Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Свою роль в истории Казахстана Бердыбек Сапарбаев уже сыграл
Александра Алехова, 365info.kz, 6 июня

Политический олимп страны знает Бердыбека Машбековича как человека эмоционального, часто кричащего на подчиненных, нередко - с помощью кулака по столу. Несмотря на буйство характера и жесткие методы работы, Сапарбаев имеет серьезный политический вес. Больше 20 лет работы на руководящих постах исполнительной власти позволили акиму не только собрать хорошую команду, но и вырастить целое поколение новых руководителей. Правда, с возрастом Сапарбаев медленно теряет былую сноровку, но это не помешало ему стать рекордсменом страны по акимству. Почему в Актобе поговаривают о скорой смене власти в регионе, в третьем цикле статей об акимах Казахстана рассказал политолог Данияр Ашимбаев.

Акимы области ранних периодов независимости
– Бердыбек Сапарбаев – один из немногих чиновников старой гвардии, за плечами которого огромный опыт работы как в акиматах, так и в центральной власти. Но больше всего он запомнился в должности министра труда и соцзащиты, фактически брошенный под танки в период кризиса. Поэтому в него систематически летели стрелы и набивались шишки. С другой стороны, социальное ведомство…
– Да не скажите. Сейчас министерством руководит Тамара Дуйсенова, к которой ровное отношение, хоть она и не тяжеловес.
– А может быть потому, что Дуйсенова без всяких амбиций просто сидит и тихо делает свою работу?
– Здесь важно умение не только работать, но и создавать вокруг себя определенное поле. Пост министра труда и социальной защиты населения – место сложное: денег мало, а критики много, тем более по непопулярным решениям в социальной сфере, которыми так богата наша новейшая история. Нужны крепкая нервная система, дипломатичность и умение держать удар.
– Что касается Актюбинской области, она с момента активизации там радикальных элементов стала одной из проблемных в стране и едва ли не центром казахстанских террористов.
– Я бы не стал говорить так однозначно. Область – очень лакомый кусок. Работа в ней тяжелая, поскольку регион стратегически значимый по многим направлениям. Это и транзитный потенциал, и металлургическая промышленность (которая в основном находится под контролем ENRC), и нефтяная промышленность (где сидит китайская CNPC), и сельское хозяйство.
Экономика региона очень многопрофильная. И хотя область попала в реципиенты бюджета, если посчитать все статьи дохода вместе, она вполне заслуживает статус донора
Руководителям ее всегда было тяжело. В 1989 году скончался бывший в те годы секретарь обкома партии Юрий Трофимов, который за два дня до смерти был избран народным депутатом СССР. Его место занял Евгений Золотарев, который долго руководил областью, но по каким-то причинам акимом назначен не был. Его карьера продолжилась на дипломатическом поприще, причем в Министерстве внешней торговли Украины. Он был торговым представителем Украины в Казахстане.
В 1992 году на область был брошен алматинец Шалбай Кулмаханов, который до этого назначения работал в Северном Казахстане. Это означало, что президенту на заре независимости во главе акимата был нужен свой человек, который мог бы взять область под контроль. Кулмаханов проработал недолго, потом был переброшен в Алматы госсоветником и мэром столицы.
Его сменил Савелий Пачин, депутат Верховного совета республики. Перед самороспуском 13-го созыва прошла массовая кампания по вовлечению депутатов на госслужбу. Ранее Пачин был гендиректором объединения "Актюбинсксельмаш". Акимом он проработал недолго, ушел плохо, был скандал – его даже объявляли в розыск правоохранительные органы. Но потом вопрос по нему был отрегулирован, и об этой истории все забыли.

Как зачищали мусинских выдвиженцев
– Осенью 1995 года после отставки Пачина на пост акима пришел Аслан Мусин. Он показал себя сильным руководителем еще в советское время. Был на альтернативной основе избран секретарем обкома партии, умел вести себя и в коридорах власти, и гасить страсти на митингах, которые гремели по всей республике. Мусин после распада партийных органов работал в исполнительной власти, был замом и Кулмаханова, и Пачина. Показал себя неплохо, руководил областью долго, с 1995 по 2002 год.
Он смог наладить отношения и с инвесторами, а когда в области появилось представительство китайской нефтегазовой корпорации CNPC, начали кипеть страсти. Во-первых, по поводу самого факта прихода китайцев в регион, во-вторых, по поводу их кадровой политики
Мусин правил областью жесткой рукой, смог выстроить отношения и с Александром Машкевичем, и с китайцами. За это еще в те годы с мнением Аслана Еспулаевича стали считаться в Астане.
В 2002 году Мусин был переброшен в Атырау, откуда началось его восхождение в Астану. В то время в Актюбинской области произошел небольшой путч и вместо представителя мусинской команды во главе региона появился Ермек Имантаев. Он и при Мусине работал в акимате, но тот акимом его, что называется, не видел. Лишь после переговоров Имантаева в Астане он получил должность. Но область, несмотря на опыт работы, не потянул. Почти вся мусинская команда уехала с шефом в Атырау, а в Актюбинской области начались оппозиционные бои, информационные войны, конфликты, взаимные обвинения и открытые письма с требованием отставки акима. В итоге Имантаев ушел на другую работу.
На его место был назначен Елеусин Сагиндыков. В момент получения поста главы региона он работал сенатором от области, а за время карьеры успел побывать и акимом города, и заместителем акима области. То есть Елеусин Наурызбаевич в области был человеком не новым, что позволило ему проработать акимом 7 лет.
После ухода Сагиндыкова в парламент, в акимат пришел молодой мусинский выдвиженец Архимед Мухамбетов. Про него местные СМИ одно время писали, будто бы после падения шефа под каток попадет и сам Архимед Бегежанович.
К тому времени уже произошла зачистка мусинских выдвиженцев в Атырауской области – знаменитое "дело братьев Рыскали", которые скрылись за границей, а почти весь атырауский акимат был арестован и осужден
Ходили слухи, что такие же "бригады" направлялись и в Актюбинск для "работы" с Мухамбетовым. Но для отставок либо реально не нашлось никаких поводов, либо Мухамбетов смог отрегулировать этот вопрос. В 2015 году он был переброшен акимом в Костанайскую область.

Сапарбаев вырос при Кажегельдине
– Как мы видим, многие представители мусинской команды оказались востребованы в Астане. Один стал акимом области, другой – заведующим отделом и заместителем руководителя администрации президента. Список можно продолжить. Все-таки работа в команде Аслана Мусина была неплохой школой. И этой школе, несмотря на определенные конфликты, дела в отношении некоторых людей-профессионалов удалось спустить на тормозах.
После ухода Архимеда Мухамбетова в Костанайскую область на Актюбинский регион стал претендовать ряд столичных чиновников (в принципе, тихая борьба шла еще до решения о смене акима). В частности, назывались два министра, готовые вступить в борьбу. Кое-кто из топ-менеджеров нацкомпаний присматривался к этому креслу, но после долгих рассуждений президент выдвинул туда Бердыбека Сапарбаева.
Он – кызылординец. Как говорят некоторые политические краеведы, это не только место рождения, это еще и национальность, и тип мышления. При этом сам Сапарбаев по образованию экономист, ныне уже доктор наук. В принципе, как и положено.
– Все логично, он из старой президентской гвардии.
– Восхождение его по карьерной лестнице было долгим. Он успел поработать в советское время в системе сберкасс и минфине, затем переброшен в министерство образования, где работал сначала начальником финансового управления, затем – планового, а потом дошел и до поста замминистра.
Самая забавная вещь, что казахстанское минобразования славится больше не фактическими достижениями в профильной сфере, сколько кадровым – и непрофильным – ростом своих замминистров
Как минимум трое из них стали акимами областей – Бердыбек Сапарбаев, Елеусин Сагиндыков и Ерлан Арын. А ведь казалось бы, где минобр и где акимат? Еще один из бывших заместителей министра образования стал миллиардером и олигархом – Рашид Сарсенов. Как мы видим, министерство образования дает карьерные преимущества с совсем неожиданной стороны.
– Ну, на то оно и министерство образования – учит, как развиваться дальше.
– Да, в 1994 году Сапарбаева забрали в аппарат правительства, где он работал заместителем заведующего отделом, заведующим отделом, причем весной 1995 года, перепрыгнув через несколько голов, стал руководителем кажегельдинского правительственного аппарата. Сам Акежан Кажегельдин многими воспринимался как выскочка, проводивший неоднозначно воспринимаемый по сей день курс. Достаточно вспомнить и сокращение социальных программ, и массовую приватизацию, и неоднозначную передачу предприятий в управление псевдоиностранцам, и пенсионную реформу, и так далее.

Тяжелая работа на юге
– То есть вопросы, которые в середине 90-х решал ныне опальный премьер Казахстана, были не только сложными и неоднозначными, но и с коррупционными элементами. К тому же, как показала история с разборками "великой алюминиевой войны" 1997 года, присутствовал еще и криминальный компонент.
То есть понятно, что премьер, к чьему скальпу присматривались многие, выбирал людей, на которых мог опереться и которые были бы обязаны ему своим выдвижением
Когда аппарат правительства только формировался, к нему был прикреплен старый президентский соратник Сыздык Абишев. Потом возник небольшой скандал, Абишева задвинули в сторону, тогда на пост руководителя правительственным аппаратом пришел не кто-то из замов правительственного аппарата или министров, а всего лишь 42-летний завотделом Сапарбаев. Он поработал на этой позиции, приравненной к министерской, полгода и уже осенью 1995 года был назначен акимом Кызылординской области.
Назначение это тоже было неожиданным, он сменил на посту ветерана-тяжеловеса Сеилбека Шаухаманова. Но о Кызылорде мы еще поговорим отдельно.
В Кызылорде Бердыбек Сапарбаев проработал 4 года. Претензий за это время к нему не высказывалось, показал он себя с хорошей стороны. Хотя в те годы Кызылординская область находилась в таком экономическом положении, что там что-то ухудшить было уже очень сложно. Зато аким, хорошо знавший премьера, будучи его выдвиженцем, мог лоббировать интересы региона в Алматы, а затем и в Астане без всяких проблем. Сапарбаев в Кызылорде наладил отношения с инвесторами, приступил к работе "Кумколь-ЛУКойл" (ныне "Тургай-Петролеум"), на Кумкольское месторождение пришел "Hurricane".
В 1999 году, после скандальной отставки акима ЮКО Калыка Абдуллаева, Бердыбека Машбековича перевели на его место. Новая область оказалась намного более тяжелой и сложной.
– Вы уже как-то упоминали, что чиновники, прошедшие ЮКО, уже нигде не пропадали.
– Да, помимо политических, экономических и социальных вопросов жизнь в ЮКО сильно осложнена фактором трайбализма.
В области, как считается, идет давнее соперничество между родами дулат и конырат, дулаты исторически долгое время правили регионом. 50% акимов времен независимости – выходцы из этого рода
Сапарбаев казался не чуждым этой борьбе, хоть и был выходцем из другой области. При нем, как выражались некоторые местные наблюдатели, состоялся "коныратский ренессанс" Шымкента. Ему удавалось договариваться с местной знатью. И хотя Бердыбек Машбекович не получил карт-бланш на широкую кадровую ротацию, в области он три года проработал почти без скандалов и разборок.

Каждому акимству предшествовали скандалы
– Осенью 2002 года Сапарбаев был приглашен в правительство Имангали Тасмагамбетова на пост председателя Агентства таможенного контроля. Вскоре после реорганизации агентство стало комитетом. Но самой сути работы этого госоргана изменения не коснулись. Всем понятно, что такое таможня, за которую шла ожесточенная борьба, как и за потоки, что шли мимо нее.
В начале 2002 года таможню отбил у людей Рахата Алиева глава мингосдоходов Зейнулла Какимжанов, но удержать не смог, хотя страсти кипели еще те. Так что приход туда экс-акима ЮКО был как бы реваншем, а заодно и необходимостью возврата области более южным кадрам
Во времена сапарбаевского руководства произошла "первая хоргосская война" с массовыми арестами и скандалами. Конечно, они были на таможне и до прихода Бердыбека Машбековича. Но крупномасштабные акции по аресту сотрудниками КНБ преступных группировок, засевших на "Хоргосе", были впервые. Возможно, этот факт и стал одной из причин ухода Сапарбаева с должности главы таможни.
На полтора года он ушел в тень, работал представителем правительства в парламенте. В принципе, этот факт вполне можно назвать нахождением Сапарбаева на периферии. В 2007 году Бердыбек Машбекович занимал пост вице-министра экономики и бюджетного планирования при Кайрате Келимбетове. Ему как раз в тот период потребовалась практика по работе с регионами, но после начала кризиса Сапарбаева бросили на министерство труда и соцзащиты населения, где он поработал чуть меньше двух лет.
Кстати, именно в этот период был снят с должностей ряд правительственных чиновников, которых внезапно обвинили в том, что они "проглядели" кризис. Понятно, что ничего принципиально нового при Сапарбаеве в министерстве сделано не было
Но наличие самого по себе тяжеловеса, умеющего держать удар, министерству было полезным.
С ним в минтруда пришла команда. Используя ветеранскую модель ее формирования, он приглашал людей не только с предыдущих мест работы, но и "вербовал" соратников из новых. Так в команде Бердыбека Машбековича появился Серик Абденов, заклейменный потом в СМИ.
А весной 2009 года произошла опять-таки скандальная смена руководства ВКО и следующие пять лет Сапарбаев руководил уже Восточно-Казахстанским акиматом. Вот здесь вокруг акима война развязалась ожесточенная. Многие СМИ фиксировали каждую его ошибку. Начались статьи о гибели рабочего, готовившего к приезду акима растяжки, суициде в областном акимате.
Но акимом все-таки были сделаны и собственные кадровые ошибки, причем некоторые из них едва не спровоцировали обострение социальной и межнациональной напряженности. Аким перевозил кадры с юга, которых местные, мягко говоря, не воспринимали
Бердыбек Сапарбаев, будучи человеком достаточно эмоциональным, за словом в карман не лез, руководил жестко, давя оппозицию в аппарате и среди населения. Не силовым методом давил, конечно же, а политически пытался давить, характером. В Восточном Казахстане к нему уже не было того позитивного отношения, как в Кызылорде и Шымкенте. Работа акима стала вызывать вопросы, но это не мешало Сапарбаеву сохранять свой вес и авторитет. Его неоднократно пытались заманить в Астану; разок ему удалось отбиться, отправив на пост министра труда своего первого зама – все того же Абденова. В другой раз его шымкентский выдвиженец Исламбек Абишев, работавший у него акимом Усть-Каменогорска, был выдвинут председателем Комитета по водным ресурсам.

Работа и самореклама
– И вот, в ноябре 2014 года, он стал вице-премьером по социальным вопросам, где уже вроде бы как развернулся. Он сразу же принес в кабмин манеру постучать кулаком по столу или же поднять человека с места, чтобы от души на него наорать. Первое время более мягкая в управлении Астана была вынуждена привыкать к новым методам работы.
Несмотря на жесткость и попытку создать некую положительную динамику в социальной сфере, ситуация осталась прежней и ничего принципиально нового в свою сферу куратор не внес
Разве что массовое подписание ни к чему не обязывающих меморандумов и продвижение своих кадров в разные сферы управления.
После того, как в стране началась новая ротация акимов, не проработав и года вице-премьером, Сапарбаев вновь был направлен акимом в Актюбинскую область, став единственным четырежды акимом в стране.
Сейчас Бердыбеку Машбековичу 64 года, то есть он уже по возрасту пенсионер. Однако видно, что никуда уходить не собирается. Более того, за ним по-прежнему тянется караван соратников из других мест работы.
В области есть ряд проблем, прежде всего связанных с тяжелой социальной сферой и высоким уровнем активности религиозных радикальных групп, которые окучили крупные промышленные предприятия. Это проблема всего Западного Казахстана, но открыто она стрельнула именно в Актюбинской области. Кроме того, у Сапарбаева в нынешней должности есть проблемы во взаимоотношениях с инвесторами.
За годы работы в большой политике у Бердыбека Сапарбаева выработалась любовь к самопиару. Вспомните, чуть ли не в первую неделю после прибытия в область он кому-то на дороге героически оказал помощь, каждый шаг и каждое слово акима тут же шли в эфир и на передовицы.
– Часто в сюжетах он ходит по домам, вручает ключи, посещает пострадавших в больницах.
– Ну да, некоторые акимы у нас чуть-чуть увлечены самопиаром. Кто-то пожары тушит, кто-то утопающих спасает, кто-то с бандитами переговоры ведет за освобождение заложников. Был бы повод и хороший пресс-секретарь, акиму много уже делать и не нужно.
К тому же, в Актобе местное чиновничество всегда к руководителям относилось с большим пиететом. Помнится, когда один из акимов области был награжден орденом, местная газета вышла с заголовком "Нас наградили Барысом". Характерен для региона и выбор "Человека года", который определяется постановлением акима области по итогам конкурса. То есть, я думаю, что с этой точки зрения Сапарбаев и Актобе оказались друг другу очень даже подходящими.

Сапарбаев и его выдвиженцы
– Еще один интересный факт – в свое время Актюбинская область была рекордсменом по числу женщин в руководящем составе. Роза Кемалова с приходом Сапарбаева ушла вместе с Архимедом Мухамбетовым в Костанай. А Сару Нуркатову со скандалом уволил сам Сапарбаев.
– Вроде бы претензии к ней были обоснованными. Она, кажется, родственников своих пристраивала в акимат.
– Этим отличаются вообще-то все акимы, но под раздачу попала именно единственная в руководстве акимата женщина.
Недавно в акимат Актюбинской области были переведены два молодых чиновника из Астаны. Остальные замы подобраны из местных кадров. Глубокой ротации в регионе не было.
Совсем недавно встал вопрос о смене акима области. Прежней эффективности уже нет, а многие проблемные вопросы не решаются.
Как-то довелось наблюдать: на одном из совещаний Сапарбаев не по теме поднял с места двух человек и практически просто размазал их по полу по тем сферам, к которым они вообще отношения не имеют. Не дослушав возражений, просто встал и ушел
О такой манере работы Бердыбека Машбековича с подчиненными в последнее время говорят часто, хотя в Астане он воспринимается "держащим руку на пульсе". На самом деле, в основном потенциал руководителя Сапарбаев демонстрировал в Восточном Казахстане. Безусловно, за ним стоит большая команда. Многих нынешних чиновников он вырастил и выходил. Сейчас из его выдвиженцев известен Ислам Абишев, когда трудился главой комитета по водным ресурсам, его безуспешно пытался сместить с поста сам министр экологии Нурлан Каппаров.
Серик Абденов, нынешний вице-президент "КазМунайГаза", при Сапарбаеве появился в минтруда. Считается, что он приложил руку к выдвижению Тамары Дуйсеновой и Гульшары Абдыкаликовой, а также ряда других фигур разного масштаба.
Управлять Сапарбаев умеет, несмотря на настороженное и часто критическое к нему отношение в последнее время. Вопрос о дальнейшей карьере Бердыбека Машбековича находится в прерогативе президента.

Продолжение следует.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже