотря на свой большой административный опыт, не такой уж и публичный и не очень харизматичный. Абдибеков - выдвиженец Аслана Мусина. А "мусинская школа" при том, что сам Аслан Еспулаевич оказался в опале, оказалась востребованной даже после его ухода.
Большинство кадров "подобрал" Нурлан Нигматулин, умеющий ценить профессионалов, и многих выдвинул дальше. Мусин же при том, что отношение к нему официально считается не самым положительным, все-таки был не самым плохим, если не одним из лучших акимов Актюбинской и Атырауской областей. О нынешних же проблемах Мусина на службе свидетельствует хотя бы тот факт, что он в свой день рождения был отправлен на пенсию, хотя с этим можно было и повременить. В идеале Аслан Еспулаевич вполне мог претендовать на большие посты. Зато ему удалось дать своим кадрам очень хорошую обкатку.
У Нурмухамбета Абдибекова богатая биография - от председателя министерского комитета до вице-министра, от акима Актюбинска до руководителя всей Карагандинской областью. Кстати, его назначение в этот регион было очень удивительным. Никто не ожидал, что "мусинские" кадры пойдут вверх после его падения. У нас, как правило, принято "гнобить" всех вместе с командой и родственниками. Но президент и тогдашний руководитель администрации президента Нурлан Нигматулин проявили политическую мудрость, использовав сильные кадры. А к ним можно отнести и того же акима Костанайской области Архимеда Мухамбетова, и замрука администрации президента Ондасына Уразалина.
Нурмухамбет Канапиевич руководил карагандинским регионом несколько лет, провалов особых не допускал, несмотря на то, что область тяжелая. Периодически бороться с такими инвесторами-глыбами как "Казахмыс" и "Кармет" было достаточно сложно. В связи с чем против Абдибекова велась долгая кампания. Недавно даже было проведено выездное заседание Совета безопасности, на котором работа акимата была подвергнута определенной критике. Образовавшаяся вакансия вследствие кончины Джанбурчина позволила ему сохраниться в обойме.

Новая должность Абдибекова - понижение по службе

- Сохраниться в обойме с повышением или понижением влиятельности?

- После Караганды это понижение. Нужно понимать, что для Мусина, который пришел в комитет с поста администрации президента, это было понижением. Для Омархана Оксикбаева, который пришел в комитет из совбеза, это было повышением.
Нужно взвешивать Караганду и Счетный комитет. Либо огромный регион с мощнейшей ресурсной базой, либо Счетный комитет с небольшим аппаратом, да еще и без права расстреливать за обнаруженные ошибки
Но вопрос о том, как Абдибеков поставит в комитете работу, все еще остается открытым. У нас все-таки не кресло определяет вес человека, а человек определяет вес кресла. Абдибеков не был самым ярким акимом Карагандинской области, особенно на фоне некоторых своих предшественников - тех же Петра Нефедова и Нурлана Нигматулина. Но у Нурмухамбета Абдибекова репутация крепкого хозяйственника. Посмотрим, как он этой жилкой воспользуется на новом посту. Тем более, он первый аким, пришедший в Счетный комитет. До этого Мусин был с таким же опытом работы, но после этого успел поработать и министром экономики, и вице-премьером, и спикером мажилиса, и главой администрации президента. Поэтому посмотрим, как Абдибеков поднимет или опустит вес этой должности.

- Мусин и Абдибеков - разные по значимости фигуры. Это председателям Счетного комитета дают право "мочить" всех, или у Счетного комитета в принципе нет неприкасаемых? Как будет при Абдибекове?

- У президента требование одно - выявлять проколы и оперативно о них докладывать, но желательно не доводя до скандала.

- То есть мы знаем далеко не все, что находит Счетный комитет?

- Безусловно. Никто не будет делиться всей полнотой картины. Полная картина есть у президента, у его администрации и частично есть у правительства. Понятно, что Счетный комитет имеет богатейшую базу информации на всех. А Джанбурчин в свое время аккуратно подмял под себя ревизионные комиссии маслихатов в регионах. Вместе с тем, это все-таки орган счетный, а не силовой.
Имей они полномочия финпола, КНБ или прокуратуры, тюрьмы у нас были бы переполнены, а расстрелы на заднем дворе шли бы в четыре смены. Потому что те суммы, которые выявляются, даже минимальные, позволяют говорить, что дела в стране обстоят очень даже не хорошо

- Ну так мы же видели неоднократно, когда результаты проверки счетного комитета направлялись в правоохранительные органы для принятия процессуального решения.

- Да, а хоть одно процессуальное решение вы видели? Я не видел. Допустим, выявлено хищение и злоупотребление на 400 млрд в таком-то министерстве. Что-то не припомню, чтобы хоть одного министра или его зама за это торжественно "вздернули на дыбе". То есть дается время исправить и возместить. У нас такая система, когда квазигосударственный сектор превысил все допустимые рамки, когда аппарат растет все больше и больше, сколько его не сокращай. Цены на нефть, мягко говоря, не растут, денег становится меньше, а уровень хищений не падает. В этих условиях по большому счету мы и 20 долларов за баррель спокойно бы пережили, достаточно выявить 500 воров, сидящих на этих схемах.

Счетный комитет помогал "уходить", но только на время

- Да что их выявлять, если все прекрасно знают, о ком идет речь. У каждого, кто задумывается о приходе во власть, есть список из 20 человек, которых он расстреляет в первый же день, из 40 - во второй и из 50 - в третий. В некоторых структурах сажать людей можно только по выписке из трудовой книжки. А Счетный комитет фактически суммы обнародует, но мы не видим последствий. И потом, даже тем депутатам, которые хотят голосовать против утверждения отчета правительства, начинают выкручивать руки. Дескать, нечего подвергать сомнению консолидацию. И такие жалобы слышались из парламента неоднократно.
Кроме того, внутри правительства есть комитет государственного финансового аудита, это бывший финконтроль. Он когда-то тоже публиковал большие справки сводные и ежеквартальные о том, сколько вскрыто хищений. Сейчас же, если раз в полгода и появляется какая-то инфографика, то это все.
То есть либо объем хищений такой, что просто нельзя обнародовать, либо уже плюнули на это дело. Ведь массовые расстрелы - это такой процесс, который начать легко, а остановить сложно

- А на что тогда антикоррупционное ведомство?

- Ну да, мы видим, что садятся и премьеры, и министры, и акимы, причем садятся чиновники первой категории. Но сколько их не сажай, ситуация не стабилизируется, нарушения и злоупотребления как были, так и будут. И основная схема невыполнения инвестиционных госпрограмм заключается в том, чтобы капитал откладывать на депозиты в банках, где они успешно приумножаются. Пока стоит реализация госпрограмм. Но это уже вопрос к акционерам коммерческих банков, а все прекрасно понимают, что не все эти люди хоть на йоту прикасаемые. В итоге возникает ситуация: все видят, в чем проблема, но сделать уже никто ничего не может. Ну одного-двух арестуют, трех-четырех оштрафуют, 15-16 снимут с работы, кого-то понизят.
Вспомните, раньше была практика, когда президент на заседании Совбеза или Комиссии по борьбе с коррупцией называл виновных с суммами и поручал их уволить. И по моим маленьким наблюдениям, все, кого называли, были сняты, но потом выросли по карьерной лестнице еще выше. Поэтому власть в итоге перестала придерживаться этой практики.

Продолжение следует.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже