Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Ашимбаев о Келимбетове в ЕНПФ: создателю и карты в руки
АСТАНА, 8 июн - Sputnik, Сергей Ким

Председатель международного финансового центра "Астана" Кайрат Келимбетов вошел в совет директоров ЕНПФ. Об управленческих способностях экс-главы Нацбанка и их соразмерности проблемам фонда Sputnik Казахстан поговорил с известным политологом Данияром Ашимбаевым. Эксперт поделился интересным мнением о репутационных "вехах" Келимбетова и о значении его фигуры в деле сохранности накоплений казахстанцев.

Выяснилось, что эксперт имеет интересное мнение о значении возможных управленческих кондициях Келимбетова в деле сохранности накоплений казахстанцев.

- Можно ли назвать Келимбетова эффективным кризис-менеджером?

- Понятие "кризис-менеджер" у нас в стране приобрело несколько странный смысл, зачастую неоправданный. Ситуация с ЕНПФ – это следствие того, что разные концепции, которые рассматривались правительством, Нацбанком были реализованы с одной стратегией, а пришедший менеджмент стал реализовывать совершенно с другой. В принципе, здравая идея превращается в полный экономический и информационный провал. Те истории с ЕНПФ, всплывающие в прессе в последнее время, это, мягко говоря, неплохая работа, это характеризует очень низко управление, которое демонстрирует, прежде всего, Национальный банк во главе с Акишевым. Как мы видим, одно руководство ЕНПФ было арестовано, скандалы по поводу нецелевого инвестирования куда попало ходят давно. У нас считается, что кризис-менеджер должен урегулировать любой кризис. Но, понимаете, большинство кризисов у нас создается искусственно, не по злому умыслу, а из-за коррупции и некомпетентности. И, по сути, кризис-менеджмент в стране – это просто попытка адекватного государственного управления. Скажем так, у нас чиновников, умеющих выстроить эффективную систему, мало. А способных выстроить эффективно работающую систему при этом – еще меньше. Поэтому, те, кого называют кризис-менеджерами, объективно таковыми не являются. Они убирают симптомы, но решить проблему в принципе не могут, потому что на многие вопросы не ориентированы.

- А Келимбетов?

- В разных ипостасях он играл разные роли. Вот выработка экономической концепции в начале 2000-х годов: тогда были определенные претензии по поводу ее слишком сильного заимствования из западных концепций. Когда он выстраивал управленческие вертикали – в "Самрук-Казыне", администрации президента - сумел показать, что навыки управленца у него есть. На посту председателя Нацбанка, помните, многие его критиковали за девальвацию… Хотя, думаю, обе девальвации не были его решениями, и в обоих случаях финансовое лобби смогло организовать давление на более высоком уровне. Те две девальвации его курсу, возможно, и не отвечали. Поэтому, оценить его работу с учетом фактически принятых решений однозначно положительно или отрицательно сложно.
Что касается последнего его места работы, МФЦА, у многих есть вопрос: зачем это все создается? С одной стороны считается, что это система, призванная создать в Астане такую "оффшорную зону" на базе инфраструктуры, которая останется после ЭКСПО. Но был пример РФЦА в Алматы, которая намного больше тянет на финансовый центр, чем Астана. И прекрасно помните, что ничем эта идея не закончилась. А МФЦА вызывает тот же вопрос – будет ли от него прок?
С другой стороны, Келимбетов человек достаточно энергичный, он что-то из него выжать может. Конечно, об итогах судить рано, поскольку к реальной работе еще никто не приступил. Но его приход в совет директоров ЕНПФ я бы приветствовал, поскольку в бытность его председателем Нацбанка была принята часть решений, сейчас критикуемых, но понятно, что обвинять его в коррумпированности, на мой взгляд, нелепо. Он ? человек, который с определенными типами лобби справиться может.

- Кстати, сделаем пока шаг в сторону. Когда вы упоминаете конфликт идеи пенсионного фонда и ее реализации… вы все-таки считаете, что проблема в реализации, а не в самой идее?

- У нас была система частных пенсионных фондов. Они не получили нормального инструментария в виде так и не созданного рынка ценных бумаг, куда они могли бы инвестировать средства вкладчиков. С другой стороны, провозглашенное разделение пенсионных фондов и банков было уничтожено банковским лобби. Пенсионные фонды оказались в полном ведении банков второго уровня, из-за чего (это особенно не артикулировалось) часть денег были потрачены непонятно куда. Многие пенсионные фонды разорились.
Отрицательная величина пенсионного дохода не способствовала социальному самочувствию, было принято решение о создании государственного пенсионного фонда. ЕНПФ был создан, возникла дискуссия: кому он должен подчиняться - правительству или Нацбанку, и было принято компромиссное решение, но работы по прозрачности ЕНПФ никакой проделано не было. Вдобавок сомнительное инвестирование с криминальным подтекстом.
Доводы Нацбанка о том, что он не виноват в ситуации, поскольку внедрены принципы корпоративного управления… Раньше корпоративное управление называлось инструментом от коррупции, теперь им, по сути, коррупцию прикрывают. Транспарентность ЕНПФ только уменьшилась: обратите внимание, что на сайте фонда, где находятся миллиарды не государственных средств, а средств вкладчиков, нет даже данных о квалификации менеджеров. В этих условиях, видимо, решили: если Келимбетов создавал – а при нем создавался ЕНПФ, точнее, по его инициативе, хотя фактическое управление перехватил тогда Марченко – ему и карты в руки. По крайней мере, при всех претензиях к Келимбетову, озвучивающихся неоднократно, то, что он человек не аффилированный с банковским сектором, вполне очевидно.

- Чего можно ожидать от прихода Келимбетова в ЕНПФ?

- Если вы посмотрите на историю проблемы, человек инициировал вопрос, будучи заместителем премьера. ЕНПФ был создан, в нем оказался менеджмент Нацбанка, выдвинутый Марченко, и опять преимущественно из представителей "Народного банка", где Марченко до Нацбанка работал. Понятно, что проблема пенсионного фонда была связана как раз с деятельностью банков второго уровня: это и проблема БТА, и проблема "Альянса" и прочих банков.
Помните, при Келимбетове прошло обнародование информации о том, что огромные средства списываются на убытки, поскольку пенсионные фонды, сдававшие обязательства в ЕНПФ, оказались неподтвержденными активами. То есть, фактически, была признана печальная правда, что эти суммы существовали только на бумаге. Нацбанк проводил курс на то, чтобы не дать банкам второго уровня распоряжаться госсредствами "халявно" – был поднят вопрос о том, в каких банках будут размещены средства ЕНПФ.
Понятно, что было банковское лобби – банки принадлежат достаточно высокопоставленным чинам и олигархам. С одной стороны можно говорить о едином лобби, с другой стороны, внутри существует сложная система личных взаимоотношений. Нацбанк пытался взять определенный курс и, как мы помним, долго противился сторонникам девальвации, которая как раз банками второго уровня лоббировалась. В итоге это привело к отставке Келимбетова и назначению Акишева, банковское лобби вполне устраивавшего.
Но Акишев, на мой взгляд, с контролем ситуации не справляется, ему не хватает ни веса, ни авторитета. Количество скандалов вокруг финансовой системы страны продолжает увеличиваться. Позиция Нацбанка по многим вопросам выглядит желанием спрятаться в кусты, пересидеть сложные моменты, дожидаясь, пока кем-то будет принято решение. В этих условиях понятно, что идти сейчас на смену председателя Нацбанка, учитывая то, что Акишев не так давно назначен, будет все-таки признанием ошибочности его назначения. И поэтому, возможно, было принято компромиссное решение о Келимбетове в совете директоров ЕНПФ.

- Есть ли в этом назначении потенциал быстрых перемен?

- Понимаете, акционером основным (ЕНПФ) являются Нацбанк и правительство. Понятно, что решение принимается акционерами. Совет директоров – это орган, контролирующий работу управления. То есть Келимбетов по своей инициативе сменить руководство ЕНПФ не может. Но может инициировать проверки, аудит, изучить проблемы, которые есть в работе фонда. С другой стороны, сейчас начинается ЭКСПО, и понятно, что в этот период никаких громких отставок не планируется. То есть все, кого можно было назначить, назначили до ЭКСПО, все остальные отложены на осень, насколько я понимаю – это касается и правительства, и акиматов, и Нацбанка. Президент достаточно много людей убрал – поменялось четыре акима, несколько членов правительства, в дипкорпусе произошли перестановки. При этом какая-то часть чиновников оставлена с испытательным сроком. По итогам летней кампании будет ясно, у кого какие перспективы. Но на данный момент, думаю, акции Акишева котируются очень низко. И я думаю, что по итогам ближайших трех месяцев может быть принято какое-то решение. По моему мнению, приход Келимбетова - это мера, чтобы сбалансировать ситуацию, понять, как из этой кризисной ситуации выкручиваться. Но какие будут приняты решения, мы не узнаем в самое ближайшее время.

- В списке совета директоров ЕНПФ, кроме Наурызбаевой и Галиевой, Руслан Бекетаев, директор департамента Минздрава Майраш Козжанова, Бисенгали Таджияков, Кадыржан Дамитов, Борис Борозан. Если эти фамилии представить штрихами пунктирной линии, куда эта линия ведет?

- Представитель социального министерства и Нацбанка были в совете директоров, Дамитов - тоже бывший председатель Нацбанка, который в последнее время работал независимым директором, по-моему, "Народного банка". Последняя фамилия мне ни о чем не говорит, честно говоря. Поэтому, давайте посмотрим, какие будут приняты первые решения в совете директоров.

- Вы сказали, что председателю Нацбанка нужен определенный "вес". Можно ли говорить, на ваш взгляд, о том, что необходимость этого "веса" свидетельствует о неэффективности системы управления самой по себе, когда ценность представляют не столько сами решения, сколько некий авторитет руководителя?

- Не забывайте, что Нацбанк, в принципе, отвечает за многие функции. На нем висят и вопросы инфляции, и регулирование финансового рынка – того же банковского сектора, у которого имеется мощнейшее лобби во всех сферах госуправления. Еще это пенсионная, страховая системы, это кредитная политика. Плюс вопросы эмиссии, управления Нацфондом, регистрации финансовых учреждений, согласования их менеджмента, вопрос курсовой политики… Нацбанк играет огромнейшую роль в экономике страны, и понятно, что, поскольку он связан с гигантскими финансовыми потоками, все эти вопросы требуют определенной автономии и способности или взаимодействовать, или противодействовать различным лобби – финансовым прежде всего. Его формируют люди, которые находятся не только в банковском менеджменте, это люди, которые в политическом рейтинге занимают высокие позиции. Любое решение в этой сфере не может не влиять на интересы влиятельных людей страны. Поэтому большинство решений, которые Нацбанк может проводить, могут быть кому-то невыгодны. И от руководства Нацбанка требуется умение этим лобби противодействовать и проводить свой курс.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже