Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Госслужба после смерти: зачем Астане нужен пантеон
АСТАНА, 1 июн - Sputnik, Сергей Ким

В положении, утвержденном правительством, перечисляются лица, которые имеют право на место в Национальном пантеоне. Это, кроме президентов Казахстана и членов их семей, премьер-министры, их замы, председатели палат парламента, руководители высших ведомств, граждане, удостоенные званий "Халык Каhарманы", Герои Великой Отечественной войны с Героями Соцтруда. В последнем пункте сказано: с лицами, подлежащими погребению в Пантеоне, могут быть захоронены их позже умершие супруги.

Политолог Данияр Ашимбаев в интервью Sputnik Казахстан попытался логически объяснить сложные моменты: например, если все эти лица "подлежат захоронению", то имеют ли право родственники похоронить их в другом месте? Также остается невыясненным – что делать с супругами, умершими "до" гибели высокопоставленного должностного лица, ведь в пантеон их "пускают" только после? О том, почему наш пантеон не похож на пирамиду Хеопса и мавзолей Ленина, и что его роднит с Кремлевской стеной, читайте в интервью.

- Правительство утвердило положение о пантеоне, в документе перечислены лица, которые (внимание) "подлежат" захоронению на территории комплекса. Интересует значение слова – оно подразумевает обязательность захоронения перечисленных лиц только в пантеоне, как можно слово логически интерпретировать?

- Логически захоронению в пантеоне подлежат лица из списка. Я так понимаю, правительство не может регулировать, чисто юридически, кого, где и как хоронить. Оно может для места, являющегося государственной собственностью – пантеон имею в виду – установить список тех, кто может быть там похоронен. Именно может, а не должен. Периодически, в случае кончины чиновников или видных деятелей, начинаются дискуссии о том, где их хоронить.
Госорганы некоторые настаивают на Астане, какие-то - на других городах. Здесь все определяется путем компромисса между родственниками и "сослуживцами", скажем так. В Алматы пытались создать своего рода аналог кремлевской стены в парке 28 панфиловцев. Там есть две братские могилы – жертвам авиакатастрофы и погибшим в Гражданскую войну. Еще там есть захоронение Фазыла Карибжанова, Председателя Президиума Верховного совета КазССР.
Но тогда эта практика не прижилась, родственники хоронили на Центральном городском кладбище, а после того, как в конце 60-х – начале 70-х заработало Кенсайское кладбище, оно стало главном кладбищем республики. Там похоронены Кунаев, Ашимов (Байкен Ашимович, зам. Председателя Верховного Совета КазССР– прим. ред.), Сагдиев (Махтай Рамазанович, Председатель Верховного Совета КазССР – прим. ред.), Момышулы и другие видные деятели.
Вместе с тем понятно, что в столице есть госорганы, санатории, больницы, торговые центры, но нет своего "элитарного кладбища", которое подчеркивало бы статус города. Вот, допустим, Сарыбай Калмурзаев, руководитель Администрации президента (и ряда других государственных ведомств. – прим. ред.), умерший в Астане, попал на Кенсай в Алматы. То есть родственники предпочли Алматы. Пантеон был создан для того, чтобы и после смерти видные люди из государственного реестра продолжали "служить" родине.

- Идея о создании "элитарного кладбища" на территории парка 28 панфиловцев. Когда она появилась?

- Где-то в конце 50-х годов.

- Как согласуются заявления о "светскости" государства c таким примером государственного культа как Национальный пантеон?

- Понимаете, это вопрос не культовый. Пантеон, грубо говоря, это VIP-кладбище.

- Тогда предлагаю уточнить: наш пантеон находится в смысловом одном ряду с Мавзолеем Ленина, прахом генсеков в Кремлевской стене, усыпальницей Ким Ир Сена, пирамидой Хеопса, на худой конец? Или стилистически идея ближе к какому-нибудь известному кладбищу вроде Новодевичьего в той же Москве, да и во многих странах мира есть кладбища, где захоронены много известных людей?

- Все-таки Мавзолей Ленина и Кремлевскую стену я бы разделил. Мавзолей Ленина, усыпальница Ким Ир Сена, мавзолей Мао Цзэдуна, пирамида Хеопса – это захоронение вождя, с сопутствующими культовыми атрибутами. Кремлевская стена – аналог VIP-кладбища. Понятное дело, что захороненные там не являются предметом поклонения, как в мавзолее. Тем более в стене просто урны с прахом покойных. Во многих странах есть такие места. Кроме Новодевичьего, есть наш пример - на центральной аллее Кенсая старались хоронить высокопоставленных лиц. В Вашингтоне Арлингтонское мемориальное кладбище, которое, с одной стороны, памятное, с другой - просто кладбище.

- Читаем документ о пантеоне и спотыкаемся на "сложных" моментах: например, "с лицами, подлежащими погребению в пантеоне, могут быть захоронены их позже умершие (погибшие) супруги". То есть если супруг-супруга ушли в мир иной раньше высокого должностного лица, им место в пантеоне не обеспечено, так получается?

- Но, в принципе, этот вопрос регулируемый. Достаточно давно принято, чтобы супругов хоронили вместе. И по завещанию, по воле покойного, родственников, можно урегулировать перезахоронение, допустим.

- И еще вопрос: в списке упоминаются, например, министры. Но в наших министерствах такая текучка, что не всегда успеваешь уследить, какой министр уже таковым не является. С точки зрения логики, в пантеоне место уготовано только умершим в министерской должности, либо и для тех, кто хотя бы раз в жизни погрелся в этом кресле?

- Думаю, и бывшим, и действующим.

- Погребение в пантеоне – это престиж для кого: усопшего, которому вообще-то все равно, или его родственников?

- Скажем так, погребение в пантеоне – это престиж Астаны, как столицы. Понятно, что Астана столицей является всего два десятилетия и по многим вопросам инициативу у Алматы "пытается" перехватить. Алматы является и культурным центром, и образовательным, научным центром, и медийным пока все-таки, и финансовым центром. Кенсайское кладбище более престижно, чем другие кладбища в стране. Пантеон – еще одна попытка обыграть столичный статус Астаны.

- Еще бросается в глаза: на место в пантеоне могут рассчитывать как Герои Советского союза, так и Герои Социалистического труда. Означает ли это, что государство официально признает значение награды Героя Соцтруда, по крайней мере, не ниже уровня современных наград вроде "Халык Кахарманы" и прочих?

- Изначально законодательство заключало, что Герои Советского Союза и кавалеры советских наград имеют все положенные статусы, и они соблюдались. И Героя Соцтруда это, безусловно, касается. Не забывайте такой момент, что наша наградная система – "Халык Каhарманы", "Енбек Ерi", ордена "Парасат" и "Барыс" во многом по статусу заимствованы из советской наградной системы. Орден "Курмет" соответствует ордену "Знак Почета", "Достык" – ордену "Дружбы народов", "Парасат" – "Трудовому Красному Знамени" и так далее. Порядок и статус во многом соответствует.

- Национальный пантеон, если это, по сути, элитарное кладбище, почему проект сопровождается такими пафосными названиями? Можно было создать просто кладбище и назвать его кладбищем. Это оправдано, на ваш взгляд?

- Это просто названия. Дворец мира и согласия - изначально говорилось, что строится "храм всех религий". А, по сути, остался конференц-залом. И как храм никем не используется. В столице хочется всем громких названий. Монумент 25-летия Независимости похож на римский старый символ, но никто же сильно не издевается – привыкли. У Астаны свои "игрушки", у Алматы – свои.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже