Кто есть кто в Казахстане









Рейтинг@Mail.ru

КТО ЕСТЬ КТО В КАЗАХСТАНЕ


Ногаев долго находился под зонтиком, прежде чем вырос в самостоятельную фигуру
Александра Алехова, 365info.kz, 15 июня

Нурлан Ногаев – из тех политических тяжеловесов, которые долго находились на вторых ролях, но неожиданно для себя вдруг встали у руля. Блестящая карьера у Нурлана Аскаровича началась всего 5 лет назад, поэтому на политическом олимпе он до сих пор игрок таинственный. Хоть и предсказуемый. Путь в акимы, как и многие другие чиновники, он проходил не один, а был в команде. Удивительно, но с его приходом Атыраускую область перестало штормить. Не затишье ли это перед бурей? Об этом и многом другом в третьем цикле статей об акимах Казахстана рассказал политолог Данияр Ашимбаев.

По следам шефа
– Атырауская область по скандальности находится в передовиках. Достаточно вспомнить падение Бергея Рыскалиева. Вместе с тем, регион богатый, со своими особенностями и менталитетом. По зубам ли область оказалась новому акиму?
– Начну с одной забавной истории. Один нефтяник, узнав, что спикером мажилиса избрали Нурлана Нигматулина, сказал: "Странно, а мы думали, что спикером будет Нурлан Ногаев – он всегда сменяет Бактыкожу Измухамбетова в течение многих лет".
Нурлан Аскарович – человек, который долго был в команде Измухамбетова. Работал у него в "Казахтуркмунае", в "КазМунайГазе, в Министерстве нефти и газа, в акимате ЗКО. Когда Измухамбетов ушел вице-спикером в мажилис, Ногаев получил пост акима ЗКО. Таким же образом Ногаев очутился и в Атырауском акимате.
С Измухамбетовым аким Атырауской области работал в связке пару десятков лет. И понятно, он набрался опыта работы в разных сферах, что и дало ему возможность вырасти в самостоятельную фигуру. Так у нас прорастают многие. В свое время, если помните, Галымжан Жакиянов также пророс из команды Кажегельдина. И такие примеры не единичны.
То, что Ногаев долго был на вторых ролях, формирует определенный тип мышления. Люди привыкли находиться, что называется, под зонтиком.
Понятно, что какие бы большие блоки они ни курировали, какие бы важные вопросы ни решали, они привыкли, что над ними есть большой шеф, который принимает на себя все политические шишки
Отсюда и отсутствие иммунитета к тяжелым кризисным ударам. С другой стороны, видно, что определенная преемственность в его правлении есть. Посмотрите, с каким уважением он относится к своему "шефу": будучи уже акимом Атырауской области, Ногаев, выступая с отчетом, сделал акцент, что продолжает работу, сделанную Бактыкожой Салахатдиновичем.
Конечно, есть вопрос формирования собственного имиджа и стиля управления. Люди, проросшие из команды, во многом копируют тот стиль, к которому они привыкли. Но у Ногаева налицо и попытки определенной саморекламы. Вспомним случай, когда он "потушил пожар" в дачном поселке, как он пропагандирует знание четырех языков и прочее.

Область бесконечных скандалов
– Регионы Ногаеву доставались одни из самых сложных в управлении. Атырауская область – регион для Казахстана стратегический, это практически вся нефть Казахстана. Если вспомнить, с 1988 года по 1990-й в состав этой области, называвшейся тогда Гурьевской, входила и Мангышлакская, и в едином регионе были все нефтегазодобывающие предприятия республики. В области – нефтепереработка, машиностроение, нефтехимия, развитый аграрный сектор.
Жесткая политическая борьба в этих краях ведется еще с советских времен. После "чисток" 1987 года последовал "реванш" местной номенклатуры на выборах в 1990-м
Первый секретарь обкома вынужден был уехать, а область на альтернативных выборах возглавил Газиз Алдамжаров, затем известный как оппозиционный политик, который уже в наши дни "лег" под Аблязова и ушел со сцены. Нового руководителя, кстати не нефтяника, а сельхозника, Алма-Ата не очень признавала, и когда ввели институт глав администраций, в область возглавил появился Сагат Тугельбаев. Фигура достаточно интересная, известный нефтяник, сейчас бизнесмен. В 1987 году после допущенной против него провокации был снят с должности, исключен из партии и отправлен на низовую работу. Вернулся на производство, дорос до определенных управленческих постов. В 1990 году на альтернативной основе был избран депутатом Верховного совета. И когда в 1992 году депутатов начали призывать на госслужбу, стал главой Гурьевской областной администрации.
При нем область была переименована в Атыраускую. В ней Тугельбаев проработал два года, в которые началась коммерциализация нефти. Помните громкое дело Бидермана, скандальные переговоры по "Шеврону", которые еле-еле в 1993 году увенчались подписанием соглашения. Кстати, история с "Шевроном" тогда стоила карьеры ряду государственных деятелей.
На Каспий в 90-е устремились многочисленные компании. Как раз запускали проекты Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) и "Тенгизшевройла". Были и другие совместные предприятия. Некоторые уже забыли, а какие-то дожили до наших дней. В области жизнь кипела
В 1994 году Тугельбаева сместили, область возглавил тоже видный нефтяник, представитель старого нефтяного клана, на тот момент как раз директор "ТШО", а затем министр нефтяной и газовой промышленности Равиль Чердабаев. Семья Чердабаевых часто любит подчеркивать, что династия работает в нефтянке уже несколько сотен лет.
Чердабаев – тоже жертва знаменитых чисток 1987 года, когда в свое время был снят с поста первого секретаря Гурьевского горкома партии. Затем вернулся в обойму и в 1994 году стал сначала министром, а затем и главой Атырауской областной администрации. Областью он правил достаточно долго – с 1994 по 1999 год. При нем область также не избегала скандалов, как по нефти, приватизации АНПЗ, "Атыраубалыку" и экологии. Начались разборки в политическом управлении, а регион в целом захлестнули протестные настроения – усилилось влияние и электоральная поддержка оппозиционных партий и политиков. Тот же Серикболсын Абдильдин на президентских выборах 1999 года получил в регионе процент голосов намного больше, чем по республике в целом.

Падение Бергея Рыскалиева и Аслана Мусина
– В итоге, после президентских выборов 1999 года на область был переброшен Имангали Тасмагамбетов. Он прибыл активизировать как раз политическую работу в регионе. Имангали Нургалиевич с этой работой справился, через два года ушел вице-премьером, а область неожиданно возглавил тогда главный геолог страны Серикбек Даукеев. Он отработал в Атырау также два года, затем в кресло акима сел Аслан Мусин. Он держал руку на пульсе и смог взять область под свой контроль, несмотря на социальные страсти, кипевшие по всему Западному Казахстану. Вспомним, в те годы как раз начались первые столкновения казахстанских рабочих с иностранными. В Актюбинске был конфликт с китайцами, в Атырау – с турецкими и малайзийскими рабочими.
После того, как в 2006 году Мусин ушел в Астану, область возглавил его выдвиженец Бергей Рыскалиев.
О Рыскалиеве нынче говорят как о "политическом преступнике", хотя по нему самому приговора не было. Многие даже сомневаются по поводу того, что он живет в Лондоне после побега из Казахстана. По полуофициальной версии, его давно уже нет в живых. Периодически этот слух опровергается
– При том, что наша судебная система любит заочные обвинения, по Рыскалиеву ничего подобного нет.
– Бергей Саулебаевич – не профессиональный нефтяник, он бизнесмен. Его кадровый рост во многом был связан с фигурой Аслана Мусина. Впрочем, как и падение. Карьера Мусина пришлась как раз на так называемые "астанинские войны" 2007–2009 годов: шло противостояние КНБ и финпола, национализация "БТА Банка", создание "Самрук-Казына", борьба бастыков за право быть любимыми соратниками главы государства, информационная война вокруг "южного клана".
Мусин, конечно, мог бы претендовать на нечто большее в республике, чем вице-премьер, спикер или глава администрации президента. Но борьбу он проиграл – сначала был отправлен в Счетный комитет, затем послом в Хорватию. А не так давно и вовсе отправлен на пенсию сразу по достижению пенсионного возраста.
Несмотря на падение Мусина, часть его кадров осталась в обойме и была востребована на более высоких постах. И Нурмухамбет Абдибеков (бывший аким Карагандинской области, а ныне глава Счетного комитета), Ондасын Уразалин (бывший заворготделом, а ныне – замруководителя администрации президента), и Архимед Мухамбетов (бывший аким Актюбинской области, который был переведен недавно в Костанай). Все-таки это определенное отношение и к Мусину, и желание не оставлять сильные кадры в подвешенном состоянии. А вот Рыскалиев попал под каток.
Криминализация акиматов – проблема стародавняя, они активно взаимодействуют и с легальными, и с теневыми секторами экономики. Особенно в Атырауской области, где идет борьба за контроль над нефтедобычей
Постоянно всплывает большое количество частных миниНПЗ, которые добывают нефть путем врезания в трубопроводы.

Джентльменские соглашения и реалии
- К тому же, в регионе всегда напряженная социальная ситуация – периодически высвобождается рабочий персонал, который становится затем головной болью акимата.
Регион сложный. И Бергей Рыскалиев управлял им как умел. Зачастую перегибая палку и играя за пределами традиционных правил
Однажды покойный Сарыбай Калмурзаев сказал интересную вещь, что люди в Казахстане держатся за место не потому, что оно такое хлебное и теплое, а потому, что как только человека снимут и начнут под него копать, всплывет много всего, от чего можно и не отмыться.
Смена руководства, будь то акимы или министры, это не просто чисто политическое решение, это вопросы во многом глубоко финансовые и материальные. Ведь нужно взять под контроль все сферы, на которых укрепился прежний руководитель – финансовые потоки, госзакупки, тендеры, распределение земельных участков, откаты инвесторов, торговые пути, поборы с рынков, дорожное строительство. Понятно, что добровольно все это никто не отдает.
Часто мы видим, что вновь назначенные руководители не имеют возможности взять отрасль под контроль. То есть печать и подпись они получили, а до денег добраться не могут.
Существуют и "джентльменские" соглашения. Они предполагают, что при уходе всей команды кое-кто остается до поры в новой, чтобы балансы закрыть полностью, обеспечить плавную передачу дел во избежание возникновения щепетильных вопросов
Но такие джентльменские соглашения не так уж распространены. Зачастую новый руководитель, если он из другой сферы, другого региона и, главное, другой команды, начинает копать под своего предшественника. Это дает ему не только полный контроль над ситуацией и допуск к административной ренте, но и возможность все проблемы региона или отрасли связать с предыдущей командой.
Все это прекрасно понимают. Это традиционные правила игры, как в анекдоте про три конверта – "вали все на предшественника", "вали на объективные трудности" и "пиши три конверта".

Карьерный рекорд Измухамбетова
– Пришедший после опального Рыскалиева Бактыкожа Измухамбетов постарался предельно мягко взять контроль над регионом. На рожон он не лез. Понятно, что ситуация для него была не самой выгодной – скандалы продолжались. В итоге, областью он руководил достаточно долго и спокойно.
После правления Рыскалиева новый аким воспринимался как более мягкий руководитель. Люди, привыкшие к жесткой руке, воспринимают некое смягчение правил как ничем не оправданный "либерализм"
Но тем не менее в регионе он поработал, много проектов было запущено. Все-таки Измухамбетов – профессионал-нефтяник, за которым не водилось каких-то огрехов. Но возраст сказывался, а в Астане пришли к пониманию, что в высшем руководстве страны нужно исправить "региональный дисбаланс".
И в январе 2016 года Бактыкожа Салахатдинович был переведен в мажилис, а затем избран его спикером. Но ему не повезло – начались земельные митинги, которые вывели страну из равновесия. Депутаты, которые, по мнению многих, должны были заниматься разъяснением происходящего и как-то принимать участие в смягчении политической ситуации, эту роль особо не сыграли. Все ждали команды. Да и ситуация в Атырау была воспринята плохо, как ошибки прежнего руководства.
В итоге было принято решение, что Измухамбетов – человек хоть и хороший, но от мажилиса в этот момент требуется предельно возможная активность, яркость и "консолидация вокруг курса".
Он был освобожден от должности спикера, пробыв в ней менее трех месяцев – рекорд пребывания в этой должности - и переведен председателем республиканского общества ветеранов
– Но это же вообще чистой воды списание человека.
– Тут дело не в списании, все-таки возраст у него был пенсионный. Понятно, что биография у Измухамбетова достойная, он кавалер трех орденов, включая Орден первого президента, который получают далеко не все. Он побывал и министром, и дважды акимом, и вице-спикером, и спикером. Для человека, не имевшего изначально политических амбиций, это вполне достойный путь. А мелкие скандальчики, связанные с его именем, никак не роняли его репутацию. Публичное выяснение отношений сына со снохой – пожалуй, все, что можно вспомнить.
Измухамбетов был на хорошем счету, на нем и остался. Просто ему где-то не повезло. Кстати, политическую пенсию Бактыкоже Салахатдиновичу пророчили еще в 2012 году, когда он стал вице-спикером мажилиса. Этот пост в политической иерархии особо не котируется. При этом тот же Сергей Дьяченко из вице-спикеров уходил в акимы Акмолинской области, вице-спикер Сената Мухамбет Копеев – главой МЧС. Измухамбетов работал хорошо. Мог бы и лучше, но мог и хуже. Поработал, свой вклад внес. Он может быть и не такой яркий, но при нем области и министерства не сильно "косячили".

Аким-середняк и кризисная ситуация
– Атырауская область считается регионом достаточно буйным. Не таким, как Мангистауская, конечно, но тоже со своей политической тусовкой. В оппозиции там, что интересно, много не просто традиционных неформалов и разночинцев, но и бывших крупных чиновников.
Одного желания справиться с регионом и умения играть по правилам мало. Нужно уметь продавливать генеральную линию, учитывая при этом массу интересов
Это хорошо, когда в районе один совхоз, один рынок. Им управлять легко. А когда в регионе десятки нефтегазовых предприятий, чтобы удержаться на месте, нужно не просто проделать огромную работу. Уйдя спикером в мажилис и войдя формально в высшее руководство республики, Измухамбетов смог пролоббировать назначение на пост акима своего старого выдвиженца Нурлана Ногаева, которого он хорошо знал по совместной работе.
Нурлан Аскарович впитал от своего наставника подход к работе на уровне ДНК. Руководит областью второй год, имея за плечами опыт управления ЗКО, регионом таким же непростым
И понятно, что нынешний аким Атырауской области не блещет ни харизмой, ни скандальностью, но не вызывает никакой аллергии ни у местной элиты, ни в Астане. В управлении областью он делает ставку на местные кадры. Для Атырау это правильно, тем более что чиновники там достаточно сильные.
Сказать что-то плохое про Ногаева сложно, много хорошего тоже нельзя. Он – аким-середняк. В принципе, если он будет играть по правилам, то будет играть долго. Насколько он соответствует кризисной ситуации – это вопрос. Все-таки во время земельных митингов он не отсиделся в акимате, а вышел к людям. Но когда давал личные гарантии, которые потом силовики в плане последующих арестов проигнорировали, стало очевидным, что Астана с репутацией Ногаева не очень посчиталась.
– Впечатление, будто он находится у руля для галочки, в то время как Атырауская область развивается сама по себе отдельно от акимата.
– Такое впечатление действительно может сложиться, но нужно понимать, что акиму не всегда уместно проявлять яркое лидерство. В регионе сосредоточено огромное количество интересов – от транснациональных до криминальных. Нужно скоординировать работу так, чтобы у теневиков не было возможности участвовать в политических спекуляциях, как это часто бывало при других акимах и в других регионах. А инвесторов, понятное дело, нужно любить, холить и лелеять, но так, чтобы это не вредило области.
Есть и экологический компонент. Зачастую бюджеты многих областей формируются не столько за счет отчислений от промышленных предприятий, сколько штрафами за нарушение недропользования. То есть и здесь ситуация складывается взаимовыгодная. С одной стороны, региону нужна хорошая экология…

Свой среди чужих
– А с другой стороны – побольше штрафов.
– И тем, и другим чаще выгоднее платить громадные штрафы, чем создавать экологичное производство. Скандалы в области ранее гремели бешеные. И вокруг Атырауского НПЗ, и вокруг "Атыраубалыка". То есть на фоне того, что в целом происходило в регионе, повод пересажать команду Рыскалиева был не очень серьезным.
Зато сейчас по прошлым громким скандалам в регионе тишь да гладь. Хотя всем понятно, что общая картина осталась прежней. Просто сейчас эти проблемные зоны не доведены до кризиса, что свидетельствует о работе руководства области над минимизацией рисков. И для себя, и для региона.
Потому что никто не хочет заканчивать карьеру так, как это сделали Серик Ахметов, Бергей Рыскалиев, Ерлан Арын и многие другие. Акимы стараются работать. Но не всем дано делать это блестяще
Ногаев прошел школу Измухамбетова, а Измухамбетов, хоть звезд и не хватал, но все равно остался человеком, которому президент доверил мажилис.
Ногаев старается руководить как может. Иногда в плане политической саморекламы его старания нелепы, а местная пресса над ними дипломатично хихикает. Но с другой стороны, видно, что требований отставки акима мы не видим. Хотя, если этого хотят либо центральные, либо местные элиты, свалить акима не так уж и сложно. Аким нашел золотую середину, которая позволяет ему, не претендуя на полный контроль над регионом, выполнять возложенные на него обязательства.
– Акимат Атырауской области – один из немногих в стране, где на посту заместителя акима работает женщина. Причем Айгуль Ажгалиева среди коллег работает в акимате дольше всех – с 2010 года. Следом за ней по долгожительству идут первый заместитель Гумар Дюсембаев, за ним – Салимжан Накпаев. И несколько "свежих" замов. Судя по их биографиям, все люди разного образования и опыта работы. Но впечатление такое, будто это не команда Ногаева.
– Сходу смена команды, конечно, уместна, когда есть другая готовая команда. Ногаев не так давно вырос в самостоятельную фигуру. Перевод из Уральска большого количества кадров в Атырау вызвал бы достаточно сильную оппозицию.
Известно, что Мусин в Атырау начал с того, что перевез с собой в акимат половину Актюбинска. Но ему удалось протащить этот вопрос благодаря харизме и политическому весу. У Ногаева этих данных пока нет
Конечно, некоторые чиновники все же приехали вместе с ним из Уральска, а первый зам приехал еще с его предшественником. Но их не так много.
Айгуль Ажгалиева работает в акимате давно, была начальником управления финансов. Хорошо знает свое дело. Салимжан Накпаев в свое время стал жертвой коррупционного разбирательства, а потом, как выяснилось, оказался ни при чем, был реабилитирован и вернулся в акимат. Он в регионе фигура неприкасаемая, так как в свое время именно он дал формальный повод для отставки Рыскалиева, которая дала повод для отставки Мусина. Так что понятно, судьба Салимжана Жумашевича в определенной степени находится на контроле Астаны.

Область – политический трамплин
– В столице периодически требуют определенного обновления и ротации руководящих кадров в регионах. Если у акима нет своих готовых кандидатов, более молодых, энергичных, динамичных, ему присылают таких из Астаны – из министерств или администрации президента. Это как бы обеспечивает постоянную мобильность. Не все молодые замы справляются, но кто-то все же прорастает. Мы еще поговорим о новом акиме ЗКО, он классический пример такого успеха.
Зачастую не всегда можно говорить о командах, но некоторые руководители умеют работать с теми людьми, которые есть на месте. Ногаев определенную часть уральцев использует, но тем не менее, в акимате еще есть определенное количество и местных выдвиженцев.
– Алибек Наутиев работает замакима с мая 2016 года, Жасулан Суюнчалиев – с 18 марта 2017 года, причем пришел из Астаны.
– Наутиев – старый местный кадр, как и Ажгалиева. Зачастую заместителей акимам навязывают, но для формирования полноценной элиты нужны ротации.
Любой полноценный чиновник не должен сидеть всю жизнь в минфине, чтобы вырасти до министра. Или работать десятки лет в акимате, чтобы потом его возглавить. Нужен кругозор. Часто говорилось в контексте "Болашака", что выпускникам никогда не помешает опыт работы в регионах и на низовых должностях.
Одно время была практика перевода мелких региональных чиновников госинспекторами администрации президента. Именно оттуда они шагали уже на руководящие роли в региональные акиматы. Это нормальный принцип работы
Поработав более чем в одном регионе, в центре, у человека формируется более широкий кругозор. У нас хоть и есть сильные и слабые регионы, нефтяные, металлургические, у каждого все равно своя специфика, свои местные традиции и кланы, своя структура экономики. Умение сработаться с людьми из разных мест, пройти разную школу, как в центре, так и в регионах, – бесценный опыт. И тем не менее, случается, что некоторые руководители все равно играют по своим правилам, даже когда уже становятся самостоятельными.
– Атырауская область – перспективна для карьерного роста или же, наоборот, путь в никуда?
– Давайте пробежимся по акимам. Тугельбаев ушел в бизнес, Чердабаев – на дипломатическую службу, затем в мажилис. Тасмагамбетов сделал феерическую карьеру. Даукеев возглавил Академию наук, от которой к тому времени остались рожки да ножки. Мусин дошел до главы администрации президента и спикера мажилиса. Рыскали бежал. Измухамбетов вырос в спикера мажилиса.
Мы видим, что как минимум двое после области вышли на высший уровень. Область дала будущих руководителей администрации президента и спикеров мажилиса
Регион в принципе тяжелый, и если человек прошел испытание Атырауской областью, то может претендовать и на большее. Конечно, все индивидуально. Но в целом пост считается достаточно перспективным. Не для всех, но для большинства. И руководили им обычно тяжеловесы – либо прошлые, либо будущие.

Продолжение следует.




Новости ЦентрАзии:



Кто есть кто в Казахстане
Д.Ашимбаев
"Кто есть Кто в Казахстане: биографическая энциклопедия"

Издание 12-е, дополненное.
Алматы, 2012 г., 1272 с.

в продаже