Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Первый "блин" акима Мурзалина пока не комом
Александра Алехова, 365info.kz, 25 мая

14 марта 2017 года президент назначил четырех новых акимов. В их числе оказался Малик Мурзалин, который до этого преимущественно трудился во втором эшелоне власти. За неполных три месяца работы на новом поприще на голову Малика Кенесбаевича обрушился потоп, рекордный за последние 40-50 лет. За что Мурзалин, как и другие вновь назначенные акимы, покритиковались премьер-министром Бахытжаном Сагинтаевым.

Несмотря на все сложности борьбы со стихией, областной начальник позиций не сдал, а принялся инспектировать вверенную ему территорию и налаживать контакты с местным бизнес-сообществом. Удастся ли Мурзалину вывести регион из экономической депрессии, в третьем цикле статей об акимах Казахстана рассказал политолог Данияр Ашимбаев.

За индустриализацию взялись аппаратчики

– Акмолинская область сейчас получила права фактически столичной, перехватив это положение у Алматинской, как Астана у Алматы. И понятно, что близость столицы накладывает на область определенные требования, которым регион соответствовал не всегда.
В Астане, допустим, старые жители хорошо различают, где Целиноград, где Акмолинск, где Акмола, где Астана. То же самое относится и к области, которая вроде как стала столичной, но соответствующий лоск еще только приобретает. Долго Акмолинский регион считался аграрной территорией, за исключением Степногорска, где существуют известные горно-химический комбинат, золотые месторождения – предприятия, что называется, нелегкой судьбы, и подшипниковый завод.
За годы независимости структура экономики области претерпела изменения, но жемчужиной прежде всего является сельское хозяйство, о дальнейшем развитии которого говорил президент, представляя нового акима области Малика Мурзалина
Вторым основным направлением региона является туризм. В первую очередь речь идет о Щучинско-Боровской курортной зоне. Она давно является популярным в Казахстане курортом. Однако уровень сервиса в нем долгое время не соответствовал мировым стандартам, к которым привыкли жители столицы, проводя свои отпуска в Турции, ОАЭ, Западной Европе и Юго-Восточной Азии.
Безусловно, большинство акимов области были представителями аграрного направления. Андрей Браун руководил областью 11 лет – с 1986 по 1997 годы. После него на этом посту были Жаныбек Карибжанов, Владимир Гартман, Сергей Кулагин, Мажит Есенбаев, Альберт Рау, Сергей Дьяченко, Кайрат Кожамжаров, Косман Айтмухаметов и снова Сергей Кулагин. Как видим, спектр достаточно широкий – от акимов-аграриев до вице-спикера мажилиса и генерала финансовой полиции.
До недавнего времени область возглавлял Сергей Кулагин, считавшийся не столько политическим тяжеловесом, сколько политическим ветераном. К руководству областью (Тургайской) он приступил еще в 1990 году и долгое время присутствовал на казахстанском управленческом небосклоне.
Кулагин – бывший аграрий, его повторный призыв на госслужбу был связан с тем, что прежнее руководство несколько завалило работу в аграрном секторе. Нужна была фигура более компетентная и умеющая управлять
Когда Кулагин достиг пенсионного возраста, был назначен в сенат. Это назначение долго воспринималось как плавный уход из политики. Тем не менее, после сенаторства он несколько лет проработал акимом области. Несмотря на ротации Кулагиным в управленческом составе акимата, область не перестала отставать по индустриализации и модернизации сельского хозяйства. В последние годы Акмолинская область нуждается в комплексном развитии туристических направлений, кроме Борового, для обслуживания потребностей растущей столицы. Это поможет и экономике региона, и снижению уровня "провинционализма". Несколько спасает положение крупное фермерское хозяйство "Родина" во главе с Иваном Сауэром, которое любит посещать глава государства. Кстати, сам Сауэр в свое время рассматривался президентом на пост акима еще тогда Тургайской области. Об этом в своих мемуарах вспоминал Андрей Браун.

Карьерный взлет и Таир Мансуров

– Президент неоднократно экспериментировал с фигурами на постах глав регионов. Но весной 2017 года им был сделан очень смелый выбор.
Малик Мурзалин в республике хоть и не имеет широкой известности, но человек в политическом управлении не новый. Он имеет и элитное образование

– Он болашаковец, как я понимаю?

– Нет, он не болашаковец.

– А как же школа менеджмента Йельского университета?

– Это как повышение квалификации, поскольку обучение он проходил без отрыва от производства. Главное, Мурзалин – выпускник МГИМО, кузницы дипломатических кадров Союза, России и многих постсоветских стран. В 2010 году защитил кандидатскую диссертацию по политологии на тему особенностей реформирования государственной службы. Владеет 4 языками.
После университета работал в посольстве Казахстана в России. Диппредставительство тогда возглавлял Таир Мансуров, при котором Мурзалин вырос по дипломатической службе от референта до начальника отдела. Затем вместе с Мансуровым он перешел в Северо-Казахстанский акимат, где последний занял пост акима. Сначала Малик Кенесбаевич был руководителем аппарата акима, затем перешел на должность заместителя акима, а затем стал первым замом, оставшись работать и при следующем акиме – Серике Билялове.

– В акимате СКО Мурзалин проработал в общей сложности почти 5 лет.

– Надо понимать, что Северо-Казахстанская область считается регионом с непростым управлением. Во-первых, есть проблемы с выводом экономики из депрессии после распада Советского Союза. Во-вторых, не стоит забывать и о проблеме так называемых "северных территорий", на которые периодически заявляют территориальные претензии отдельные российские радикалы. И это касается не только Акмолинской области, но и Восточного Казахстана, Павлодарской и Костанайской областей. Поэтому в силу национального состава областей и провокационности этого вопроса, который, нужно отметить, российское руководство никогда не разделяло, от политического руководства областей требовалась особая щепетильность и дипломатические способности.

В регионах не любят активных акимов

– Команда Мансурова, куда входил тогда Малик Мурзалин, немало способствовала выводу региона из экономической депрессии. Некоторыми представителями местных СМИ работа акимата подвергалась жесткой критике. Но как говорили другие эксперты, связано это было с тем, что аким и его команда заставляли работать других, от чего расслабленный при прежних руководителях регион отвык. Укоренившаяся структура управления требовала новых подходов.
В Казахстане, как известно, "полоскание" акима – не есть фактор его плохой работы. Любого главу региона с активной позицией население и бизнес любят в меньшей степени
Понятно, что для активной работы нужен выход за рамки региона, налаживание межрегиональных связей, лоббистские возможности по пробиванию бюджета в Астане, поддержке работающего в регионе бизнеса. Будь то аграрный, промышленный или торговый. И как раз та команда, которая работала в области, этому критерию и соответствовала. Следующий аким там был выходцем из местных, его работа за пассивность в период кризиса активно критиковалась, но к тому времени Мурзалин уже ушел на другую работу.

– В партию.

– Да, он ушел в "Нур Отан", который к тому времени возглавил Дархан Калетаев со своей молодой командой. Мурзалин проработал в партии заместителем руководителя центрального аппарата. А затем после небольшого перерыва ушел в Управление делами президента, где возглавил аппарат. Самой значимой должностью Малика Кенесбаевича было ответсекретарство в Агентстве по делам религий. Оно формировалось на базе одноименного комитета Министерства юстиции. К тому времени частые реорганизации системы управления религиями негативно сказались на религиозной ситуации.
В стране в целом образовался идеологический вакуум, а общее брожение и чрезмерно либеральное законодательство начала 90-х годов привели к тому, что нужен был новый авторитетный госорган
Агентство тогда возглавил известный дипломат Кайрат Лама Шариф. Не колеблясь, ведомство взяло на себя функции, которые должно было теоретически делать Духовное управление мусульман Казахстана.
ДУМК, как мы знаем, особой активностью не отличалось и в прежние годы. К недоумению экспертов, и ныне вместо идеологических проблем ДУМК стало обсуждать религиозную сторону экстракорпорального оплодотворения и пытаться унифицировать униформу священнослужителей. Что, естественно, вызвало вопросы – когда же ДУМК займется работой и перестанет конкурировать за таблоидные заголовки с "Союзом мусульман" в лице Мурата Телибекова?

Мурзалин сделал агентство агентством

– Агентство по делам религий в итоге взяло на себя функцию по формированию критериев традиционного ислама, к чему наши "штатские" теологи самостоятельно оказались неспособны. В борьбе с религиозным экстремизмом важна теоретическая база, поскольку термин "нетрадиционные религиозные течения" в законодательстве Казахстана отсутствует.
И ликвидацию образовавшегося вакуума теоретической работы проделало как раз Агентство по делам религий. Вся эта работа во многом легла на плечи Малика Мурзалина. При нем агентство стало действительно агентством

– Руководитель аппарата – это ведь такой номенклатурный работник, который, по мнению обывателей, просто следит за работой всех структурных подразделений.

– На самом деле функционал намного больше. Когда мы говорили про Управление делами президента, то выяснилось, что оно фактически отвечает за работу всей административной Астаны. Также и здесь. Министром может быть назначен любой. А руководителем аппарата или, как было введено в 2007 году – ответственным секретарем, только сильный организатор. Он проводит тендеры, госзакупки, назначения в аппарат, обеспечивает переподготовку кадров и даже зачастую занимается подбором кадров. 80% эффективной работы ведомства определяется наличием грамотного ответственного секретаря.
Был даже такой парадокс. Когда существовали упраздненные ныне агентства, председатели назначались премьером, а ответсекретари – президентом. По такой негласной иерархии лицо, назначаемое президентом, воспринимается выше, чем назначаемое премьером
Получается, что ответсек был где-то весомее главы агентства. Не то что в министерствах, где первые руководители при первой же возможности избавляются от неугодных ответсеков.

– Немаловажно, что Кайрат Лама Шариф – сам верующий человек, а не нейтральный госслужащий. А Малик Мурзалин какой? Не противоречит ли светскости страны наличие на высоких постах глубоко религиозных людей?

– У нас с недавних пор принято, что верующие все. И ДУМК в своей статистике всех казахов, уйгур, татар и узбеков автоматически записывает в мусульмане.
Чиновники и крупные бизнесмены из числа олигархов с определенного времени стали культивировать некоторый уровень религиозности. Некоторые даже слишком вовлечены в процесс.
Кто-то с этим играл, но здравое большинство чиновников понимает, что некоторые нравы нашего госаппарата с религиозностью вообще несовместимы
И коррупционные, и морально-бытовые. Поэтому, насколько можно судить, многие госслужащие соблюдают ограниченный набор требований верующего – читают пятничный намаз, но глубокого реального проникновения не испытывают.

Сглаживать острые углы и решать "гаражные" вопросы

– Хотя и понятно, что в мире и стране существует много религиозных течений, появляются все новые и новые направления. Сын бывшего руководителя администрации президента Аслана Мусина – Асылбек Мусин, допустим, руководил общественным объединением "Изги Амал", которое считалось коранитским. И в силу того, что отец каких-то мер по поводу увлечения своего сына не принимал, а Мусин-младший имел хорошую прессу и, как следствие, скандалы, мы видим, что религиозность в Казахстане весьма и весьма парадоксальная вещь.
Надо не забывать, что в Конституции у нас декларирован светский характер государственности. И большинство здравых госслужащих придерживаются этого принципа – светскость в рабочее время, а в нерабочее – дело лично каждого.
Наверное, это правильно. Кстати, должность Мурзалина в агентстве была по статусу политической, но по положению он прежде всего занимался работой организационно-аппаратной. Даже делал заявления для прессы, не выходящие за рамки его служебных полномочий.

– Вероятно, опыта такой работы он набрался в Управлении делами президента?

– Мы уже говорили, что эта структура – не просто хозяйственная, а во многом и политическая, поскольку на ней висит большое количество объектов чиновничьей Астаны. Необходимо заниматься не только обеспечением ее функционирования, но и выстраивать отношения со всеми руководителями – от акимов, до администрации. Особенно сложно это делать, потому что многие вопросы находятся в двойном-тройном ведении. К тому же министры хотят более крутые номера машин и более хороший автопарк. И курортное лечение достойное.
На самом деле вопросы, казалось бы, вторичные, но как мы все прекрасно знаем по фильму Эльдара Рязанова, "гаражные вопросы" зачастую наиболее значимы, чем прямые служебные обязанности чиновников
Вот Малик Мурзалин как раз и курировал эти тяжелые сферы, сглаживая при этом острые углы и подбирая компромиссные решения. Он работал в хорошем тандеме с руководителем управления Абаем Бисембаевым.
Во всех ведомствах о Малике Кенесбаевиче отзываются достаточно хорошо. Так что можно сказать, свою работу с точки зрения регулирования баланса претензий он выполнял достойно. И с таким послужным списком Мурзалин давно потенциально состоял в резерве на выдвижение на более высокий пост.

Борьба с большой водой

– И отсутствие в биографии крупных скандалов, кстати, тоже плюс к карме.

– В Управлении делами президента особых скандалов никогда и не было, в общем-то.

– Я имею в виду вообще карьеру Мурзалина.

– Отсутствие скандальности само по себе – да. Плюс – иностранные языки. Ну и конечно, дипломатический, аппаратный, организационный и политический опыт – всем этим необходимым критериям Мурзалин как госслужащий соответствовал. А вот опыта работы первым руководителем у него не было, поскольку он долго работал во втором эшелоне исполнительной власти, какими бы высокими позиции не были.
Как мы видим, придя в акимат Акмолинской области, он активно приступил к работе. Объездил практически все районы области, провел переговоры с инвесторами из США, России, Китая. Рассмотрел вопросы межрегионального сотрудничества, а буквально недавно были открыты авиарейсы Кокшетау–Шымкент, Кокшетау-Москва. Это получилось в разгар организационного этапа, когда на него свалились и выборы в сенат, куда сейчас баллотируется его первый заместитель Даурен Адильбеков. На этом фоне в регионе случилось наводнение.

– И Мурзалин подвергся критике премьер-министра.
Вообще-то, наш премьер Бакытжан Сагинтаев зачастую несколько своеобразно критикует подчиненных, хотя и сам был акимом, а также вице-премьером, курировавшим минсельхоз. Думаю, Бакытжан Абдирович и сам прекрасно понимает, что человек только пришел на новую должность и валить на него проблемы наводнения достаточно нелепо.
Но вместе с тем, если внимательно присмотреться, проблема-то существует уже давно. Наводнению подвергается сама столица, не говоря уже об области. Нынешний паводок, по оценкам специалистов, был рекордным за последние лет 40-50

– Когда глава МВД открыто заявил, что Астану реально может затопить.

– Я помню, что во время одного из предыдущих паводков в городе начали срочно копать арыки, причем из-за паники даже не в тех направлениях.
В этот раз Мурзалин воду в Астану не пропустил. Она подошла близко, но акимату и комитету по чрезвычайным ситуациям удалось принять меры. Осталось разобраться с давним спором о принадлежности и ответственности собственников прорванной плотины.
Называются люди из окружения некоторых бывших руководителей области, которых в силу известных причин не принято привлекать к ответственности. И акимат не стал тыкать ни в кого конкретно пальцем
Понятно, что для двух месяцев работы такое обилие событий не способствует расслабленности. На этом фоне еще более удачно выглядит кадровый подход Малика Мурзалина к формированию своей команды в акимате. Он, в отличие от многих своих коллег, не стал менять кадры сразу же.

Мурзалин и его замы – потомственные чиновники

– А кто его заместители? Кроме бывшего депутата мажилиса Егора Каппеля ни одно имя не на слуху.

– Первый заместитель Даурен Адильбеков, который баллотируется в сенат, работал при прежних акимах, он старый чиновник акимата. Егор Каппель был акимом нескольких районов области, избирался депутатом мажилиса по спискам Ассамблеи народа Казахстана, а затем стал заместителем акима области. Асхат Кайнарбеков работал в органах исполнительной власти, курировал финансовый блок в ряде крупных компаний, в том числе и в квазигосударственном секторе. Нурлан Нуркенов – работал в Управлении делами президента, акимом района, а совсем недавно был переведен в заместители акима Акмолинской области. Жанболат Смаилов также работал акимом нескольких районов.

– Как вы думаете, с такой командой Мурзалину будет легко управлять областью?

– В большинстве руководящий блок акимата имеет большой опыт работы в исполнительной власти. Люди, знающие проблемы региона.
Но зачастую, какими бы сильными не были замы, все упирается в первого руководителя, его умение координировать и контролировать работу всего аппарата
Вспомним историю с назначением акимом столичного района сына Сергея Кулагина. Так и говорилось, будто бы Кулагин сделал сына акимом района. Хотелось бы напомнить, что назначал Павла акимом района не отец, а аким города Имангали Тасмагамбетов. К тому времени, кстати, у Кулагина-младшего уже был опыт работы в исполнительной власти. Понятно, что даже если отец и захочет, чтобы его сын рулил районом в столице, политическую ответственность за него будет нести человек, который его назначил. Тасмагамбетов с его щепетильным отношением к подбору кадров сумел за много лет сохранить свою команду. За небольшим исключением.

– Мурзалина окружили потомственные чиновники?

– Да, но потомственный чиновник – само по себе не так уж и плохо. При условии, что предыдущее поколение даст потомству хорошее воспитание.
Но если же юное дарование сразу после института приходит на госслужбу и требует назначения едва ли не вице-министром, то конечно, с воспитанием есть серьезные проблемы
Для региональной кадровой политики крайне важно соблюдать баланс между местными выдвиженцами и представителями центра. Некоторые руководители бездумно таскают с собой десятки людей. И хотя компактная и эффективная команда сама по себе – нормальный сложившийся механизм, очень важно уметь работать с теми, кто имеет опыт работы в конкретном регионе, знает эти места, является выходцем из местной элиты.

Акмолинская область – регион скучной славы

– Какие перспективы у Мурзалина после акимства в Акмолинской области?

– Есть акиматы, с которых все хорошо стартуют. Есть акиматы, в которых акимы заканчивают плохо. Грубо говоря, к этому типу относится Восточно-Казахстанская область, где большинство акимов уходили со скандалами.

– Карагандинская область, кстати, тоже из этого разряда.

– За исключением Нурлана Нигматулина, который стал спикером мажилиса и руководителем администрации президента, все руководители Карагандинской области либо уходили совсем, либо фиксировались по горизонтали. Петр Нефедов ушел в замминистры и уже не поднялся в центральных органах власти. Мажит Есенбаев был министром, но равнозначным с должностью акима. Камалтин Мухамеджанов побыл несколько месяцев министром, а затем пропал в бизнес-структурах области.
Акмолинская область – нечто среднее между благополучными и неблагополучными с точки зрения карьерного роста регионами
Андрей Браун был советником президента и ушел на пенсию, хотя и поставил по пребыванию в области один из рекордов. Жаныбека Карибжанова, как мы помним, мотало по стране по разным должностям. Сергей Кулагин дважды руководил областью, но самый высокий его пост – вице-премьерство при Сергее Терещенко. Косман Айтмухаметов в данный момент сидит в заместителях акима Астаны, что как бы приравнивается к позициям, с которых он начинал. Видите, прорости в больших руководителей смогли не все акимы Акмолинской области. Поскольку область объединенная, с перенесенным центром, то и статистика здесь лукавая. Хотя, если вспомнить, для старого времени было характерно такой позиции достигать к 45–50 годам, а оттуда уже прямиком на пенсию.
То есть пост руководителя области считался венцом карьеры, зато сейчас, заметьте, о работе акимом говорят, как о возможном трамплине.
А что касается команды запасных, то у нас сейчас во всех 16 акиматах работают почти 80 заместителей и несколько сотен районных акимов. И все хотят вырасти дальше. И порой прорастают, но это проблема системная. Хороший аким должен знать не только районный уровень, не только блок заместителя акима, но иметь и более широкий, республиканский кругозор.
Если человек не прошел обкатку в центре, не поработал госинспектором или замминистра, не побыл депутатом, он и не будет знать ходов-выходов для решения вопросов в Астане
То есть здесь есть некоторый дисбаланс. С одной стороны, в регионе должен работать человек, хорошо знающий его проблемы. А с другой, есть риск, что он быстро просядет. Достаточно будет пару раз набить шишки, общаясь с центром. Что неизбежно. Поэтому в нынешний "сезон" президент двигает в акимы фигуры, имеющие руководящий опыт работы и в центре, и на местах.

Продолжение следует.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже